?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
За буйки не заплывать
n_evlushina
художественный рассказ
автор Наташа Евлюшина
август 2011 г.

Я пересматривала «Грязные танцы» уже, наверное, десятый раз за это лето, когда телефон зазвонил. Моя лучшая подруга Катя писала, что очень скучает и с нетерпением ждет встречи. А еще, как бы дразня, напомнила, что солнышко нежное, а море ласковое. Греться на нежном солнышке и плескаться в ласковом море я должна была еще пять дней назад. Я практически ступила одной ногой в вагон поезда, когда мне позвонили и срочно вызвали на работу. Принимать солнечные ванны Катя отправилась одна. Но я торжественно поклялась, что обязательно присоединюсь, как только разберусь со всеми делами.

Похожее изображение



И вот, наконец-то, вновь собирая чемодан под «Грязные танцы», я напрочь забыла о работе и грезила только отдыхом. Интересно, будет ли наш пансионат похож на пансионат «Грязных танцев»? А будет ли такой же красавчик-учитель танцев? Ох, если бы, ох если бы. Тут весь такой очаровательный герой Патрика Суэйзи говорит своим друзьям: «Этим летом никаких романов». Хм, я задумалась. Подошла к зеркалу и повторила: «Этим летом никаких романов». Звучит интересно. И я дала обещание самой себе, что этим летом не буду заводить никаких романов. Просто так, чтоб спокойнее жилось. Да и какой там роман за десять дней, которые остались до конца этого самого лета.
Катя встречала меня в пансионате у стойки регистратора. Шоколадкой она если и стала, то только молочной. Ее цель — цвет горького шоколада. Я же была совсем белой. Не распаковывая чемодан, мы пошли здороваться с морем.
— Чем занималась? — спросила я, переворачиваясь со спины на живот для ровного загара.
— Да, в принципе, ничем особым, — ответила Катя. —. Сначала целыми днями валялась на пляже, а потом, когда надоело, поездила по экскурсиям. А еще каждый день скучала по тебе и ждала, когда же ты приедешь.
— Ну, вот я и здесь.
— Да, теперь-то мы и затусим по-настоящему.
Мы обедали в небольшой столовой пансионата. Это входило в стоимость путевки, и я была просто счастлива, что не нужно готовить и мыть посуду. Я рыскала глазами по залу, рассматривая людей, с которыми мы стали соседями на ближайшее время. «Никаких романов», — повторяла я себе, когда в поле зрения попадали симпатичные парни. Пока заклинание исправно работало.
Катя со всеми здоровалась, с кем-то даже перебрасывалась парой фраз. Такое ощущение, что за пять дней она не просто перезнакомилась со всеми постояльцами пансионата, а сдружилась с каждым.
— Приятного аппетита, — раздался соловьиный голос за моей спиной. Я медленно повернула голову, посмотрела вверх и в груди что-то екнуло. Светловолосый красавец начал взахлеб рассказывать о недавно посещенной экскурсии, а я тупо на него таращилась. Мне нравилось что́ он говорил и как говорил, его отношение к вещам и неподдельный позитив.
— Клево! — раздался голос Кати.
И тут я поняла, что он рассказывал все это вовсе не мне. Он даже ни разу не посмотрел на меня. Парень еще раз пожелал нам приятного аппетита и откланялся, на что Катя ему ответила:
— Спасибо, Егор! Увидимся позже.
«Никаких романов», — повторила я еще раз про себя.
Вечером мы немного посидели в баре, а затем Катя потащила меня к морю. Я безумно устала и хотела спать, но таких аргументов подруга не принимала. Единственная уважительная причина для нее — смерть. А так как я была жива, пришлось подчиниться.
На лежаках уже собралась какая-то компания. Это были постояльцы пансионата. И мы направились именно к ним. Появлению Кати все обрадовались, оказалось, она была частью этой тусовки. Я же чувствовала себя неуютно, все было такое незнакомое и чужое. Оставалось только надеяться, что это временно и скоро я тоже со всеми познакомлюсь.
Жгучий брюнет сидел напротив и периодически кидал на меня взор. Я смотрела на него, практически не отрывая глаз. В ночной темноте надеялась, что моего пристального взгляда никто не заметит. Никто и не заметил. Он был очень, очень… нет, не красив. Я бы даже сказала, совсем не красив. Уж точно не в моем вкусе. Скорее, обаятелен. Сон как рукой сняло, я взбодрилась и просто наблюдала за ним. Было что-то такое, что притягивало к нему. Он говорил не много. И делал это так тихо, что приходилось прислушиваться, чтобы не пропустить ни одного слова. Я подумала: а может к черту «никаких романов»? Ах да, его звали Данила.
На следующий день мы с Катей поехали в дельфинарий. Она специально не ездила туда без меня, потому что знала, как я обожаю дельфинов. Но вместо того, чтобы наслаждаться своими любимыми животными, я с нетерпением ждала ночи, потому что надеялась снова увидеть Данилу. Увидела.
Я смотрела на Данилу и пыталась описать его одним словом. Он — клевый. Просто клевый. Я была готова просидеть так целую вечность. Смотреть на него, слушать его. Данила поднял глаза, наши взгляды пересеклись и внутри у меня все сжалось. Каждый раз, когда наши взгляды вот так встречались, меня как будто током прошибало. Кажется, я влюбилась.
Я уже все распланировала. Вплоть до даты свадьбы. Оставалось только непонятным кто́ будет переезжать: я к нему или он ко мне? Ведь жили мы в разных не то что городах, а странах. Я пыталась понять, хочу ли я переезжать, когда ко мне подскочила Катя:
— Смотри, какая из этих ракушек красивее?
— Они обе красивые, каждая по-своему.
Мы были в сувенирной лавке. Я выбирала подарки родителям, а Катя, как оказалось, нет.
— Я понимаю, что они обе красивые, — сказала она. — Но одну я хочу подарить Егору, а вторую Даниле. Только вот дело в том, что Егор нравится мне очень-очень, а Данила очень-очень-очень. Так какая красивее?
Прости, я тут отвлеклась немного, так что тебе нравится? Вернее, кто тебе нравится? Не знаю как назвать то, что происходило со мной в следующие минуты, но такого я еще никогда не испытывала. Только-только влюбилась и тут же узнала, что и подруга влюблена. В того же (ведь я выбрала Данилу, и ей он нравится «очень-очень-очень», а Егор — всего-то «очень-очень»). Только на пару дней раньше. Вот так-то бывает. А правильно ли я поняла Катю? Ей «очень-очень-очень» нравится Данила? А мне? Насколько сильно Данила нравится мне? Настолько ли, что я смогу сказать об этом вслух? А потом еще и добавить: пусть победит лучшая.
— Так какая красивее? — повторила Катя и по ее интонации я поняла, что этот вопрос она задает уже не в первый раз за последние пять минут.
— Вот эта, — показала я и улыбнулась.
— Мне тоже она больше нравится.
Никаких романов, никаких романов, никаких романов… Я решила вернуться к плану А: никаких романов. Весь день я повторяла это заклинание. Мой внутренний голос так и кричал: «Никаких романов!» А потом шепотом добавлял: «Тем более с парнем, которого полюбила твоя подруга». Ведь я же — не сволочь.
Я — сволочь… Вечером мы по традиции собрались на пляже. И я поняла, что плохи мои дела. Очень плохи. Я влюбилась… И ничего не могла с этим поделать. Я старалась не пялиться, но временами поглядывала на Данилу. Благо, он сидел напротив, и если бы кто-то вздумал понаблюдать за нами, то пришел бы к выводу, что это вполне естественные взгляды. И только я знала, ка́к у меня все переворачивается внутри, когда эти самые взгляды соприкасались. Это было потрясающее чувство. С одной стороны. Но с другой стороны сидела Катя. И тут я заметила как она смотрит на Данилу, как улыбается ему, какие слова говорит, с какой интонацией. И как же я сразу-то не заметила, что она влюблена. Ведь ее мимика и жесты так и кричали об этом. Я начала наблюдать за Данилой, практически считала в уме сколько раз он посмотрел на Катю и сколько на меня. Я лидировала. Но это же не из-за того, что я просто сидела напротив и смотреть на меня было удобнее? Ведь его взгляд был какой-то особенный что ли.
Однозначно, Даниле нравлюсь я. И не сегодня, завтра он начнет действовать. Перед глазами вновь появились картинки свадьбы и совместного будущего. И мне так сильно захотелось, чтобы так оно и было. Но была еще и Катя.
Как поступить, я думала всю ночь. Или ее остаток. Взвешивала все за и против, плюсы и минусы. И пришла к выводу, что я — не сволочь. Если бы я первая сказала, что мне нравится какой-то парень, мне бы очень хотелось бы, чтобы подруга, которая по глупости влюбилась в того же, промолчала бы про свои чувства вовсе. Мне кажется, это было бы честно. В принципе, я с самого начала знала, как поступлю, но мне очень сильно хотелось помечтать. А что, если… И вот иду я по коридору пансионата, а мне навстречу идет Данила. Мы подходим друг к другу, но не говорим ни слова. Я смотрю прямо ему в глаза, а потом просто прохожу дальше. Он хватает меня за руку и прижимает к себе. Шепчет: «Я так сильно хочу поцеловать тебя». А я в ответ: «Нельзя». Он в недоумении: «Почему?» Я: «А вдруг понравится?!..» Вырываюсь из его объятий и иду дальше, он что-то кричит вслед, я оборачиваюсь и просто говорю: «Она любит тебя сильнее». «Кто?» — не понимает Данила, но я уже далеко.
Это был мой план действий. Оставалось только дождаться подходящего момента, и чтобы Данила говорил по тексту.
На следующий день шел дождь, и весь вечер мы провели в баре. Мое сердце все также екало, а внутри все переворачивалось, когда наши взгляды с Данилой пересекались. Но начали проявляться мелочи, которые меня насторожили.
— Я — за коктейлем, — сказал Данила. — Катюш, тебе еще принести?
В знак согласия Катя просто кивнула головой.
— А мне мартини, — добавила я к заказу, хотя меня никто и не спрашивал.
То же самое повторилось с шоколадкой. Данила распечатал ее и спросил у Кати, хочет ли та. Мне же пришлось просить самой. Как будто меня и не было с ними.
Мне было как-то обидно оказаться лишней, незамеченной, ненужной что ли. Но в тоже время стало легче, потому что я не являлась преградой. Да, вся эта история, все эти чувства, все эти игры в гляделки — все это оказалось лишь плодом моего воображения. Данила никогда не смотрел на меня особенным взглядом, я никогда не нравилась ему. Все это я сама выдумала. Как обычно, выдала желаемое за действительное. Проблема была в том, что он мне действительно нравился. И я не могла с этим ничего сделать.
Время подходило к пяти утра. В баре мы оставались втроем. Все наши уже давно пошли спать. Я не ложилась, потому что здесь был Данила — мое антиснотворное. Катя немного перебрала со спиртным и начала бушевать.
— Я хочу прогуляться к морю, — заявила она.
— Я составлю тебе компанию, — подскочил вслед за Катей Данила.
Они встали и пошли вдвоем по длинному коридору. А я сидела за барной стойкой и смотрела им в след. Меня никто не звал. Меня здесь никто не заметил. Я убеждала себя: что бы это ни было, рано или поздно оно пройдет.
Прошло следующим вечером. Мы с Катей вместо нашего бара решили провести вечер в ночном клубе. Не знаю, что́ там было с Данилой, но выглядела она расстроенной.
В ночном клубе мы познакомились с Игорем и Ромой. Это была очередная внеплановая любовь с первого взгляда. Я отвела Катю в сторонку и как бы невзначай (как бы «забивая» себе местечко) вскользь упомянула: мне очень-очень-очень понравился Игорь. Катя кивнула. Значит, она поняла, о чем я говорила и что имела в виду.
Но она не поняла. Или не хотела понять. А, может, ей было все равно. Через десять минут зазвучала медленная композиция, и Катя уверенным шагом направилась к Игорю. Она пригласила его на танец.
— Не скучай, — кинула мне Катя, когда покидала ночной клуб за руку с Игорем.
Ну и ладно, подумала я. Если жизнь игра, то кто-то играет честно, а кто-то обязательно смухлюет. С такими мыслями я засыпала. А ночью мне снилось море. Был шторм и спасатель кричал: «За буйки не заплывайте». Я кричала ему в ответ: «Да я даже в воду не зашла». А где-то вдалеке в волнах плескалась Катя.


Другие рассказы:
Волшебная
Шанс
Странный дом
Лунатизм

Вернуться на главную страницу.