?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Истории в крестиках. Журналист Ольга Осадчая — об увлечении вышивкой, времени и стереотипах
n_evlushina
Статья для журнала "Мастерица"
автор Наташа Евлюшина
май 2019 г.

Ольга Осадчая — новостной корреспондент телеканала «ОНТ». Ее главные темы сюжетов всегда «горячие»: трагедии, беспорядки, государственные перевороты и чрезвычайные происшествия. Ненормированный рабочий день, который может начаться очень рано и закончится поздно, внезапные командировки, постоянные перелеты и сотни человеческих судеб — это все про нее. Кажется, что в таком режиме нет места ни творчеству, ни любимому хобби. Но Ольга удивляет в очередной раз и неожиданно достает из сумочки пяльца с натянутой вышивкой. Ведь как говорится, кто не хочет, ищет отговорки, а кто хочет — возможности.

15.jpg

— Ольга, расскажите, как вы начали рукодельничать.

В детстве, как и все, ходила на разные кружки. Но быстро поняла, что криворукость — это мое все. Мама до сих пор хранит эти «поПытки»: свиньи с перекошенными пятачками, мыши с вывалившимися глазами. У меня не получалось абсолютно ничего, но я все равно ходила долго и упорно. Руководители кружков просто кивали: «Ну, ничего, может, у тебя что-то другое получится». Я, правда, пыталась себя искать: мягкая игрушка, соломка… Но это все было не мое. На трудах, когда все девочки шили фартуки, меня все время подкалывали: «Ну, тебе не дано, просто смирись». История на этом закончилась, и лет 15 никаким творчеством я не занималась. Максимум могла пришить пуговицу. И это для меня была настоящая гордость и творческий подвиг. А потом случайно наткнулась на ютуб-блог Татьяны Лазовской из Санкт-Петербурга. У нее багетная мастерская и параллельно она ведет блог о вышивке. Причем делает это с юмором, в хорошем смысле бабушкиным отношением. И мне стало интересно. Посмотрела пару блогов, поняла, что хочу этим заняться. Вот такой был порыв. Заказала очень популярный набор «Шотландский вереск» со средним уровнем сложности, но решила, что справлюсь. 1 января я проснулась и в первый день нового года взялась за этот вереск. Вышивала его несколько месяцев. Фотографировала каждый крестик, каждый стежок. До сих пор хранится, как это все начиналось с маленького участочка два на два сантиметра. Очень собой гордилась.

— И сразу все получилось?

Как ни странно, но да, у меня получилось сразу. Единственное, я посмотрела на ютубе урок вышивания. Ага, надо начинать с середины, значит надо сложить канву пополам. А потом посмотрела на свою схему и оказалась, что там на середине было уже две смешанные нитки. Это как? Наверное, начну не с серединки, а чуть поправее. Потом и те нитки смешала, у меня все получилось и пошло-пошло. Я была очень удивленна. Хотя сначала брала пяльца и не знала, как натянуть канву. Сейчас эта работа висит у меня дома, причем ее оформление в багетной мастерской оказалось гораздо дороже, чем сама вышивка. Вереск прекрасен, очень меня радует. Многие мои товарищи, когда говорила им, что вышиваю, представляли, что я сейчас вышью какой-то цветок сантиметр на сантиметр. А потом все очень удивлялись тому, что вышивка может так вписаться в интерьер, быть модной и стильной.

— А как знакомые вообще отреагировали на сам факт, что новостной корреспондент на досуге занимается вышивкой?

Друзья смеются до сих пор, они говорят, что это бабушкино хобби. Сначала у людей были просто истерики. Потому что ни у кого не вязался мой образ сурового спецкора с тем, что я вышиваю. Среди людей есть такое: «Ну, ты еще сядь крестиком повышивай». И когда я говорила: «Да, я вышиваю крестиком», — у всех делались большие глаза, люди думали, что я шучу. Второй приступ истерики был, когда я как-то достала вышивку на работе. У меня было минут сорок свободных между съемками, и я решила повышивать. Достала — народ сполз под стол. Ну как? Сейчас мои друзья относятся к этому уже даже с уважением. Бывают такие реплики, когда я сижу вышиваю: «Лучше бы ты вязала носки. А давай ты лучше займись кулинарией, будешь нам готовить на всю корреспондентскую». Но некоторые из друзей, которые громче всех смеялись, потом стали просить что-то вышить для них. Абсолютно нормальная ситуация, когда кто-то говорит: «А почему ты ей подарила, а мне нет? Я тоже хочу». А еще есть коллеги, которые присылают мне фото в соцсетях: «А ты можешь такое вышить? А такое можешь?» Кстати, потом несколько девочек признались, что они тоже вышивают, мы даже вышивками обменивались. Это было очень смешно.

— На одной вышитой работе не захотелось остановиться?

Когда я вышивала вереск, смотрела на вышивальных форумах, как у девочек набирается в загашниках по 20-30 работ. Думала: «Зачем? Одну вышил, займись другой». У меня сейчас лежит наборов 25, и я боюсь открывать сайты с вышивками. Очень на это подсела. Меня настолько затянуло, увлекло, что когда я дошивала вереск, знала, чем займусь дальше.

— А куда потом эти работы, ведь не будешь все дома развешивать?

Почти все я дарю. Хотя видела разное мнение на этот счет. Некоторые вышивальщицы говорят: «Как?» Я могу их понять, потому что ты вкладываешь душу, время, деньги. Но для меня это хорошая форма подарка без повода. Моя коллега работала на Евровидении в Португалии, потом рассказывала, как она вдохновилась местными трамвайчиками. И я поняла, что хочу вышить для нее такой трамвай и просто подарить. Не делаю подарки просто потому что захотелось. Они все несут какой-то смысл, рассказывают историю. Другая моя коллега рассказала, что ее рыжий кот Аркадий разбил ее любимый цветок — я вышила ей шкодливого кота. Мама сказала, что я давно не приезжала в гости и поэтому я — свинья. Вышила маме свинью, и теперь я всегда дома. Многие работы вышивались в разных странах во время моих командировок. И это уже не просто частичка души, но еще и атмосфера. Для меня своего рода фетиш — повышивать на берегу Нарочи или в Ереване с видом на город. Но это не значит, что я беру с собой вышивку, еду в командировку, откладываю все дела и сижу вышиваю. Просто даже 20 минут с видом на что-то — и у этих работ абсолютно другая энергетика, помимо того, что вкладываешь душу. Люди часто удивляются: «Это вышивка? Как?» Очень интересно наблюдать за их реакцией. Потому что когда ты даришь без повода, сначала идет просто удивление, а потом они начинают прокручивать, что это вложенные силы, такая была проделана работа. Люди очень благодарны, понимают, что ты даришь частичку своего времени, своего творческого порыва, своей души. Это классно, и еще неизвестно, кто получает большее удовольствие.

— А не было желания сделать бизнес из вышивки?

Продавать свои работы не буду никогда. Потому что для меня это удовольствие. И я не могу продавать удовольствие. А во-вторых, я не такая крутая вышивальщица. Не могу, как многие следят, чтобы у них была идеальная изнанка. Я стараюсь, чтобы она была приличной, хоть ты и знаешь, что эту работу сзади никто никогда не увидит, потому что она будет закрыта рамой. Но стараюсь, чтобы это было прилично. Естественно, где-то может выскочить не такой крестик. Не могу делать идеально, поэтому не могу брать за это деньги. Пока для меня это увлечение, от которого я получаю сумасшедшее наслаждение, в которое вкладываю душу. И у меня нет столько свободного времени. Если бы я не работала и могла бы посвящать этому все свое время… Но за деньги у меня бы, наверное, не получилось. Это как продать свою любовь к чему-то, свое вдохновение. Прекрасно, когда у людей получается из хобби сделать бизнес, и я знаю такие примеры. Главное, чтобы не пропала вот эта увлеченность, чтобы она не перешла в погоню за рублем. Потому что тогда, мне кажется, люди, которым не все равно, будут это чувствовать: когда человек делает с любовью и когда это просто ремесло. Даже то, как человек продает: отдает вещь с любовью и надеясь, что другому она принесет удачу и позитивный заряд, или хочет избавится от вещи и просто заработать. Мне кажется, это прекрасно, но очень сложно сохранить баланс, когда ты делаешь вдохновенно и еще можешь продавать. Главное, чтобы это не перешло в какую-то конвейерную сторону.

— Помимо того, что вышивка — занятие для бабушек, принято считать, что это очень монотонный и нудный процесс. А для вас?

Каждый второй мне об этом говорит: «Я бы не смог». Для меня монотонность — это когда на конвейере бегут детальки. А ты вышиваешь — это же тоже искусство. Надо продумать, как лучше закрепить нитку, откуда пойти крестиками, сколько нужно нитки отмерить, чтобы вот здесь уложиться. Здесь огромный полет для творчества, для меня по крайней мере. Даже цвет подобрать под свое настроение. Если я хандрю, хватаю темно синие, коричневые и черные тона — и вся моя хандра выбрасывается с этим цветом. По сути, я отшиваю свое настроение, и это все уходит. Для меня нет монотонности абсолютно, потому что в вышивке действительно можно найти свой изюм и свой творческий почерк. Мне нравится, что ты сразу видишь результат. Сделала 50 крестиков — ты их видишь, перед тобой результат твоего потраченного времени. И тебе хочется двигаться дальше. Во время вышивки я очень успокаиваюсь, для меня это реально творческий процесс. Ни в коем случае не скучно.



— Что для вас самое сложное в вышивке?

Найти время на вышивку — это самое трудное в вышивке. Еще я очень не люблю вышивать светлыми тонами, потому что они практически сливаются. Не очень люблю канву равномерку, там не так отчетливо видны дырочки для крестиков. А так самое сложное — найти время и решить, сколько же наборов взять, когда нравится 100. На самом деле время найти можно. Я всегда ношу с собой маленькие пяльца. Если ты сидишь в кафе, ждешь подругу и есть 15 минут — почему нет? В метро, правда, еще не вышивала, люди и так едут на работу в странном настроении. Расстраивает, что не могу взять с собой в самолет, потому что иголку и ножницы нельзя брать на борт. Когда лечу в самолете, у меня прям везде чешется, что проходит время, а я не могу повышивать. А дома у меня стоит рама и там натянута большая полуметровая работа, которую я вышиваю только дома.

— Как находятся силы и время вышивать дома после работы?

Когда я не занималась вышивкой, если бы мне сказали, что я ей займусь, я бы так и ответила: «У меня нет времени». Но мне это настолько нравится, что я стала, наверное, более рационально использовать свое время. Раньше если бы у меня дома было 30 минут свободного времени, я бы, наверное, посмотрела кино, поговорила с кем-нибудь по телефону. А так я точно знаю, что надо делать. У меня выстроен тайм-менеджмент, и в нем очень часто находится время на вышивку. Я знаю, что должна выделить 30-40 минут, посидеть повышивать, пока готовится ужин, например. Выходной — это целый ритуал. Я должна обязательно утром сесть повышивать немножечко. Конечно, времени не хватает, и на работы, на которые у некоторых вышивальщиц уходит месяц, у меня уходит три. Не потому, что что-то не получается, а потому, что нет времени. В этом есть и своя специфика. Например, я не использую длинные нитки, когда вышиваю, потому что знаю, что могу взять нитку и засесть на несколько часов, а у меня их нет.

— А если у человека все-таки не хватает времени или денег на хобби?

Значит, этот человек еще не нашел то хобби, которое ему близко. Потому что я тоже так считала. Пробовала ходить на рисование, мне не пошло. Вышивка — это то, что мне действительно нравится, это мое настоящее увлечение. Если на работе я пишу словами, то тут я пишу нитками — это тоже созвучно. Если человек говорит, что у него нет времени на хобби, у него просто нет хобби, которое бы ему нравилось. На счет денег, с той же вышивкой есть масса возможностей. Каждый производитель предлагает бесплатные схемы, они есть на сайтах. Их можно скачать и купить нитки — это посильно каждому человеку. Многие вышивальщицы обмениваются наборами, потому что практически все производители упаковывают в набор в два раза больше ниток, чем надо. Я так обменивалась с коллегой. На счет времени, пока варится борщ на плите, почему бы не посидеть рядом и не повышивать? Это успокаивает. И всегда можно пригрозить надоедливому родственнику или коллеге, что у тебя в руках холодное оружие и если вдруг что, ты умеешь обращаться с иглой.

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal