?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
«WoodPetker»: с заботой о братьях наших меньших
n_evlushina
Статья для журнала "Лукошко идей"
автор Наташа Евлюшина
июнь 2019 г.

Ручные фрезеры, торцовочная пила, стружкоотсос, болгарка… Каких только строительных инструментов не освоила Ксения Савина ради любимого домашнего питомца. И не говорите, что хвостатым все равно из какой миски есть и на какой лежанке лежать. Собаки и кошки легко считывают эмоции хозяина. И если хозяин радуется дизайнерской мисочке, которая, к слову, не только отлично вписывается в стильный интерьер, но и позволяет животному комфортнее есть, то и питомец радуется вместе с ним. О «неженском» ремесленничестве, истории мастерской «WoodPetker» (@woodpetker) и особенностях продвижения дизайнерских товаров для животных, Ксения поделилась с читателями журнала «Лукошко идей».



— Ксения, расскажите, как вы начали заниматься изготовлением товаров для животных.

Все началось в тот момент, когда у нас в семье появилась кошка породы сфинкс — Ася. Хотелось приобрести для нее самые классные миски, лежаки, когтеточки. Но тогда мы поняли, что ассортимент обычных городских зоомагазинов очень невелик, а стильные вещи, которые хорошо бы вписались в современный интерьер, вообще отсутствуют. Примерно в это время в наши с мужем светлые головы пришла мысль о том, что было бы классно сделать это все для Аси своими руками и именно в том виде, в каком мы хотим. Эта идея поселилась рядом с нами и в течение пары лет постоянно всплывала в разговорах, но так ни к чему и не приводила. Осенью 2017 года мы с Сережей уехали в путешествие и в размеренном отпуске, когда голова отдыхает, вспомнили о нашей идее и решили, что если сейчас не попробуем, то будем жалеть. Выбор пал на деревянное производство просто потому, что этот материал давал бОльшие возможности, чем, например, только шитье. Тогда я еще работала в багетной мастерской дизайнером, и сменный график позволял заниматься чем-то параллельно. Бизнес-плана у нас не было, решили действовать интуитивно и все первые модели подставок с мисками торжественно вручались нашей Асе.

— Столярка, на ваш взгляд, — это женское дело или все-таки нет?

Сейчас странно делить профессии на женские и мужские, когда есть столько возможностей и борьбы за равноправие полов. Сложности у меня возникают только, например, из-за того, что инструменты бывают достаточно тяжелые, а я физически не так сильна. Но это ведь не проблема пола? Эту ситуацию получилось легко решить, потому что сейчас у крупных производителей электроинструментов есть целые линейки компактных и легких моделей.

— Легко ли вам было освоить этот вид ремесленничества?

Что касается создания макетов и способности видеть готовую форму на этапе ее разработки, то эти знания мне привились после первого художественного образования. Поэтому с моделированием, чертежами и похожими делами у меня проблем не возникло. Первые 4 месяца я не продавала ничего. Просто ездила в мастерскую изучать материал, пробовала работать инструментами, смотрела, на что они способны. Но сказать, что я перепортила много материала нельзя, потому что позже весь он был переработан в шаблоны или мелкие детали для заказов. До сих пор иногда занимаюсь доработкой уже существующего ассортимента. Например, этой осенью все подставки с мисками обзавелись съемными ножками (а раньше они были неразборные).



— Вы обучались где-то мастерству работы с деревом?

В самом начале пути у меня не было возможности пройти грамотные столярные курсы. А отдавать деньги за модные мастер-классы мне не хотелось, так как профессионализма в том, чтобы сделать так, как покажет учитель, я не видела. Мне хотелось изучить все изнутри и на своих ошибках научиться делать так, как надо. Да, это заняло гораздо больше времени, чем я планировала, но зато сейчас я уже не повторю те неправильные действия на каком-нибудь важном этапе производства.

— Стоит ли идти на специальные курсы или видео из интернета, например, достаточно, чтобы научиться?

Если вы решите заниматься столярным делом серьезно, и у вас будут ресурсы на прохождение курсов, то советую изучить хорошие школы и студии прежде, чем записываться на обучение. На курсах информация структурирована, есть теория и практика, к тому же вы изучите инструменты и будете знать, что вам понадобится на начальном этапе. Но если бюджет не позволяет пройти профессиональное обучение, а работать очень хочется и желание не утихает, то запаситесь временем и терпением и изучайте видео, смотрите процессы работы опытных мастеров, ищите обзоры инструментов. Мы на начальном этапе купили очень много ненужных нам инструментов, которые потом перепродали. Курсы помогут этого избежать, а самостоятельное обучение вряд ли. Но внимательное изучение всех возможностей различной техники и понимание процесса производства вам помогут.

— Вы все делаете вручную и самостоятельно или есть помощники в виде автоматизированных станков или мужчин, которые берут на себя тяжелую работу?

В мастерской я работаю одна. Сама ответственна за все этапы производства. Отрисовка идеи, создание макета, создание шаблонов, кройка материала по шаблонам инструментами, создание дополнительных деталей и декора, покраска, упаковка и отправка — все это лежит на моих плечах. У меня есть опора и поддержка в лице Сережи, моего мужа. Он ответственен за закупку материала, ремонт инструментов и самого помещения, где находится мастерская. Люблю работать одна. Я точно знаю, за какое время успею сделать заказ, знаю, что мне необходимо докупить и как оптимизировать рабочие процессы. Но с постепенно увеличивающимся потоком заказов понимаю, что через какое-то время мне понадобится помощник, помощница или фрезерный станок.

— Какие инструменты в постоянном обиходе?

Сейчас в нашем штате электроинструментов лишь самые необходимые: разные ручные фрезеры, торцовочная пила, шлифовальные машинки разных видов, строительные пылесосы и стружкоотсос, электролобзики, болгарка и очень много ручных инструментов. Конечно, моя мечта — станки с числовым программным управлением, которые возьмут на себя половину всего, что я сейчас делаю, и ускорят процесс выполнения заказов.

— Расскажите, как проходит процесс создания изделия от задумки до реализации.

Для того чтобы воплотить идею в жизнь, необходимо ее сначала нарисовать, сделать чертежи деталей и продумать крепления. Также я часто делаю макеты в небольшом масштабе, чтобы понять, насколько органично будет смотреться изделие, если я не уверена в какой-то детали. На следующем этапе, возможно, понадобится создание шаблона, но это зависит от конструкции, которая у нас разработана. Допустим, шаблон нужен и мы его делаем. Затем, если все отлично, уже по шаблону делается черновик в реальном размере и проверяется правильность задуманных креплений. Если не нужны никакие доработки, то создается чистовой вариант, который уже проходит этапы шпатлевки, шлифовки, и разные процессы покраски. Конечно, когда модель уже готова, то заказы на нее выполняются без первых этапов и начинается все с работы по готовому шаблону.
Мой любимый процесс — это сборка готового изделия. Несомненно, я получаю удовольствие от всей работы над заказами, но когда видишь конечный результат, и он тебе нравится на 100% — это дорогого стоит. Думаю, что со мной согласятся многие мастерицы и мастера.
На один заказ с хорошей просушкой слоев грунта, эмали и лака может уйти до 14 дней. Это самое долгое — ждать, когда высохнет. Хорошо, что в это время можно заниматься чем-то другим.



— Каких творческих принципов вы придерживаетесь в своей работе?

Главный творческий принцип — вдохновляться существующим дизайном и генерировать идеи в своей голове, а не воровать чужие. Я обожаю стиль «mid century», который пару лет назад снова взлетел на пик популярности. Он вдохновляет меня на создание футуристичных моделей и помогает не бояться сочетать разные формы.
Следить за трендами, но отличаться — второй мой принцип. В современном постоянно меняющемся мире, чтобы любили твой бренд, нужно быть не таким как все и ловить волну. Это стоит понимать, чтобы привлекать большее количество единомышленников и не пренебрегать этим, если ваша задача делать не только для себя и друзей, но еще и выходить на продажи. Неактуальный товар покупают, но в десятки раз реже, чем актуальный.

— Каждый ли день у вас есть желание творить?

Бывают дни, когда абсолютно отсутствует настроение и желание работать именно в мастерской. В такие моменты, если нет «горящих» заказов, я всегда даю себе возможность остаться дома и заняться в этот день работой за компьютером. Такое отношение к своим внутренним чувствам позволяет очень долго не перегорать и очень любить то, чем ты занимаешься. Ведь никто не любит, когда его заставляют делать то, что делать в данный момент не охота. Конечно, в таком отношении нужно видеть грань между реальным нежеланием и простой ленью.

— Какие, лично для вас, преимущества и недостатки творческой работы на себя?

Работу на самого себя очень часто романтизируют. Ты представляешь, что уволишься из офиса, будешь зарабатывать кучу денег и путешествовать по миру. Почти всегда за такой картиной стоит невероятный труд, а об отпуске (и даже выходных) иногда приходится и вовсе забывать. Здесь, конечно, совсем разная ситуация может быть: вы можете заниматься творчеством в свое удовольствие, не пытаясь его монетизировать, а можете сделать свое творчество работой, но тогда помимо творчества у вас появится еще много других задач, которые на первых порах нужно будет решать самим. Мой график сейчас такой, каким я сама себе его составлю. Гибкий график — одна из самых крутых возможностей работы на собственном проекте. И конечно, занятие делом в свое удовольствие — главный плюс работы на себя.

— Кто ваш покупатель?

Люди, которые ценят не только удобство и просто присутствие мебели для животных в своих домах, но это еще и ценители интересного дизайна. Если верить статистике моих наблюдений, то возраст заказчиков обычно от 23 до 35 лет. Но в последнее время я стала чаще работать с людьми старшего возраста. Меня это очень радует, потому что убеждает в том, что не только молодежь интересуется дизайном, но и старшее поколение.
Мебель из «WoodPetker» очень часто заказывают, когда появилось животное в доме или только планируется его появление, когда завершается ремонт или предстоит новоселье, когда заказчик очень ценит свой интерьер и старается все предметы подбирать со вкусом и знанием дела.

— Чтобы вы назвали хитом продаж?

Самая популярная серия подставок с мисками та, которая как раз появилась после моего знакомства со стилем «mid century» — это подставки с названиями «Сиенна» и «Бобби». Главной их особенностью является форма, а у одной из подставок — наличие кашпо со свежей травой для животных.
Я не занимаюсь разработкой индивидуального дизайна, потому что ценю свое время и чаще всего поступающие предложения не находят отклика во мне, а делать то, к чему не лежит душа, не могу себя заставлять. Но всегда по просьбе заказчиков могу изменить размер имеющихся моделей, изменить комплекты мисок, добавить дополнительные, если это возможно.

— Приходилось ли в самом начале объяснять потенциальным клиентам, зачем им дизайнерские миски для животных, почему они лучше магазинных?

Я не тот человек, который будет впаривать свой товар, только чтобы его продать. Так сложилось, что мои покупатели сами меня находят или приходят через рекламу. А уж если им нравится то, что я предлагаю, то от них поступает заказ. Могу объяснить в своих постах в инстаграме, зачем собаке нужны приподнятые миски или зачем кошки грызут траву. Могу рассказать, что модели из моей мастерской не испортят интерьер, или что у нас «резиновая» палитра и я смогу покрасить миску в тот цвет, в который они сами захотят.

— Легко ли вообще находить общий язык с заказчиками?

Общий язык чаще всего находится сам собой, потому люди, которым нравятся мои работы, обычно со мной на одной волне. Несмотря на это, очень часто приходится дублировать информацию, которую указываю везде и на самых видных местах (например, о том какие габариты у изделия). Но я никогда не возьмусь работать с человеком, если он в какой-то степени обесценивает мой труд. Это могут быть ситуации, когда потенциальный заказчик говорит о том, что цены слишком высокие, не зная, какой труд лежит за всем этим и из чего складывается цена. И даже когда такой человек получает информацию о том, из чего сложилась цена на продукт, то он все равно считает, что это дорого.

— Чему больше всего уделяете внимание при продвижении своих изделий в соцсетях?

При работе в соцсетях стоит учитывать их особенность. Моя площадка для продвижения в России — это инстаграм, который всегда и всем был интересен в первую очередь из-за визуального наполнения. Следовательно, я стараюсь делать хорошие фотографии своего товара и готовых заказов, но не превращаю свой профиль в витрину, потому что профили-магазины никому не интересны. В ленте есть много моментов из работы, есть фото мастерской, фотографии с животными, которые я снимаю сама или те, которые мне присылают заказчики, иногда в профиле мелькают фотографии из жизни и есть я. Также моим подписчикам и потенциальным покупателям нравится смотреть короткие видео о том, как я работаю. Это очень важный момент, который позволяет людям видеть, что за делом стоит живой и интересный человек, а не бездушная корпорация или неизвестно кто.

— Как, на ваш взгляд, нужно вести профиль в соцсетях, чтобы пользователи заинтересовались в покупке?

Прежде чем продвигать свой товар в соцсетях, проверьте, актуален ли он. Это легко сделать, найдя своих конкурентов и изучив через них спрос на товар, похожий на ваш. Если вы убедились, что на ваш товар есть спрос, то подготовьте хорошие светлые качественные фотографии и грамотные, интересные, но не скучные тексты. Описание не всегда должно вести к тому, что в конце вы напишите: «Покупайте мой товар!». Нет, вы можете просто рассказать, с чего началось ваше хобби, какие материалы используете, кто пользуется вашим товаром, чем ваши изделия отличаются от других. Ведение хорошего профиля — это большая работа, которую не стоит игнорировать, если вы хотите выйти на новый уровень в своем творчестве. Главное — не бросать начатое! Успехов и реализации всех задуманных проектов!

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal