?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Лена Мягкова о нетривиальной профессии художника
n_evlushina
Интервью для журнала "Миледи"
автор Наташа Евлюшина

«Вы передали душу! — Ну что вы, я всего лишь похоже нарисовала», —
Лена Мягкова о нетривиальной профессии художника, где признание значит почти столько же, сколько гонорар.

Выбор правильной профессии и дела всей своей жизни — великое искусство. Даже тест на профориентацию не всегда выдаст стопроцентный ответ к чему же лежит душа и способности. Жаль, но немногие могут похвастаться тем, что нашли свое истинное призвание еще в детстве и упорно шли к цели, не тратя время на ненужное образование и «корочки». Белорусской художнице Лене Мягковой с трудностями профессионального выбора сталкиваться не пришлось, будущая профессия сама ее выбрала. Вот он счастливый случай хобби-тире-работа. О своем творческом пути, трудностях и радостях профессии, а также о тяге белорусов к прекрасному с Леной Мягковой побеседовала корреспондент журнала «Миледи» Наталья Евлюшина.




— В детстве вы себя видели художником?

—  Да. Это такая профессия, что нужно видеть себя в ней именно в детстве. Потому что искусство реалистичное, как, например, портретный жанр, требует каждодневных тренировок, как настоящая гимнастика для художника. Это чуть ли не единственное, что я в жизни видела для себя. С 4-х лет родители пытались отдать меня в студию, но там было очень тяжело сначала, я просилась домой, а потом привыкла. Изостудия в детстве, потом школа с художественным уклоном, затем художественное училище имени А.К. Глебова, и, наконец, художественный факультет Академии искусств. И вот к 28 годам я это все закончила. Художник, он ведь всю свою жизнь учится, всю жизнь в этом находится, и это здорово, что мы можем столько ступеней проходить, учиться, оттачивать мастерство, зреть. Ведь кроме того, что надо определиться по моторике, рисовать хорошо, чтоб было действительно похоже, также надо нести еще какую-то мысль, вот тогда это уже искусство, а не бытовое прочтение. Художник настоящий, по-моему мнению, должен этим жить и стремиться что-то сказать, быть социально-активным. Это большая нагрузка. Ну и, конечно, надо быть эксцентричной личностью, чтоб на тебя обращали внимание, как-то необычно выглядеть, чтобы выделяться в социуме.



— На ваш взгляд, в чем выражается ваша эксцентричность?

— У меня, как у любого художника, есть шикарная возможность просыпаться, когда я захочу. Моя жизнь начинается тогда, когда мои друзья заканчивают работу и решают свои бытовые вопросы. Я могу позволить себе месяц не выходить из мастерской, а потом месяц туда не заходить. Моя такая вот свобода — это моя эксцентричность. И я раньше 5 утра не ложусь спать. Также и мои коллеги. У друга вижу в 4 утра свет горит в окне, знаю, что человек работает, творит.  Ну и, конечно же, внешностью в какой-то степени выделяюсь, длиной волос.



Может, еще рано подводить какие-то итоги. Но на данный момент оправдались ли детские мечты и надежды, связанные с работой художника?

— В детстве это все кажется очень романтичным. Я надеюсь, что в будущем это все еще произойдет. Положа руку на сердце, не знаю, занялась бы я этим еще раз. Мне кажется, не такая уж и легкая работа, по крайней мере, мне кажется, тяжело обществу содержать счастливого художника. Получается, у людей должен быть такой доход, который позволил бы ходить в кино, театры,  покупать живопись. Должно быть все хорошо вокруг художника, потому что мы очень зависимы от заказов и экономики.

— Наверное, не каждый может позволить себе приобрести настоящее произведение искусства. На сколько дорого стоит купить картину ?

— По-разному, смотря какая. Общаясь с заказчиками, я бы не сказала, что очень много состоятельных людей. Да и спектр работ различный есть. Можно заказать и совсем простенький портрет, буквально тысяч за 300, который будет просто оформлен в рамочку, выполнен без всяких изысков. Но он все равно будет сделан качественно и с душевной теплотой.  Я всегда показываю, как можно сделать маслом или простым карандашом. Стараюсь сделать так, чтобы это было не только престижно, но и доступно, что бы у моего заказчика не отпало желание, и он получил то, что хотел.



— Насколько искусство востребовано в нашей стране?

—  Мне кажется, что большинство белорусов стремится к прекрасному. Я бы не сказала, что они умеют ценить искусство в его европейском концептуальном создании, то есть для них «Черный квадрат» всегда обсуждение: «Ну, теперь скажи нам, что хотел сказать Малевич?». Этого я, конечно, не жду от людей, от моих заказчиков. Но то, что люди заказывают, и я понимаю, когда они забирают работы, они не знают что сказать. Я им обычно говорю: это ваши эмоции, похож человек, лежит душа, я понимаю, что вы не художник. Все хорошо, ничего глаз не режет, значит, хорошая работа. Особенно мне нравится, когда на День святого Валентина молодые люди заказывают портреты своих девушек и когда забирают работы, они так волнуются, переживают, нервничают. Я знаю, что он понесет этот портрет, который будет серьезный, значимый подарок. Мне это очень приятно. Иногда у меня заказывают шаржи, где молодой человек делает предложение руки и сердца — это очень трогательно. Молодежь у нас все-таки общается, смотрит Интернет, есть какая-то уже доля вкуса, моды. Мне кажется, до нас доходят современные явления, по крайней мере, я часто вижу вкусовые потребности у молодежи. Есть у нас и галереи хорошие с солидными мастерами, но настоящую живопись приобрести достаточно дорого стоит.

— Получить картину на праздник — приятный и оригинальный подарок, мне кажется. Какие работы у вас заказывают?

— Я работаю в реалистичном направлении. Зарабатываю тем, что делаю с фотографий портреты и шаржи, также копии известных картин. Портретный жанр один из любимых. Портрет — самое сложное, что может быть в прикладном ремесленном искусстве, когда ты делаешь портрет один к одному с фотографической точностью. Для меня очень важен «вау-эффект», когда зритель смотрит и узнает себя.  То есть реализм такой стопроцентный, чтоб хотелось взять работу в руки и не ощущалось дискомфорта. А вот моя творческая реализация сейчас проявляется в аэрографии, но опять же в реалистичном ключе. Я бы не назвала себя современным художником концептуальным, потому что я не отношусь к себе с каким-то пафосом, наверное, я все-таки в первую очередь ремесленник. Я могу сделать хорошо то, что от меня хотят.   Сделать свою концептуальную выставку серьезную, я считаю, мне пока не позволяют средства для того, чтобы я занялась творчеством, сняла выставочный зал, оплатила аренду, рекламу, баннер и прочее. Тех, кто зарабатывает только своим творчеством, у нас единицы. Конечно же, хотелось бы стать великим художником, кто бы не хотел. Просто разные реалии и возможности. Но в принципе я стараюсь получать удовольствие от каждого дня. Год назад я ощутила тягу к мотоциклетному сообществу, решила проявить себя как аэрографист. На данный момент я сделала около 10 мотоциклов и не собираюсь на этом останавливаться. Это непередаваемые ощущения, когда я приехала на открытие сезона и увидела свои работы.  В такие моменты понимаешь, что реализация может быть бесконечной у художника. Если чувствуешь что-то такое, от чего пропадает аппетит и сон, то получаешь колоссальное удовольствие от своих работ. Есть у меня и творческие работы, но не в том количестве, в каком хотелось бы. Процесс накопления идей для картин идет у меня очень долго. Я всегда вдохновляюсь, стараясь окружить себя людьми, которые бы меня заряжали. Иногда злюсь на себя, говорю: сколько можно лениться. Очень много бытовых жизненных ситуаций, когда ты понимаешь, что вот сейчас ты ну никак не можешь этим заняться, но настанет апрель все изменится. Настает апрель, все еще хуже. У меня нет какой-то любимой темы. Я бы даже сказала, что рисуется не что-то конкретное, а в определенное время. Какой-то эмоциональный жизненный всплеск, стрессовая ситуация или наоборот позитивная. Рисуется, когда что-то увлекает и именно когда что-то увлекает, то оно и рисуется. Наступает весна, хорошо, теплый воздух, воспоминания детства, беру этюдник, выхожу в поле, пишу и мне очень хорошо. Происходит что-то другое, я беру карандаш и рисую графику. Я бы сказала, что я современный художник в парке. Только в парке мне сидеть не надо, заказчики присылают все на электронную почту и приезжают ко мне в мастерскую.

— 10 лет назад вы мечтали стать профессиональным художником. И вот закончили училище, Академию искусств, получили диплом. Сейчас о чем мечтается?

— Конечно же, хочется стремиться заниматься тем, чем сейчас занимаюсь, чтобы у меня энергии становилось больше, чтобы я могла сконцентрироваться на работе. Неплохо было бы, если бы это еще и материально обеспечивало. Планирую двигаться дальше, расти как художник. Хотелось бы создавать творческие работы в первую очередь и в будущем организовать свою выставку. Ну и в данный момент, когда я реализую коммерческие проекты, я все равно вкладываю туда душу. Я понимаю, что эту работу не повесят в Лувре, зато она будет висеть у этих людей всю жизнь дома, может, и у следующих поколений, это будет большая серьезная ценность для конкретных людей. Это тоже важно.

Что бы пожелали начинающим художникам?

— Упорства в первую очередь. Потому что придется потратить очень много времени, чтобы стать действительно хорошим художником. Хорошо было бы найти наставника, художника постарше,  который бы занимался тобой, направлял, старался чему-то научить. Ну и, конечно же, нужно побольше вариться во всем этом, общаться с другими мастерами. А вообще многое зависит от родителей. Если они заметили в раннем детстве, что у ребенка есть способности, нужно их развивать. Потому что в 8 классе профессионально этим заниматься уже тяжело. В подростковом возрасте хочется сразу все и хорошо. Поэтому здесь очень важна материальная и моральная поддержка родителей. И упорство, упорство и еще раз упорство.


Вернуться на главную страницу.