?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Только не ешь меня! Ольга Могилевец — о «вкусных» брошках из войлока
n_evlushina
Статья для журнала "Лукошко идей"
автор Наташа Евлюшина
январь 2019 г.

Яркие краски, веселые образы и молодежный задор — все это броши «OM-NOM» Ольги Могилевец. Сочными фламинго, мороженым и кактусами так и хочется обсыпать угрюмое зимнее пальто — и все равно, что скажут незнакомые прохожие. Ольга занимается валянием брошей всего полтора года, и за это время видела разную реакцию на свое творчество. Кто-то восторгается, кто-то и вовсе не принимает. Критика сердце мастера не ранит, ведь вся эта радость жизни и детская непосредственность — у нее внутри. А броши только способ сказать: «Я такая, какая я есть». О поиске своего почерка, вдохновении и войлочных «друзьях» читайте в нашем интервью с Ольгой.



— Ольга, как вы начали делать броши из войлока?

Я окончила школу с эстетическим уклоном, где в качестве трудов у нас были и керамика, и флористика, и гобелен. Мне это жутко нравилось, в творчестве была всегда и с головой. И хотелось дать это ощущение своим дочкам, чтобы они тоже втянулись. Повела их в развивающие секции, где-то мы рисовали, где-то занимались валянием. Они вроде и пробуют, но потом бросают: «Мама, доделай». И уже я доводила до какого-то интересного момента с изюминкой, чтобы девочки все-таки заинтересовались. Как-то сделала игрушку, она такая забавная получилась, начала прикладывать к себе и говорю: «Пусть это будут брошки!» Так все и началось.

— Изначально вы делали броши только для себя или сразу рассчитывали на продажи?

У меня не было цели продать. Сама много лет ходила на Модный маркет и с удовольствием покупала вещи белорусских дизайнеров. Но в один момент, когда мои девчонки уже подросли (сейчас им 18 и 14) и стали надевать эти броши, мне показалось, что я могла бы представить свои изделия публике. Оформила ремесленничество и пошла по творческим магазинам — предлагать свои комплекты: вязаные монохромные свитера с брошами. И мне везде отказали. В основном, никому не было интересно, кто-то говорил, что нет стенда для брошек.

— Расстроились, что работы не оценили?

Так как у меня не стояло цели пробиться, я и не расстроилась. Нет так нет, ведь за спрос не бьют в нос. А потом как-то раз пришла на Модный маркет в качестве клиента и зашла в магазин белорусских дизайнеров «Канцэпт-крама BFM». Показала свои броши девочкам-хозяйкам, они вдвоем заинтересовались, даже захотели себе. Здесь же меня заметила организатор Модного маркета Вика Наумова, я отправила заявку на участие и ее одобрили, сказали, что техника интересная, у них такой еще не было. В апреле 2017 года прошла моя первая выставка на Модном маркете.

— Как вам — оказаться по ту сторону прилавка?

Мне было интересно, потому что я стояла со своими изделиями первый раз, и у меня был дикий восторг. Шли люди, они ничего не покупали. Но они говорили: «Ой, иди сюда, смотри — новое дыхание в валянии» — «Ой, валяние, смотри, что можно сделать». В основном, в валянии делают цветочки в таком варианте, я бы сказала, бабушкином, несовременном. А то, что представила я, у людей вызывало улыбку. Это были яркие и веселые броши: мороженое, макаруны, кексы, кактусы, мишки, воздушные шарики. И мне было очень интересно слушать мнение людей.
Заметила, что многие просто не видят, куда эти броши можно применить. Поэтому я всегда надеваю на себя и показываю, как она может себя вести. Говорят: «Вам так красиво, а я себе не смогу это одеть» — «Почему? Давайте приложим, посмотрим» — «У меня нет таких цветов» — «Но эти броши не требуют цветов». Начинаю прикладывать, показывать, как я это вижу, и только тогда люди соглашаются, что, да, им тоже надо. Наверное, первые два маркета у меня была просто беседа с людьми. Подходили, трогали, по-доброму смеялись, но практически ничего не покупали, потому что боялись и стеснялись. А потом постепенно пошла реклама, в «Канцэпт-краме BFM» показывали, как надевать, кто-то посмелее купил. И вот два месяца я отстояла с «показательными выступлениями», а уже летом пошли продажи. Как раз придумала яркую птицу — фламинго — у меня просто был мех, из которого делала помпоны, и решила попробовать скомбинировать его с войлоком. Сейчас с такой теплотой вспоминаю первые маркеты, как это происходило, потому что люди такие приятные комплименты говорили.
В основном, подходят те, кто уже купил у меня броши, и они хотят посмотреть, что еще придумала. И мне очень интересно именно мнение людей. Часто подходят дети. Я их спрашиваю: «Покажите, что вам нравится». Буквально недавно был случай с двумя девочкам. Девочка постарше посмотрела, показала на фламинго, на то, на это. А младшая, как на духу, долго-долго смотрела и показал на кекс: «Ммм, и пожалуй все». Старшей стало так неудобно. Я говорю: «Почему? Хотя бы кекс, это уже оценка». Поэтому я хожу на маркеты, чтобы видеть: нравится - не нравится. Кто-то говорит, что не мой материал. Кто-то, что никогда не наденет на себя еду. Но я никогда не иду на поводу, все равно делаю то, что я хочу. Мне нравится кекс и я его делаю. И в 41 год ношу все свои изделия. Вообще реклама очень важна, как ты сам несешь свое изделие. Даже висит брошь на стенде и многие не представляют ее на себе. Но как только ты собрал образ, сразу есть покупатель. И я бы хотела поблагодарить всех своих покупательниц, мне очень приятно, что они выбирают мои изделия.

— А жесткая критика была?

Да. «Ну вот что это? Пойдем отсюда», — для меня это жесткая критика. А вообще не боюсь критики. Часто подходят пары, и тут уже начинается интересный разговор. Как-то мужчина говорит: «О, это, наверное, самое интересное, что я видел на маркете» — «Что вам понравилось?» — «Прикольно все». Женщина что-то присмотрела себе, но он не позволил ей купить, потому что дорого. Я ему рассказываю, как все это делается, у меня с собой всегда войлок, иголка, вот из этого сформировать вот это иголкой, вот техника. Вот эта брошка делается 4 часа. Это трудоемкий, монотонный процесс, после которого болят суставы. Так за сколько я могу оценить свою работу? Он вроде согласился, но все равно не купил. Мне было даже не обидно, мне был интересен этот диалог, потому что ему был любопытен весь механизм как это делается.
Чтобы не говорили, всегда следую только своей интуиции. Бывает, перед выходом мне надо пойти в своей броши, и начинается обсуждение: кто пойдет на «выгул». Прохожие смотрят, спрашивают, очень приятно. Бывает, в метро еду, у меня на черном пальто кекс, все оборачиваются. Я прямо читаю на лицах: «Боже, что она на себя надела». Или: «А что это кекс? Прикольно». Я люблю любое мнение: плохое и хорошее — все, что мнение, это здорово. Но это на меня не воздействует.



— Войлок, как материал для рукоделия, пользуется популярностью сегодня?

Очень. У нас много мастеров, много войлочной одежды, головных уборов, обуви. Я сама у коллег покупала валяное платье. Войлок — это все-таки классический материал, он наш испокон веков. И чтобы не было модно, все рустикальное просто в нас, в крови. Особенно в сезон осень-зима, когда хочется тепла и мягкости. А сейчас этот войлок таких разных цветов, что можно делать невообразимые вещи. Я, например, не люблю пластик, синтетические материал, мне важен тактильный момент. У меня на маркете недавно подошла женщина и начала щупать, говорит: «Я бы так и ушла с брошью в руках». Дети очень любят щупать. Войлок, наверное, очень притягивает нас, людей в холодных странах, южанам было бы непонятно.

— Если мастеров много, как же отличиться?

Я каждый раз восторгаюсь тем, что у каждого мастера свой почерк. Вижу, чья рука делала то или иное изделие. Многие считают, что у меня какой-то детский вариант, детская техника. Наверное, из-за того, что сочно и красочно. Многие мастера боятся красок, делают в натуральной гамме, никто не хочет выбиваться зелеными или розовыми цветами. А мне, наоборот, хочется, чтобы современное пальто заиграло веселой яркой ноткой. Наверное, вот в этом и есть мой секрет успеха. Фиолетовое мороженое, кричаще малиновое фламинго — с чем не надень, брошь будет лидировать. Девочки даже говорили: «Мы боимся, что фламинго слишком крупный» — «Зайдете сразу с «другом». Сначала входит фламинго, следом вы». Зато сразу себя обозначите — вот я пришел.

— Придерживаетесь каких-то творческих принципов?

Никогда не сажусь за работу с плохим настроением. И если не хочется сегодня валять, заставлять себя принудительно не буду. У меня коллектив питомцев, который мне помогает создавать это настроение. Еще я ориентирована на молодежь, поэтому прислушиваюсь к своим девчонкам, они мне какие-то идеи подсказывают. Ребенок говорит: «Сделай фиолетовые губы». Думаю: ну, может фиолетовые губы не надо. Но делаю, прихожу на маркет, и фиолетовые губы сразу покупаются. Иногда те вещи, в которые я не сильно верю, но ориентируюсь на вкус своих девчонок, они выстреливают очень даже интересно. Или иногда говорят: «Это не нравится, не выставляй». А я все равно иду и выставляю, потому что мне нравится, ориентируюсь себя, и тоже выстреливает. Никогда не смотрю ни пинтерест, ни других мастеров, что они делают, никогда не повторяю чужие коллекции. Многие делают зайчиков, мишек, но у меня они свои. Это и есть почерк, поэтому и выделяюсь: все идет из головы, из семьи — все это отражается в творчестве.

— Как к вам приходят идеи сделать ту или иную брошь?

На ходу. Мой ребенок ел мороженое, я пришла домой и тут же сделала в той же цветовой гамме рожка и шариков. Все только из жизни и ничего нереального. Мы ездили в Африку, где я увидела фламинго. На самом деле, они в жизни не настолько эффектные, и мне захотелось, чтобы мой был самый кричащий. Очень долго присматривались, что они такого цвета. Но смелые дамочки надевали, и я была очень довольна. Дальше съездила в лес — под рябину надо что-то сделать. Созрел виноград — сделала виноград с бусинами. Лето — ананасы, в кафешку зашла — макаруны, на море съездила — морские звезды. Пчелки прилетели — пчелки. В холодильник заглянула — авокадо такой красивый лежит. Созрела клубника — сделала клубничку. Машинка «жук» поехала — сваляла «жука». Все только из жизни, ничего специально не выдумываю. Только в своем формате, в своем видении. Да, я вижу в таком детско-примитивном варианте, но оно с душой сделано и сразу находит себя. И всегда делаю брошку для себя. Если я ее надену, если она меня не раздражает, если она мне нравится, выставляю ее. Если что-то не получилось, значит не получилось. Либо доделываю до того идеала, чтобы я ее надела. Например, с аистом пока у меня не сложилась история, возможно, еще не нашла свой типаж, лежит, ждет своего часа.

— Какая брошь у вас самая популярная?

Фламинго. Но сейчас у нее конкурент — лошадка. Правда, лошадку делаю крайне лимитировано, потому что ее смотрят определенные люди — это точно. Фламинго выбирают модницы, взрослые, которые хотят в офис надеть. А лошадку — легкие люди, свободные, которые могут с лошадью зайти и сказать: «Да, это я».

— Можете по взгляду на человека угадать, что он выберет?

До сих пор не сделала никакого умозаключения, потому что не могу предугадать. Подходят, я наблюдаю, на что они смотрят, и не угадываю. Когда люди идут мимо, я вижу, что пошло «пальто» и ему не хватает фламинго или авокадо, могу подойти и ненавязчиво предложить. Кто-то подходит, прикладываем, кто-то покупает, кто-то нет. А так угадать, что внутри у человека, не получается.
Вот недавно был замечательный покупатель. Я сделала брошку Барта Симпсона одной из первых, с нее, наверное, все и началось. Она была моим счастливым амулетом, потому что долго не продавалась, но всех привлекала на маркете. Хотя я делала с ней фотосессию, и она шикарно смотрелась на серых свитерах. Пришел мальчик, и мне было так приятно, что он ее выбрал. Плюс мама его была позитивно настроена, они приложили брошь, и было понятно, что не могут без нее уйти. У меня так часто бывает с яичницами и пончиками: дети просят на рюкзак, а взрослые не понимают. Они спрашивают: «Что это? Зачем вы это делаете? Куда это можно надеть?» Наши взрослые очень зажаты. Они не могут позволить себе какой-то веселый декоративный элемент: «Куда я это надену? Что мне скажут?» А зачем вам, взрослому человеку, думать, что скажут люди? Есть скованность, сдержанность — это уже наши советские корни. Этот уклад очень сильно живет в нас. Во мне не живет, поэтому мне очень легко. А молодое поколение уже по-другому думает. И мне очень нравится, когда такие люди появляются. Они себе приколют, и вещь зажила. Она на доске не жила, а тут пошла жить своей жизнью.

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal