?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Женственная готика. Катя Прус-Анискович — об украшениях из гаек, творческих сложностях и успехе
n_evlushina
Статья для журнала "Лукошко идей"
автор Наташа Евлюшина
май 2019 г.

Дизайнер Катя Прус-Анискович создает украшения, в которых трудно остаться незамеченной. Возможно, все дело в обычных гайках из строительного магазина — именно они основа практически каждого изделия. А возможно, причина притягательных взглядов в витиеватости украшений, сочетающих в себе и женственную хрупкость, и готическую независимость. Как бы там ни было, но серьги, колье и броши бренда Vedovka заняли свое прочное место как на модных подиумах, так и в шкатулках городских модниц. Значит ли это, что для успеха нужно взять любые непривычные элементы и сотворить из них украшение? Едва ли. Катя считает, что самое главное тут — найти свой уникальный путь. Как ей это удалось, читайте в нашем интервью с ремесленницей.



— Катя, творчество всегда было в вашей жизни или появилось внезапно?

Творческим человеком я была всегда. Мне рассказывали такую историю, что в 9 месяцев мне давали иголку и пуговицы, а я нанизывала эти пуговицы на нитку и делала такие бусы. В школьные годы было плетение из бисера. Причем нас этому не обучали, училась всему сама. Даже помню, как делала бусы из яблочных косточек и из семечек перца. Я росла на Нарочи, это довольно закрытое пространство, конечно, проблемы с материалами. Думаю, это был такой выход из ситуации — из подручных материалов что-то делать. Потому что для меня творчество — это какая-то отдушина. Всегда интересовала тема украшений, наверное, это свойственно всем девушкам. Бабушкина шкатулка, огромные куски янтаря, невероятные чешские клипсы и колье… Ты видишь, и глаза сразу горят. Всегда хотелось к этому каким-то образом прикоснуться, даже бессознательно делая вот эти фенечки, уже тогда творила какую-то красоту. vedovka

— Задумывались о том, чтобы связать с украшениями и будущую профессию?

На тот момент нет. Хотелось как-то стать художником, но тоже в виду того, что Нарочь довольно далеко от Минска и там не было возможностей развиваться в этом ключе, когда надо было принимать решение ехать в Минск в художественную школу-колледж, родители не отпустили. И я их понимаю сейчас прекрасно. Да, хотелось быть художником, но вот дизайнером украшений — нет. До момента, пока я им не стала, никогда об этом не задумывалась. А по образованию я — маркетолог. Работала в рекламном агентстве, потом год в санатории на Нарочи. Иногда начинаю поднывать сама себе, потому что от любой работы устаешь, даже от творческой. Но потом вспоминаю свой год в санатории на должности маркетолога и сразу же активируюсь, начинаю усердно работать над украшениями.

— Как вы из маркетолога переквалифицировались в ремесленника?

У меня закончился контракт, и я вернулась в Минск. Был переходный момент, когда надо было искать новую работу и возвращаться в офис. Но год в санатории выел меня так, что было все равно что делать, главное не возвращаться в офис. Я начала заниматься рукотворчеством, и в тот момент все как-то сложилось. У нас появились первые маркеты, и мне подруга говорит: «Кать, ты могла бы тоже попробовать себя. У тебя очень здорово получается делать какие-то вещи, попробуй себя в маркете». На тот момент я еще подрабатывала разными способами, мне помогали родители, помогал молодой человек, то есть я не сидела без денег, при этом могла позволить себе заниматься творчеством. Когда шла на свой первый маркет, не задумывалась о том, что это будет работа — решила просто попробовать для души. И он стал для меня… провальным. Потому что я сделала все, что только могла: связала муфты (мне казалось, что это круто и никто не делает, на тот момент и правда никто не делал), какие-то ободки, повязки вязаные, браслеты из пуговиц и металлической проволоки, кожаные серьги- кисти — у меня не было никакого творческого почерка, просто поток сознания. И это оказалось неинтересно. По сути, такого было много, а как таковой сложной дизайнерской мысли у меня еще не было. После первого маркета у меня был перерыв, в следующий раз я участвовала практически спустя год и это уже была коллекция — мои гайки. В 2012 году были довольно популярны изделия из обыкновенных гаек — фенечки. Мне очень понравилась эта идея, и я сделала простую фенечку. Но раскладывая гайки, рассматривая их, поняла, что это очень крутой материал для меня, у которого просто неиссякаемый потенциал. Сделала коллекцию, мы ее отсняли, и для меня это был прорыв. Все последующие маркеты шли по нарастающей, все больше интереса проявляли люди, и появились первые заказчики. Меня тогда очень поддержали белорусские порталы, потому что это было что-то новое. Благодаря этому процесс пошел, и хобби превратилось в работу.

— Не было страшно выходить со своими изделиями на публику?

Конечно, страшно. Мне до сих пор страшно. Перед каждой коллекцией волнение. Потому что это всегда риск: ты делаешь что-то новое, что может не зайти аудитории. Я волнуюсь каждый раз, создавая что-то новое, у меня нет 100%-ной уверенности, что я вот такая пришла и сейчас всех «победю». Но это кайф, когда ты рискуешь, в этом и есть удовольствие от такой работы, для меня по крайней мере. Когда ты создаешь что-то новое, идешь на риск, когда потом ты еще получаешь положительную отдачу, видишь, что людям интересно, это просто неописуемая радость и удовольствие, наверное, для всех.

— Какая была реакция, когда гаечные украшения только появились?

Был интерес. Приходили журналисты, фэшн-дивы, задавали вопросы — да, зацепило. Я не помню, какие были продажи, вроде не особо большие, но вообще был очень большой интерес. Мерили, спрашивали, потом появились первые заказы.

— А критика была?

Я не помню. Настолько спокойно отношусь к критике, что просто не помню. Наверное, да. А может и нет. Я просто человек такой, сразу отсекаю все плохое и иду дальше. Просила сама критики на каких-то моментах, но не воспринимаю ее как критику, скорее как совет. Например, первоначально бренд назывался Noname — такая провокация. Но потом я поняла, что название очень неудобное и очень распространенное. Мне надо было придумать свое имя, которое говорило бы обо мне и моих изделиях. И я у многих спрашивала, советовалась, стоит ли мне менять. Конструктивная критика — это ответ на мои вопросы. А какие-то плевки в спину… просто не вижу и не воспринимаю их.

— Для вас было сложно оставить стабильную работу ради творческой?

Для меня это был очень органичный путь. Не скажу, что были какие-то преодоления, не считаю, что это были трудности, просто определенные этапы моего пути. Трудности сейчас возникают, но ты решаешь: либо опустить, руки либо действовать в соответствие с этими трудностями. Это как в любой работе, мне кажется. На определенном этапе это было просто творчество, я просто реализовывалась и мне этого было достаточно, меня не волновали деньги, хватало покушать и гречки. Но чем дальше я расту, тем больше амбиций. Понимаю, что для меня это бизнес. И я могу строить его дальше, масштабировать, превращать в еще более крутое дело, которое будет не только на территории Беларуси, а пойдет еще и за пределы. Сложности дают рост, если они появляются. Ты их перешагиваешь и идешь дальше.

— Ваши украшения часто можно встретить на модных показах и фотосессиях. Чувствуете себя популярных брендом?

Ой нет. Это необходимость, часть моей работы. И все. После первого проваленного маркета я поняла, что хочу делать фэшн, для меня это важно. Мода — это мое и я не могу без этого жить. Когда ты дизайнер украшений, участие в неделях моды, сотрудничество с дизайнерами одежды, участие в фотосессиях — это просто неотъемлемый шаг. Это какая-то сложность, очередная ступень. Но ты делаешь выбор: делать это или нет. Потому что самый первый показ не неделе моды мы оплачивали совместно. Это был показ Леры Аксеновой, она дизайнер одежды, а украшения делала я и Мила Игнатик. Небольшую часть от стоимости в участии недели моды мы с Милой оплачивали. А сейчас меня уже приглашают бесплатно. Но на тот момент это был необходимый шаг для того, чтобы зайти в индустрию, чтобы тебя увидели. Сейчас у меня уже другие приоритеты, но на тот момент это было необходимо.

— Что нужно сделать начинающему мастеру, чтобы стать популярным и востребованным, на ваш взгляд?

Мне кажется, у всех свой путь. Просто чувствовать его и не изменять себе, не копировать других, искать именно свою какую-то тонкую нить, которая потом превратится в знатный канат, за который ты будешь держаться. Индивидуальность важна. Когда ты пытаешься кого-то повторить и забываешь о самом себе, то это очень короткий путь, он может быть актуален очень недолгое время. А когда ты прислушиваешься к себе, то так все и получается.

— Как у вас рождаются идеи для украшений?

Не знаю. Они рождаются — это правильное слово. Наверное, из воздуха, из каких-то окружающих моментов, которые ты видишь, просто в себя впитываешь и потом перевариваешь, пропускаешь через себя, через свое видение и так получаются идеи. Очень люблю работать с дизайнерами одежды в рамках недели моды. Это тоже дает очень сильный толчок, когда ты видишь идеи других людей.

vedovka_y_love_collection (3)

— Расскажите, как проходит работа над коллекцией: делаете ли вы зарисовки или все интуитивно?

Всегда по-разному. Например, сейчас, участвуя в неделе моды с Виталиной Гордиевской, я отрисовывала модели. Потому что это был новый для меня материал, я работала с кожей раньше, но в таком ключе нет. Все свои сложные колье я собираю просто интуитивно. Не рисую макеты, эскизы. Сразу идет работа на столе, исходя из материала, из какой-то импровизации. Коллекции тоже всегда создаются по-разному. Иногда бывает, что я проснулась и прям вижу, что мне надо сделать какой-то набор украшений. Но зачастую все начинается с какого-то одного элемента, который потом обрастает разными деталями, превращается в разные изделия. Это очень сложно объяснить, но очень просто для меня сделать.
Сейчас я в принципе отхожу от темы коллекций, потому что не вижу в этом необходимости. Поняла, что коллекция нужна, когда идет какой-то показ. Но в нашей жизни проще делать одно изделие, потом следующее. Главное — себя не останавливать, не сдерживать рамками. А коллекция — это довольно жесткие рамки. Мне понадобилось много времени для того, чтобы понять что коллекция необязательна. Да, проще сделать съемку, когда есть стилистически объединенные украшения и видение одной картинки, и проще продвигать. Но сейчас я хочу попробовать более сложный путь.

— Есть какая-то особая философия, которую вы вкладываете в свои украшения?

Оказывается есть, хотя раньше думала, что нету. Сейчас понимаю, что эта философия заключается в том, что украшения создают нам повод. То есть необязательно иметь какой-то повод, чтобы надеть украшения. Надевая украшения, мы можем создавать для себя праздник и настроение каждый день. Вот такая у меня философия. Красота, она в нас, и мы ее подчеркиваем украшениями. И для этого праздники не нужны. Все просто.

— За время существования бренда Vedovka как развивался ваш стиль?

Возможно, сейчас мой стиль стал более готичный, более тяжело-вечерний, более осознанный и взрослый по сравнению с тем, с чего я начинала в 2012 году. И эти изменения произошли не только в украшениях, это мои внутренние трансформации. То есть я расту, и мои украшения растут вместе со мной. Начинала с более простых веселых изделий, но чем дальше, тем более сложнее становится работа. Мне это нравится. Я могу сделать, по сути, что угодно, но мне нравятся сложности. Часто спрашивают о каких-то минималистичных изделиях, допустим, сережки из двух камешков, но мне это неинтересно делать. Чем сложнее и витиеватее само изделие, тем для меня лучше. Вот это основное изменение. Но даже, делая какие-то минималистичные изделия, как для показа Виталины Гордиевской, они визуально очень простые, но работа, которая вкладывается в них, довольно сложная и длительная. Делая и простые вещи, мне нравится заморачиваться, нравится доводить это все до четкости. Я — педант и это в моих изделиях: сложность и простота одновременно.

— А выбор материалов менялся?

Да. Дело все в бюджете, и сейчас я трачу гораздо больше на материалы. Когда-то я не могла себе позволить полудрагоценные камни подороже, а сейчас могу — и в этом кайф. Знаю, что мои клиенты тоже могут себе это позволить и для них это удовольствие иметь изделие из качественных крутых материалов. Гайки остались, но изменилось их качество. Изначально я покупала гайки просто в строительном магазине, сейчас тоже покупаю в строительном, но другого уровня, сейчас гайки стальные.

— Свои сложные работы сами сможете повторить?

Смогу, но зачастую этого не делаю, потому что... а зачем? Есть сложные колье, которые неповторимы в виду того, что я люблю странные материалы. Вставила в колье пять камней необычной формы — все, такого больше не будет, потому что нет таких камней. В Минске довольно ограниченное количество качественного материала, бывает так, что я работаю со стеклярусом, купила для колье упаковку, и его просто больше нет и неизвестно когда привезут. Изделия попроще я делаю малыми тиражами и специально так, чтобы была возможность повтора. Но это авторский повтор и стараюсь делать какие-то минимальные изменения, чтобы все равно это было индивидуально.

— А повторы ваших работ другими мастерами были?

Давно работаю, поэтому бывало всякое. Случается, что копируют технику. Могу сказать, что работу со стеклярусом на штифтах я начала первая. Вот серьезно, до этого, что удивительно, этот материал не использовали, использовали просто бисер, а стеклярус был не в почете. Сейчас много изделий со стеклярусом. Не говорю, что я задала тренд. Возможно, я его почувствовала и предвосхитила, начала делать это первая. Серьги, которые у меня есть из стекляруса, тоже видела много у кого. Пытаются повторить, но это все равно немножко иначе, потому что у всех людей разное восприятие цвета, композиции. Все мы индивидуальны, поэтому проще сделать что-то свое с нуля, чем повторять чье-то чужое, я так считаю. По началу болезненно реагировала на эти повторы, конечно, сейчас не так. Но был момент, когда я очень переживала и у меня это прям затормозило работу. Потом поняла, что лучше не заморачиваться. Обязательно надо поговорить с человеком, который повторяет тебя, но при этом работать и шагать семимильными шагами. Чем больше я работаю, тем меньше вероятность, что кто-то успеет меня догнать и повторить. Пока кто-то что-то повторяет, я уже придумала новое и пошла дальше. То есть я выбрала для себя такую позицию, потому что сидеть и плакать над повторами можно бесконечно, впасть в депрессию, потерять себя и радость от жизни. Но чтобы это понять, мне понадобилось время.

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal