?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Человек из прошлого
n_evlushina
художественный рассказ
автор Наташа Евлюшина
ноябрь 2011 г.

Я решила вернуться. Не знаю, почему. Может, мне надоело скитаться по миру в поисках своего места в жизни. А, может, я его просто не нашла. Я зависла над пропастью. Кто я, что я, зачем я, почему я. Один шаг, и меня уже нет. И тут позвонил Валерка. В который раз он протянул мне руку и не позволил уйти. Хотя я сделала вид, что у меня как бы другие планы по жизни, но с удовольствием подумаю над его предложением. Я не думала, я знала, что соглашусь. Просто набивала себе цену. Да и отговорка была отличная: я вернулась, потому что Валерка попросил меня занять должность редактора отдела моды в его журнале. А я не смогла отказать другу.





Мой кабинет был потрясающим. Я сделала здесь все по своему вкусу: мебель бело-розового цвета, большое удобное кресло, кожаный диван для гостей, огромный книжный шкаф и потрясающий белый ковер. Я была готова начать жизнь с чистого листа. Осталось лишь добавить в интерьер уютные мелочи, всякие цветочки-вазочки. На «новоселье» Валерка подарил красивую рамку для фотографии. Я поставила на левой руке крестик: не забыть подобрать фото. А потом еще один: не забыть поблагодарить Валерку за подарок.
Я стояла возле окна, смотрела на незнакомых прохожих и пила кофе. Бросив беглый взгляд на часы, пришла в ярость. Было уже одиннадцать. Фотограф опаздывал на час, и хоть я его еще и не видела, он уже мне не нравился.
В дверь легонько постучали и мужской голос робко произнес:
— Здравствуйте! Извините, что опоздал. Возникли проблемы с транспортом.
У меня был план. Я хотела поставить этого фотографишку на место, чтоб впредь он на все встречи на час раньше приходил. Я выдержала театральную паузу, медленно повернулась и замерла. Мои пальцы задрожали, и кружка с недопитым кофе упала на мой потрясающий белый ковер, о котором в этот момент я думала меньше всего. Не говоря ни слова, я выбежала из кабинета и направилась прямиком к главному редактору.
Валерка сидел за своим столом. Рядом с ним — секретарша. Они разбирали какие-то бумаги.
— Выйди! — крикнула я секретарше. В этот момент я, наверное, была похожа на разъяренного быка. По крайней мере, именно так себя и чувствовала.
— Женя, ты офигела? — недоуменно спросил Валерка.
— Это я офигела?! Это ты офигел! — пыталась сказать я, но больше мои слова походили на крик.
— Правда? Чего это? — Валерка скрестил руки на груди и начал злиться. — Может, объяснишь, в чем дело?
— Может, это ты мне объяснишь? — продолжала я истерить. — Фотограф, который сейчас сидит у меня в кабинете…
— Яков?
— Да…
— И что не так? — Валерка заулыбался, он уже понял, что ничего серьезного не случилось. Это я, как обычно, делаю из мухи слона. По его мнению.
— Все не так! — мой крик постепенно перешел в нормальный разговор. — Я считаю его некомпетентным специалистом, который не разбирается в делах моды на профессиональном уровне, а потому не сможет удовлетворить потребности нашего издания, в частности — моего отдела.
Во загнула. Валерка сидел, наверное, минуту молча, пытаясь, видно, переварить и понять все то, что я наговорила.
— И?.. — только и выдавил из себя Валерка.
— Можно его уволить? — прошептала чуть слышно я. — Ну, пожалуйста! — а теперь я начала умолять.
— Да что не так-то? Мы уже давно знакомы, и он классный фотограф.
— Поверь, мы знакомы больше. Он — ужасный фотограф, — кривя душой, выдавила я из себя. — Можно его уволить? Ну, пожалуйста! Или хотя бы перевести в другой отдел?
Валерка отрицательно закачал головой, и я поняла, что это мой крест, который предстоит мне нести. Я тяжело вздохнула и направилась к выходу. Уже в дверях я обернулась и сказала:
— Мне нужна уборщица.
Валерка вопросительно на меня посмотрел.
— Ничего серьезного. Просто кофе пролила
— У вас что был роман? — с улыбкой спросил Валерка.
— Ты что, какой роман, — отмахнулась я рукой и вышла из кабинета, а потом вернулась назад: — Так, два раза поцеловались.
Он сидел напротив, а я не знала, что сказать. Столько раз прокручивала в голове эту встречу, составляла целые диалоги. И вот он сидел напротив, а я не знала, что сказать. Он показывал свои работы, и я кивала головой, комментируя:
— Вот это и это мы поставим в этом номере, а это пока оставим в архиве. Потом пригодится.
Он тоже кивал и соглашался. Вот и поговорили. Только в конце он как бы невзначай сказал:
— Хорошо выглядишь.
— Спасибо, — ответила я.
Он ушел, и я попыталась расслабиться. Вдох-выдох. Я — пушинка. Я парю. Пять минут и пора бы заняться работой.
Через полчаса позвонил Валерка, и я как будто очнулась ото сна. Мои пять минут как-то затянулись.
— Зайди ко мне, — сказал он в приказном тоне.
— Хорошо, — спокойно ответила я.
— Сейчас! — повысил голос Валерка.
— Да, хорошо.
Я зашла в кабинет, но на мгновенье остановилась у дверей. Яков сидел рядом с Валеркой с поникшим видом.
— Значит так, — начал Валерка, и я поняла, что Яков просил, чтобы его перевели в другой отдел или что-то в этом роде. — Я не знаю, что у вас там произошло. Но я не потерплю, чтобы вы запороли мой журнал. На этих выходных в Европе начинается неделя моды. Вы летите туда оба налаживать контакты и свои, и рабочие. Я ясно выразился?
— Но мне туда зачем? — возмутилась я. Кстати, ярая фанатка всяких модных показов. Но только не с такой компанией.
— Женя, это не обсуждается, — отрезал Валера. — С тебя статья.
— Но мы с тобой договаривались, что я не буду писать! — моему возмущению не было предела.
— А сейчас я передумал. Не нравится, ты знаешь где дверь.
Я обиделась. Ужасно обиделась. Мы же договаривались, что я не буду писать. Я хотела быть редактором, больше не хотела быть автором. Мы же это оговаривали. Тоже мне друг.
Два дня до отъезда я пыталась взять себя в руки, раз за разом проигрывала в голове возможные диалоги. Я подбирала правильные слова и интонации. Главное — нужно было показать, что мне все равно. Я поставила на левой руке крестик: не забыть, что мне все равно.
В самолете мы не разговаривали всю дорогу. Практически не разговаривали. Только поздоровались. А еще он спросил «как дела?». Я просматривала какой-то модный журнал, пыталась подчеркнуть какие-то моменты для своей работы, но не могла сосредоточиться, когда Яков сидел рядом.
— До сих пор ставишь крестики? — спросил Яков.
— Что? — переспросила я, не понимая к чему он клонит.
Яков показал пальцем на мою руку:
— Крестики.
— А. Ты про это, — я посмотрела на свою руку. Мне все равно, мне все равно, мне все равно. Кажется, я начала в это верить.
На показе я говорила ему на какие модели сделать основной упор, а что́ опустить вовсе, какой вещи какая крупность мне необходима и в какой момент лучше показать зрителей. Он не спорил, что весьма удивило, ведь у меня была заготовлена целая тирада по поводу того, кто́ здесь начальник.
— Вот это глист! — воскликнул Яков, когда на подиум вышла уж больно тощая модель. Я захихикала. Хорошо, что больше никто и не услышал.
— Вот ты и улыбнулась, — он повернулся ко мне, мгновение, щелчок, вспышка, и я продолжила хихикать.
А он все не отворачивался. Смотрел на меня. Я вспомнила этот взгляд. Этот завораживающий взгляд. Точно так же он посмотрел на меня десять лет назад.
…Подруга потащила меня на какую-то университетскую вечеринку. Правда, до университета мы так и не дошли. То есть до него-то мы дошли, но внутрь не заходили. В курилке подруга встретила старых знакомых, и они предложили нам присоединиться к их компании на этот вечер. Я мало что помню, прошло уже столько времени. Мы пошли к кому-то на квартиру. Пили все, кроме меня. Это, похоже, показалось в новинку парням, а потому они окружили меня и упрашивали выпить хоть чуть-чуть.
И тут я увидела этот взгляд. Он был такой пронзительный, такой заинтересованный, такой завораживающий. И, в то же время, очень скромный и робкий. И я смотрела на него. Таким образом мы переглядывались весь вечер.
Кто-то из парней тогда подсел ко мне и начал очень-очень серьезный разговор:
— Видишь, как он на тебя смотрит?
— Вижу, — ответила я.
— Ты же знаешь, что это значит?
— Знаю.
— Ты же понимаешь, что здесь к тебе больше никто не подойдет?
— Понимаю.
Яков провожал меня домой. И на прощанье поцеловал. Это был наш первый поцелуй.
Мы виделись каждый день этой же самой компанией. Собирались на этой же квартире. Парни пили, я прогуливала универ. С Яковом мы практически не разговаривали, только переглядывались. Бесило жутко. Ведь он провожал меня домой, целовал на прощанье. Я не понимала статуса наших отношений и были ли они вообще.
— Женя, Якову нужно работать над курсовой, а он сидит здесь из-за тебя, — шепнула мне на ухо подруга.
— И что мне теперь сделать? — возмутилась я.
— Не тормози.
Я жутко тормозила. Вся эта котовасия продолжалась целую неделю, что было сопоставимо с годом. Я ничего не предпринимала, и Яков — тоже. Мы вроде как и нравились друг другу, но в то же время, не могли быть вместе. Почему, я не могла понять.
— Проводи меня, — как-то сказала я ему.
И мы пошли. Разговаривали о чем-то у подъезда, просто смотрели друг на друга. И тут бац — поцелуй. Совсем как в кино. Наш второй поцелуй. Я не понимала, это было только начало или уже конец.
Это был конец. И, кажется, я сама его приблизила. Я боялась, что у нас все равно ничего не получится. А уйти первой было красиво. По крайней мере, мне так показалось. И я сказала подруге, что все. Все, больше не приду на эту квартиру, потому что ничего не хочу. Больше ничего и не было.
Я пыталась не думать о нем, пыталась забыть. Но все это было напрасно. И тогда я купила билет в одну сторону, села на самолет и поставила на руке крестик: не забыть его забыть.
Мы повернулись спинами и бросились прочь друг от друга. На самом же деле мы всего лишь шли друг другу навстречу. Земля-то круглая, вот мы и встретились снова. Эта дорога оказалась длиною в десять лет.
…Показ был в самом разгаре, а Яков целовал меня в третий раз в нашей жизни.
Потом мы брели по тихой улочке, уставшие, замученные, но счастливые. Яков держал меня за руку и расспрашивал о моей жизни. Мы вспоминали прошлое, пытаясь выяснить, почему у нас ничего не получилось.
— Наверное, я просто нравилась тебе. Но ты не любил меня, — предположила я.
— Еще как любил, — ответил он.
— Что-то я не заметила.
— Да, потому что ты просто развернулась и ушла.
— Но ты даже не попытался меня остановить.
— Ты же гордая. Все равно бы не вернулась.
— Но попытаться стоило бы…
И мы оба рассмеялись от того, какие были глупые, наивные, вспыльчивые.
— Почему не замужем до сих пор? — спросил Яков, и тут я задумалась.
— Не знаю. Наверное, я не могу влюбиться. Да, есть много интересных, перспективных, замечательных мужчин. Они хотят всю жизнь провести со мной, и чтобы я нарожала им кучу детей. Но я их не люблю. После того, как ты разбил мне сердце, я разучилась любить.
Я провела рукой по его руке и нащупала обручальное кольцо. Меня как будто стукнуло током. Как же раньше я этого не заметила. А сейчас было уже поздно, моя стена, которой я огородила свое личное пространство, была разрушена.
— А я женился. Не от большой любви. У нас — ребенок.
— Но ведь ты уйдешь от нее? — спросила я с надеждой.
Яков покачал головой. И тут мои глаза наполнились слезами. Все было так прекрасно. Через столько лет мы встретились снова, наши прежние чувства вспыхнули, но мы опять не можем быть вместе. Яков прижал меня к своей груди и зашептал что-то на ухо. Но я слышала лишь, как осколки сердца падают на асфальт.
Мы встречались тайком. Да, Женя, которая ничего ни с кем не делит, встречалась с женатым мужчиной. Просто мне тоже хотелось быть счастливой. А счастливой я была только рядом с ним. Вот и выбирай, что лучше: быть несчастной или знать, что кто-то еще его целует. Хотя Яков всегда говорил о том, что они уже — не та семья, да и никогда ей и не были, но должны быть вместе ради дочери. Почему? Он не объяснял. А я особо и не спрашивала, видно, боялась ответа. Я понимала, что продолжаться так вечно не может. А потому ловила каждую минуту наших встреч. Ведь сегодня-завтра все могло закончиться.
Валерка заставил меня пройти медкомиссию. И как я не возмущалась, отвертеться все-таки не удалось. Хотя он прекрасно знал, что врачей я ненавижу больше всего.
Я поднялась на четвертый этаж нашего самого навороченного медицинского центра. Здесь было сделано все по новейшим технологиям, в одном месте находились все возможные специалисты и лаборатории. Пытаясь найти нужный кабинет, я фыркнула про себя. Надо же, додумались: налево отдел гинекологии, направо детской онкологии. Какое глупое соседство. Еще раз возмутившись, я зашла в левую дверь.
Мне хотелось плакать и смеяться одновременно, у меня подкашивались ноги, и все плыло перед глазами. Мне хотелось позвонить ему и все рассказать. Нет, по телефону о таком, наверное, не говорят. При личной встрече надо. Мне хотелось увидеть его глаза. Обрадуется? Конечно, обрадуется. Может, насовсем станет моим? Может.
Я достала телефон и набрала смс: «Надо срочно встретиться. У меня есть новость». Отправила. Вышла из отделения гинекологии и застыла на месте. Передо мной стоял Яков, рядом женщина, за руку он держал девочку лет пяти. Я стояла в ступоре.
— Привет, — начал первый Яков.
— Привет, — еле слышно прошептала я.
— Ты себя хорошо чувствуешь? — поинтересовался Яков.
— Да. Это плановый медосмотр, — более уверено сказала я и даже попыталась улыбнуться.
— До встречи, — попрощался Яков, ему явно было неловко в этой ситуации.
— Пока, — ответила я и как бы пошла дальше. Но потом остановилась и обернулась, мне нужно было знать наверняка. Они зашли в правую дверь.
Я паковала чемоданы и ревела в три ручья. Не знаю, кого я жалела больше: себя или Якова. А потом пришло смс: «Я приеду как смогу. Что за новость?»
Нет, ему нельзя знать. Нельзя. Так будет лучше, так будет проще. Нельзя быть счастливой всю жизнь. Ведь так? Вот и закончилось мое счастье. Хватит. Правда, в этот раз у меня кое-что останется на память о нем. Я написала: «Прости, уже нет времени на встречу. Я улетаю».
Я сидела в самолете и пыталась строить планы на будущее. Мне нужно было понять, как жить дальше. Ради чего это ясно, но как — пока оставалось загадкой. Новую жизнь я решила начать уже в самолете.
— Простите, вы не одолжите мне ручку? — обратилась я к пассажиру, который разгадывал кроссворд.
И поставила на левой руке крестик: не забыть его забыть.


Другие рассказы:
Волшебная
Шанс

Странный дом
Лунатизм

Вернуться на главную страницу.