?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Рак: диагноз, не ставший приговором
n_evlushina
Статья для журнала "Кудесница"
автор Наташа Евлюшина
ноябрь 2018 г.

Онкология – смертельный приговор или «временные трудности»? Каждый решает сам. И порой только от этого решения зависит, на чьей стороне – твоей или болезни – окажется победа. В жизни наших героинь случился рак. Как это всегда бывает, внезапно и без спроса. Но они выжили. Выжили, потому что верили и не опустили руки.

Картинки по запросу рак онкология

«Не надо хоронить себя раньше времени!»

Рак. От него умирают в страшных муках, и никто не выживает – это все, что знала об онкологии Надежда Белевич. Она жила обычной жизнью и никогда не думала о раке, даже в своих мыслях держалась от него подальше. Да, он есть, но где-то там, с другими людьми. А потом Надежда сама столкнулась со страшным диагнозом лицом к лицу. Казалось бы, еще утром все было хорошо, по плану флюорография – простая формальность, чтобы сделать справку для посещения бассейна с ребенком. Но всего пара слов рентгенолога – и жизнь перестала быть прежней.



«Он сказал, что мне нужно записаться на прием к онкологу и фтизиатру. На мой вопрос: «В чем все-таки дело?» – врач резко ответил: «Я вам все сказал…» После снимка в поликлинике я сделала компьютерную томографию. Оказалось, что у меня увеличены лимфоузлы в области средостения (грудной клетки) и шейно-надключичные. Затем меня положили в стационар, где взяли один из лимфоузлов на биопсию, и экспресс-анализ показал, что это лимфома. Окончательный диагноз поставили в день моего 35-летия – лимфома Ходжкина, стадия 2 А. Это было такое опустошение… Я почувствовала себя живым мертвецом. Никаких прогнозов никто не давал, просто назначили лечение и направили его выполнять».

Выживу – не выживу? – на «гадания» не оставалось ни времени, ни сил. На больничном Надежда провела около 8 месяцев, за это время – 8 химий и 17 сеансов лучевой терапии. Лечение бесплатное, но часть препаратов (импортные аналоги) приходилось покупать за свои деньги через знакомых в Литве – там жителям Евросоюза предоставляется скидка. Сумма все равно выходила немаленькая – 200 евро на один курс. Ну а выпавшие волосы – это уже такие мелочи, которые способны пробить на слезу лишь в мелодраматичном кино.

«Было не больно, просто капают препараты в вену. Но потом очень хотелось есть и спать. Через несколько процедур почувствовала себя лет на 50 старше. Начался тромбофлебит на руках, не думала, что вены могут болеть. Пару дней после химии мутило – я очень неплохо ее переносила. После лучевой было больно есть, так как облучали шейный отдел. Но у меня не было никакого желания сдаться. В какой-то момент вдруг поняла, что рак – это просто болезнь, и сейчас есть методы, которые эффективны в борьбе с ним. Надо просто следовать назначениям врачей».

Большую роль в выздоровлении сыграла поддержка близких. Как говорит Надежда, основной удар принял на себя муж, а не она. Он возил супругу на все процедуры, заботился о детях, работал и при этом очень поддерживал. Помогали родители, помогали друзья, помогали коллеги… Это так важно – знать, что ты не один на один со своей болезнью, что за твоей спиной – твоя команда. Правда, не все смогли принять пугающий диагноз, и общение с такими людьми само собой сошло на нет. Другие, напротив, неожиданно очень помогли. Вопросами: «Зачем? За что? Почему я?» – Надежда не задается. Точного ответа все равно никто не даст, так стоит ли тратить драгоценные жизненные силы на пустые переживания?

«Доказано, что стресс может повлиять на развитие онкологии, как, в общем-то, и масса других факторов. Могу сказать, что за пару месяцев до обнаружения у меня рака моему сыну диагностировали аутизм. Стало ли это толчком, я не знаю. Есть мнение, что к развитию онкологии приводят обиды. Но, наверное, невысказанные обиды есть у всех, но при этом раком болеют не все».

В ремиссии Надежда уже 2 года. Победила рак или выиграла лишь одну битву? Кто знает... Она верит в лучшее, но все равно признается: страх навсегда с тобой. Сейчас чувствует себя хорошо, но и тогда, три года назад, до постановки диагноза, она тоже не подозревала о недуге. А саму болезнь почувствовала, только когда началось лечение, последствия которого ощущаются до сих пор.

«Теперь я воспринимаю рак не как что-то непреодолимое, а как болезнь. На самом деле бывают недуги и пострашнее рака, с которыми люди живут всю жизнь. Хочу сказать тем, кто только столкнулся с диагнозом онкология: не надо хоронить себя раньше времени! Надо много читать о своей болезни. Надо готовиться к химии и к ее последствиям. Найти психотерапевта, если он необходим. Есть нюансы по гигиене, по питанию, обследованиям и другим моментам, их тоже необходимо знать. Но главное – верить в жизнь!»

«А я выживу!»

Татьяна Пазгерт – медработник. В прошлом. Она всегда видела свое предназначение в помощи людям. Работала и в реанимации, и в операционной. Насмотрелась и пропустила через себя всякое. Но никогда не думала, что сама окажется на больничной койке. Татьяна всегда отличалась крепким здоровьем, тем более что дважды в год на работе проходила строгую медкомиссию. Повода волноваться не было. Ей только исполнилось 35, и жизнь, кажется, приобретала новые краски. Да, в последний месяц чувствовалась усталость, ведь две работы, курсы по семейной психологии и заботы о близких отнимали все силы. Ну а кто сегодня не устает, и разве это повод бежать к врачу?



«И вдруг у меня за сутки полностью «посыпалось» здоровье: открылось носовое кровотечение и множество других симптомов. Поняла, что что-то не то со мной происходит. Это были выходные, и я ждала понедельника, чтобы сдать анализы у себя на работе. Настолько запомнила тот день… Еле вышла из дома, потому что всегда ходила на шпильке, а тут обуваюсь и понимаю, что не могу устоять. Наверное, 3 или 4 раза возвращалась домой переобуться. До работы все же добралась, а вот домой вернулась только через восемь месяцев. И то на побывку».

Медсестра колет палец, а вместо крови – белая жидкость. Татьяна чувствует, что умирает, а все остальное – как в тумане. Вокруг паникуют коллеги, она же думает лишь о детях: старшей 12, младшей 5 и у нее астма… Как они будут без мамы? И вдруг щелчок, осознание: да, у тебя проблема. Но голос внутри говорит: «Таня, ты справишься, это не край. Надо просто собраться и действовать». Ее везут в больницу, где врач сразу говорит: «Онкология», – а после глубоко обследования озвучивает диагноз – острый промиелоцитарный лейкоз М3.

«У меня было 96% бластов – «плохих» клеток. В норме их должно быть 2-3%. То есть мой спинной мозг оказался полностью поврежден, все запущенно, и пересадку даже не предлагали, сразу расписали курс химиотерапии на год. Только потом я узнала, что весь курс лечения – 3 года. Первые несколько дней не спала, переосмысливала ситуацию, в которой оказалась. Принятие всего происходящего – это первое. Второе – я не готова умирать. И твердо для себя решила: я выживу! Хотя шансов было совсем мало».

За три года Татьяна прошла 24 курса химиотерапии, получила большое количество доз, 70 переливаний крови. Все это время ходила как по лезвию ножа: одно случайное падение – сразу же кровоизлияние и конец, потому что свертываемости крови нет. Важно беречь свой организм, чтобы слабый иммунитет выдержал. Но еще важнее беречь голову.

«Я сама в себя панику не впускала. Вопросы «за что?» и «почему?» удалось пресечь очень быстро. Мой выбор – жить дальше! Самым сложным для меня оказалось принять все запреты и ограничения, жить по другим правилам целых три года. Это и строгая диета, и отстранение от общества, и ограничения в нагрузке – все, чтобы выжить. Но дома ждут мои дети, и я им нужна здоровая! За три года было многое: потеря голоса, парализация ног, почти пришлось пережить клиническую смерть. Во всех сложных моментах я находила свои плюсы, мелкие радости, что я двигаюсь вперед и я жива. Научилась радоваться тому, что раньше не замечала, чему не придавала значения. Впервые выйти на прогулку за месяц – это было счастье. Глотнуть чистый свежий воздух, почувствовать, как тело наполняется жизнью от контакта с природой… Я стала другой: меня болезнь изменила в самом корне».

И вот долгожданная ремиссия. Татьяна дома насовсем. Здесь нет ни химии, ни таблеток, ни страшных диагнозов. В душе радость: болезнь позади, начинается новая счастливая, а главное – здоровая жизнь. Но… Спустя неделю тело начало ломать и крутить, эмоции зашкаливали, а по ночам мучили кошмары. Только потом Татьяна узнала, что такое состояние, в принципе, норма. Но пациентам об этом почему-то никто не рассказывал.

«Пошла к бабкам, гадалкам и даже экстрасенсам. Но нигде не получила толкового совета. Затем обратилась за помощью в Минский клуб саморегуляций опытного психолога Олега Гребенюка. За полтора года я стала жить полноценной жизнью. Смогла есть все продукты без страха и тревоги за свой иммунитет, научилась правильно ставить цели, в общении быть спокойной и уверенной, вернула себе радость и спокойствие, даже раскрыла творческие способности. А самое главное, что все это человек делает сам. Конечно, с посторонней помощью, но с верой и желанием. За 6 лет пути к полному выздоровлению у меня накопился огромный опыт и целая база своих знаний. И так моей основной целью стало – помогать людям, которые сейчас находятся в такой же ситуации, в какой когда-то оказалась я сама. С радостью готова поддержать на этом сложном пути реабилитации, поделиться своими знаниями. Люди сами меня находят и получают то, что искали. За полгода с помощью членов клуба я организовала свой волонтерский проект поддержки онкобольных «Я верю!» Важно жить без страха с диагнозом онкология».

И все же почему у здоровой женщины внезапно обнаружилась последняя стадию рака? Сегодня Татьяна может предположить, что спровоцировало ее болезнь. Если коротко, то сильнейший стресс. За три месяца до болезни, в февральские минус 20, на автобусной остановке около лесного массива потерялась ее младшая дочь. Старшая девочка упустила сестру из виду, и та как сквозь землю провалилась. Сидя в милицейском участке, пока спасатели прочесывали лес, Татьяна допустила в свои мысли самое страшное – что ее дочери больше нет в живых. Но все закончилось хорошо: девочку забрала к себе домой соседская бабушка, чтобы ребенок не мерз на улице, и привела к родителям только вечером, когда весь район уже стоял на ушах.

«Я не думала, что эта ситуация как-то потом на мне скажется. Но мне постоянно снился сон, как она терялась. Меня это тревожило. Сильные переживания действительно влияют, происходит сбой в организме. Поэтому важно, чтобы люди умели справляться с любыми ситуациями. Человек может оградить себя от стрессов, но это работа над собой. И важно не впускать в себя страхи. Надо верить: как ты сам себя настроишь, так и будет».

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal