?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Мой муж – американец
n_evlushina
Статья для журнала "Кудесница"
автор Наташа Евлюшина
декабрь 2018 г.

Выйти замуж за иностранца – для многих славянских девушек порой все равно, что стать героиней сказки. Ведь там, за границей, и яблоки слаще, и погода теплее, и мужчины лучше. Впрочем, сказки бывают разными: одни становятся принцессами, а другие – заложницами. Но сегодня будет счастливая история. Ею с читательницами «Кудесницы» поделилась белоруска Екатерина Кирсанова.



«Папа чуть со стула не упал…»

Никогда не думала, что выйду замуж за иностранца. Я родилась в маленьком провинциальном городке Беларуси. Откуда там взяться «чужеземцам»? К тому же, чтобы завязать отношения с иностранцем, с ним надо как-то разговаривать! А у меня – английский на школьном уровне, да и тот со временем забылся из-за отсутствия практики.
В студенческие годы я встречалась с парнем из Ирана. Мы познакомились в Индии, он приезжал ко мне на пару месяцев в Минск и был чрезвычайно серьезно настроен, что даже пугало. Совсем меня не знает, а уже просит руки у моих родителей. Папа тогда чуть со стула не упал. Но все решилось само собой: я получила визу в Штаты (по программе j-I), и родители вздохнули с облегчением.
И даже уже находясь в Америке, я не ставила целью выйти замуж за местного. Для знакомства и отношений банально не хватало времени. Иммиграция – нелегкая штука: надо осваиваться на новом месте, искать работу и решать, как жить дальше.

Банальное знакомство

С Шоном мы познакомились в Нью-Йорке, причем очень банально. Он праздновал в баре свое 25-летие и заказал выпивку всем, кто сидел за барной стойкой. Я просто «попала под раздачу», мы разговорились. И все! Ничего сверхъестественного.
Я сама взяла телефон Шона и записала ему свой. И он позвонил! Точнее, написал: в Штатах смс намного популярнее звонков. В тот момент жизни я была на распутье: не знала, где хочу жить, чем заниматься. Улетела в Калифорнию, а с Шоном у нас завязался серьезный смс-чат. Он мне нравился, но не более того. Еще мне казалось, что он специально пишет мудреными словами и предложениями, чтобы я не понимала и пользовалась переводчиком.
Потом я вернулась в Нью-Йорк, и Шон предложил мне снимать у него полдома. Жить было негде, и я согласилась. Как сейчас помню: огромный дом – в пивных постерах, повсюду военная атрибутика (Шон очень гордится, что служил в американской армии), в холодильнике – ящики пива и никакой еды. А я еще и с собакой пожаловала. Но постепенно наше банальное знакомство выросло в большие чувства.

Девушка «из Советского Союза»

Шон – американец до мозга костей. Порой я задаюсь вопросом: как он вообще на мне женился? Он считает, что Америка – лучшая страна в мире, признает только американские марки машин, больше всего любит американскую кухню и очень гордится, что он гражданин своей страны. И тут я! Из Беларуси, из Светлогорска. Или, как он любит говорить своим друзьям, – из Советского Союза, потому что в моем свидетельстве о рождении так написано. Кажется, ну чем я его взяла?! Хотя, как он потом признался, с первого момента нашего знакомства Шон знал, что женится на мне. Я к таким решениям отношусь гораздо серьезнее.
Шон стал планировать поездку в Беларусь, и мне это было очень приятно. Мы отправились на мою родину, к родителям, и там все решилось. Помню, сидим мы за накрытым мамой столом, вдруг Шон поднимается и просит меня только переводить его слова. Долго, мучительно, с моим не самым лучшим переводом – и вот он, мой американец, просит у моего папы руки его дочери! Я перевожу и улыбаюсь до ушей. А папа от удивления потерял дар речи. Мама вмешалась в разговор со словами: «Ты нам нравишься, но последнее слово за Катей». В общем, родители дали нам свое благословение. До сих пор вспоминаю тот неудобный момент с языковым барьером в диалоге. Что ж, это всегда небольшой минус в браке с иностранцем.

«Сама не верю, что все так радужно…»

На рождество мы собрались в доме родителей Шона большой шумной компанией – у него шесть родных братьев и две сестры. И вот я открываю свой подарок, долго вожусь, а потом поднимаю глаза, а Шон стоит на одном колене с кольцом в руках… Это был бриллиант. Тот, который выбрала я! Но кольцо – еще полдела. Свадьбы в Штатах планируются за год, а то и за два. И когда мы решили пожениться меньше чем через год после предложения Шона, все думали, что мы сошли с ума. Нет, мы никуда не торопились – просто мне очень нравились время года и дата. Свадьба была большой и шикарной!
Мы женаты уже три года, и я сама в это не верю. Так быстро бежит время… У нас растет прекрасная дочь Злата, ей 1 год и 7 месяцев. Чудесный ребенок, без преувеличения. Сама иногда не верю, что все так радужно складывается… Хотя, я думаю, все понимают, что не всегда так бывает.
Но все равно, каким бы замечательным ни был муж-иностранец, такие браки – это всегда столкновение двух культур. Наше разное детство и воспитание дают о себе знать. Шон многого не понимает в белорусской кухне. Драники он, конечно, любит. А вот сельдь или сушеную рыбу вообще не признает. Еще ему непонятно наше показное гостеприимство. Зачем накрывать роскошные столы для гостей, если нет денег? Американцы – очень простой народ. Перед ними не надо танцевать канкан, им интересно все адекватное и настоящее. И они очень открытые. Если что-то не нравится, всегда скажут. Шон часто мне говорит, что русские любят усложнять себе жизнь.

Так и живем!

Еще у всех иностранцев есть стереотип, что славянские девушки – сплошь блондинки. Мой муж готов не только оплачивать услуги салонов красоты, но приплачивать мне за блондинистые волосы, а мне не нравится. Единственное, на что соглашаюсь, – мелирование.
У меня в семье очень сильное женское начало. У Шона, в принципе, мама тоже сильная волевая женщина, но вот бюджетом семьи правит папа. И мой муж переносит эти правила в нашу семью, что совсем не приемлемо для меня. Поэтому долгое время у нас с ним был раздельный бюджет даже после свадьбы.
Часто у нас возникают недопонимания из-за языка. Я хорошо говорю на английском, но это не родной для меня язык, и порой сленговые выражения до меня не доходят. То же самое – с американскими шутками: очень редко нахожу их смешными. А Шон вообще не понимает русского юмора. Так и живем!
Этот список с непонятностями можно продолжать до бесконечности. Просто женщины, которые решаются на такие смешанные браки, должны быть к этому готовы. Твой муж – твой верный друг, но он все равно никогда тебя не поймет на сто процентов, как понял бы мужчина из твоей страны.
Я рада, что у меня есть Шон, и считаю, что мне очень повезло с мужем. Хотя ему повезло не меньше!

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal