?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Уроки танцев
n_evlushina
художественный рассказ
автор Наташа Евлюшина
сентябрь 2011 г.

На сцену я поднялась на спор. Город вовсю прощался с летом, и мы с Таней оказались на одной из праздничных площадок в центральном парке. Ведущий, а по совместительству и тренер танцевальной школы, активно приглашал принять участие в конкурсе. Задача простая: он показывает танцевальные движения, а мы за ним повторяем. Победитель получает в подарок абонемент в школу танцев на весь учебный год . Требовались только желающие.





— Могу поспорить, что ты никогда не выйдешь на эту сцену, — с полной уверенностью говорит Таня.
Я в недоумении повернулась и молча посмотрела на подругу. Оказавшись в замешательстве, и сама не заметила, как вовлекла себя в этот дурацкий спор.
— На что спорим? — с довольной улыбкой спрашиваю я.
— Мм, на большой-большой арбуз?
— По рукам, — соглашаюсь я и протягиваю Тане руку, а затем хлопаю по плечу стоящего рядом парня: — Разбейте, пожалуйста.
Ведущий встретил меня за сценой и всучил планшетку с ручкой.
— Сначала надо заполнить анкету, — мило улыбается он.
— Не вопрос, — отвечаю я и принимаюсь изучать анкету.
Итак, имя и фамилия: Маргарита Одоевская. Место работы: средняя школа, учитель младших классов. Дальше дата рождения, адрес домашний, адрес рабочий, телефон домашний и мобильный, электронная, почта, размер обуви и одежды (ну, а это зачем им знать?), образование, хобби…. Бррр! К чему столько вопросов? Ладно, пишу, ведь здесь нет ничего криминального.
— Зачем вам полное досье на конкурсантов? — спрашиваю я, отдавая анкету.
— Чтоб было проще вас разыскать, — отвечает ведущий.
— А вы что выдаете кредиты? — я пытаюсь острить. — Просто не знаю другой причины, чтобы разыскивать…эм, участников обычного конкурса.
— Всякое в жизни бывает. Меня зовут Ярослав, — ведущий протягивает мне руку.
— Маргарита, — отвечаю я и тоже протягиваю руку.
— Желаю удачи!
Уж не знаю, чем заслужила, но я победила. Да-да, я победила! Мне торжественно вручили приз — годовой абонемент в школу танцев — Ярослав обнял меня, поцеловал в щечку и сказал, что будет очень рад увидеть на своих занятиях.
— С тебя арбуз! — прошептала я на ухо Тане, когда она меня обнимала, поздравляя с победой.
Дома я закинула этот подарочный абонемент в самый дальний угол, ведь ни на какие танцы ходить не собиралась. С первого сентября планировала всецело посвятить себя работе, детям, школе. Это предполагало большую занятость, а значит, форточки для танцев или другого хобби в моем расписании не было. Да и танцами я особо никогда не болела.
Ярослав позвонил на следующий день на домашний телефон около девяти вечера и спросил почему я не пришла. Я начала выдумывать что-то про первое сентября, сложный день и все такое. Вроде поверил, но взял с меня обещание придти завтра.
Я не пришла. Ярослав позвонил на мобильный, когда я уже собиралась выходить из школы. Похоже, он ждал до последнего. И я никак не могла понять почему? Какая им разница, воспользуется победитель своим абонементом или нет. Я притворилась, что забыла о занятиях, мол, замоталась на работе.
Он звонил каждый день. И каждый день я придумывала какую-то отговорку. То устала, то забыла, то ногу подвернула, то простыла, то у подруги день рождения, то кошка рожает. А Ярослав все не сдавался. И тут мое терпение лопнуло. Последней отговоркой стало банальное отсутствие подходящей обуви. А потом я и вовсе перестала брать трубку.
Он начал писать электронные письма. Их я просто игнорировала. И если сначала это выглядело забавно, то потом мне стало совсем не до смеха. Складывалось впечатление, что Ярослав — самый настоящий маньяк. Поэтому я заблокировала электронную почту и сменила номер телефона.
Я учила первоклашек считать, когда раздался стук и дверь тихонько приоткрылась. И тут я просто обомлела. Ярослав подошел ко мне и поставил на стол обувную коробку.
— Я надеюсь, больше никаких препятствий не возникнет? — сказал он. — Завтра в 19.00.
Ярослав не стал дожидаться моего ответа и просто вышел из кабинета. Ну, вот откуда у человека столько наглости? И чего он ко мне пристал? Не могу. Бесит! Я открыла коробку, которую он оставил на столе. Там были… балетки… Моего 37 размера. Вот, наверное, для чего была нужна эта анкета. Через нее он узнал все мои адреса, пароли, явки. И даже размер обуви. Балетки были такие милые, что я решила сдаться и сходить на парочку занятий. Может, хоть тогда он от меня отстанет.
Я надела леггинсы, топ и подаренные балетки, волосы завязала в пучок. В группе нас было десять человек. Мы учились танцевать что-то типа хип-хопа с элементами балета, как сейчас модно. До этого я никогда не занималась танцами достаточно серьезно, только по квартире во время уборки кружилась с пылесосом. Поэтому некоторые движения у меня не получались. И тогда Ярослав подходил и помогал их выполнять. Он касался меня еле-еле, как бы невзначай, случайно. Эти касания были такими невинными, что я напрочь забыла, как этот человек преследовал меня почти целый месяц.
— У тебя мобильный заблокирован, — говорит Ярослав после занятия.
— Утопила телефон в ванной, пришлось менять номер, — на ходу сочиняю отмазку.
— А электронные письма доходили?
— Мм, отключили интернет. Все время забываю заплатить… — говорю я, а про себя думаю: блин, хорошо, что я еще не успела квартиру поменять. — Спасибо за балетки, они очень милые.
— Я рад, что понравились. До послезавтра?
— Да, — отвечаю, не задумываясь. — Я приду, — и, наконец-то, я не вру, я действительно хочу прийти сюда снова. Я хочу увидеть его снова.
— Отлично. Зови меня просто Ярик.
Я не пропустила ни одного занятия. Никогда не думала, что танцевать так здорово. Ощущать легкость движений, пластичность всего тела. Мне казалось, что я стала грациознее. Но, наверное, главная причина моего аншлага — учитель танцев.
Я меняла данные в анкете социальной сети и не знала, что написать в графе «семейное положение». Хотелось правды, но дело в том, я понятия не имела, в чем заключалась та самая правда. «Не замужем» — правда, но скучная. «Замужем» — неправда. «В активном поиске» — нет, не ищу, кажется уже нашла. «Влюблена» — а вдруг он подумает, что не в него. «Помолвлена» — так далеко еще не заглядывала. «Есть друг» — …
Ярик наворачивал круги вокруг меня. Это было так по-детски, так мило и наивно. Мне казалось, будто я снова оказалась в пятом классе, когда улыбаться друг другу уже значило, что между вами что-то происходит. Во время занятий Ярик все время крутился возле меня и уделял мне больше внимания, чем остальным. Нежно прикасаясь к моей руке, он плавно отводил ее в сторону, показывая как правильно нужно делать. После занятий мы всегда еще долго-долго разговаривали. Ярик улыбался, делал мне комплименты и никогда не грубил. Я флиртовала в открытую. Ведь знала, что он мой. И только мой. Проблема была лишь в том, что Ярик никогда не провожал меня домой и не звал на свидания. Да мы даже не целовались… А после того, как я начала посещать занятия, он перестал названивать.
Я выбрала вариант «все сложно», нажала на кнопку сохранить и пошла спать. Но еще долго не могла уснуть, мучаясь вопросом: кто же мы друг другу?
Когда Ярик зашел в зал и сказал, что объявлен конкурс на лучший номер среди всех танцевальных школ города, я сразу же вспомнила фильмы вроде «Шага вперед». Обожаю их. Ну и пусть сюжет везде один и тот же, но каждый из этих фильмов особенный по-своему. Я закрыла глаза и представила как парю на сцене, как Ярик тянет ко мне руку, а протягиваю ему свою, они соприкасаются…
— Рита! — донесся до меня голос Ярика.
— Да? — я вернулась из своей фантазии. — Прости, можно еще раз повторить.
— Сегодня после занятий, — раздраженно произносит он.
— Что после занятий? — в недоумении спрашиваю я.
— Начнем разучивать номер.
Что, что? Начнем разучивать номер? То есть, если мы начнем разучивать, это значит, что мы будем участвовать в конкурсе? То есть я буду участвовать в настоящем конкурсе танцев? Ух ты! У нас будет дуэт. Только я и Ярик. А из-за постоянных репетиций мы будем видеться еще чаще.
Я чувствовала себя героиней «Шага вперед», когда кружила по квартире в новом платье. Его я купила специально для конкурса, и оно было просто потрясающее. Балетки, конечно же, те, которые мне подарил Ярик. Они для меня теперь, как талисман. Я крутилась перед зеркалом и ловила себя на мысли, что теперь я — настоящая танцовщица.
На очередную репетицию я пришла чуть раньше назначенного времени. Сама не знаю, как это получилось. Может, просто так сильно желала увидеть Ярика. Мне хотелось ворваться в зал и обнять его, но у самых дверей я притормозила. Женский смех лился тонкой струйкой, а потом вдруг — резкая тишина. Я тихонько приоткрыла дверь, и мое сердце вылетело из груди. На полу сидел Ярик и целовал другую… Я должна была прийти через двадцать минут, но больше в классе не появилась.
Ярик звонил на мобильный, на домашний, писал на почту. Мне рассказывали, что он даже приходил ко мне в школу. Приходил ли домой, не знаю. Я взяла больничный и уехала домой к маме зализывать раны.
Такие ситуации в жизни раздражают меня больше всего. Вот живешь ты себе, живешь, никого не трогаешь. Все знакомые парни для тебя равны. Никто из них не симпатичнее, не круче, не лучше. Они все примерно одинаковые. И отношение к ним тоже почти одинаковое. Если их выставить в шеренгу, то все будут стоять ровненько по одной линии. И тут один, ни с того ни с сего, вдруг возьмет да переступит эту линию, встанет на шаг впереди остальных. Причем, он не сделает ничего особенного, просто каким-то своим жестом обратит на себя внимание, заставит тебя поверить, что ты ему нравишься. И тут приходят мысли: а он ничего, а почему бы и нет? А потом, незаметно для самой себя, влюбляешься в него и ждешь, что вот-вот случится чудо. А чудо не случается. Вообще ничего не случается. Спрашивается: че приходил, че хотел? Зачем, зачем все это? Шел бы сразу к той, ей бы балетки эти чертовы дарил, с ней бы к этому дебильному конкурсу готовился. Зачем меня было трогать? А в ответ — тишина.
Он появился на пороге нежданно-негаданно. Я вообще не понимаю, как он нашел меня, думала, что под крылом у мамы я хорошо спряталась.
— Как ты это сделал? — спросила я.
— Сейчас это не важно, — мило ответил он, как будто ничего такого не было. — У нас есть пять часов. Три часа, чтоб вернуться в город, час, чтоб заехать за одеждой и еще прорепетировать в последний раз.
Наверное, я бы простила его. Да, точно бы простила. Только вот он не просил прощения. Он хотел, чтобы я станцевала с ним этот дурацкий танец. И все. И я решила, что станцую. Но не ради него, а ради себя. И это будет в последний раз.
Я сделала первый шаг и мое сердце замерло. Яркий свет прожекторов светил в глаза, и я не видела сколько человек сидело в зале, но знала, что много. Я сильно волновалась и боялась оступиться. «Но я же танцовщица, и у меня нет права на ошибку», — так говорил Ярик на репетициях. Он хотел, чтобы танец был безупречным. И вот сейчас, под светом софитов, я подумала: «А к черту безупречность. Танец — это я. А я вовсе не безупречна».
Эти три минуты длились целую вечность. Каждый раз, когда Ярик касался моей руки, я вздрагивала — она была такая холодная. Я не ощущала той прежней теплоты и того трепета. Все эти чувства как будто умерли во мне. Впрочем, как и Ярик. Я думала, что смогла бы простить его. Но нет, для меня он умер в тот момент, когда коснулся ее руки.
Когда музыка закончилась, я вырвалась из его объятий. Прямо за кулисами сняла балетки и бросила их за сценой, надела плащ и распустила волосы, стянутые узлом. На улице было девять вечера, а я шла в солнечных очках.


Другие рассказы:
Волшебная
Шанс

Странный дом
Лунатизм

Вернуться на главную страницу.