?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Музыкальный хендмейд от Дмитрия Позныша
n_evlushina
Статья для журнала "Лукошко идей"
автор Наташа Евлюшина
июнь 2018 г.

Есть вещи, которые невозможно купить. Но это совсем не значит, что вы никогда не получите то, о чем мечтаете. Всегда можно найти смелого умельца или обрести силу в своих же руках. Дмитрий Позныш скромно называет себя гитарным мастером. Но на самом деле он — волшебник и исполняет самые невероятные мечты. Его волшебная палочка — это столярный верстак. Магическое заклинание — собственная душа. Так на свет рождается уникальный инструмент с собственным звучанием и неповторимым обликом. О сложностях профессии, оригинальных задумках и гитарной философии — в нашем интервью с Дмитрием.



— Дмитрий, помните, как вы создавали свою первую гитару?

Конечно, помню. С нее все и началось. Я не собирался становиться гитарным мастером, просто хотел научиться играть на электрогитаре. А это далекие 90-ые годы, когда ничего не было, зато очень хотелось. У меня даже был преподаватель, но не было инструмента: тогда импортная электрогитара стоила как космический корабль — в продаже единицы. В то время я работал на часовом заводе координатчиком. Только благодаря доступу к оборудованию и незнанию, как все это будет сложно, я начал делать себе гитару самостоятельно. Позже у меня даже промелькнула мысль, что если бы изначально знал насколько все будет непросто, никогда бы не решился на такую авантюру. Все началось с того, что мой друг взял у своих знакомых в музыкальном магазине японскую гитару Yamaha RGX 312 якобы послушать и, возможно, купить. Гитара дорогущая, понятно, что о покупке и речи не шло. За ночь я ее полностью разобрал, сделал чертежи и собрал обратно. Благо, хозяин не знал, что мы с ней делали. Это сейчас фирменная гитара — просто гитара, а в то время это была культовая вещь, которую люди брали трясущимися руками. С момента обретения чертежей началась работа. Но одно дело чертеж, а другое — суть предмета. Это не моя профессия, не было знакомых, кто бы этим занимался и мог бы подсказать, что и как. Были, конечно, мастера, которые делали электрогитары, но обучением никто не занимался.

— В то время ведь не было никаких курсов или мастер-классов, не было интернета. Получается, что вы действовали больше интуитивно?

Многое приходилось просто додумывать: как, что, зачем и где. И все равно интуитивно все не построишь, потому что электрогитара — вещь сложная. В целом вроде все понятно и просто, а в процессе очень много нюансов проявилось. На изготовление первого инструмента у меня ушло где-то полтора года. Понятно, что работа шла не каждый день. Но еще нужно понимать, что абсолютно все детали для нее делались самостоятельно на своем станке. Даже лады я делал на станочке, хотя сейчас их можно купить в любом музыкальном магазине. Серьезные вопросы появились, когда дело дошло до изготовления грифа. Там есть металлический стержень, но для чего он вообще нужен и как устроен, я понятия не имел. Помощь пришла с очень неожиданной стороны. Желание стать музыкантом никто не отменял, и я записался в студию ДК «МАЗ» по классу джазовой гитары. Первое, что бросилось в глаза, это то, что электрогитара у преподавателя была явно мастеровая. Оказалось, что он сам ее сделал. Причем, это был уже далеко не первый инструмент его работы. Я, естественно, стал задавать кучу вопросов. И здесь надо понимать психологию 90-х: полное отсутствие информации и человек ее расценивает, как кладезь какой-то. Были даже такие курьезные моменты: например, гитарист в оркестре снял кусочек соло из Pink Floyd и когда играет его, отворачивается, чтобы никто не подсмотрел его волшебные, секретные ноты. Тогда это так смешно смотрелось: а ты вот сам попробуй. Преподаватель мне говорит: «Ну вот начнешь делать гриф, испортишь, а потом я тебе подскажу». А мне очень не хотелось ничего портить, поэтому я долго его мучил и все-таки уговорил. Он объяснил, что это анкер, как он расположен и для чего нужен. Вот таким чудесным образом мне удалось сделать свою первую электрогитару.



— Она зазвучала, как настоящая, из магазина?

Когда-нибудь она должна была бы зазвучать. Но это еще не конец истории. Гитара пока оставалась в акустическом варианте — как устроена электроника и где ее взять мне было непонятно. И тут опять дело случая. Я зашел в магазин «Музыка» и увидел, что там продаются фирменные гитары «Jackson» — на тот момент самый шик. Но когда покрутил гитару в руках, понял, что что-то с ней не так, хоть и сделано все на очень хорошем уровне. Мне объяснили, что это мастеровая гитара, копия американской «Jackson» и делалась у нас в Минске. Я долго не мог найти мастера, который ее сделал. Звонил по телефону, но всегда поднимала мама и говорила, что он в Москве. Пришлось искать «ногами». Я тогда был настырным, потому что уж очень хотелось довести дело до конца. По номеру телефона вижу, что это Октябрьский район, а у меня на Жуковской жила бабушка и я понимал, что это где-то рядом. Прочесал весь частный сектор и нашел. Оказалось, что у мастера все серьезно — три производственных цеха и вся семья занята в производстве. Сейчас это известная израильская компания мирового уровня ERG. Тогда это был Эдуард Поляк, который занял свою нишу в гитаростроении — делал копии известных брендов. Ведь в то время никто не разбирался: подделка или оригинал — главное, чтобы надпись была как настоящая. Я познакомился с ним, показал свою гитару, он сказал, что хорошо, указал на слабые места, как инженер, помог с электроникой, распаял схему. В общем, благодаря Эдуарду я таки смог закончить инструмент. На тот момент мне уже было 24 года, появилась семья и уже не было времени на обучение. Стало понятно, что музыкант из меня не получится. Да и сам процесс изготовления гитары оказался настолько увлекательным, что в итоге плавно перерос из мимолетного увлечения в дело всей моей жизни.

— Когда вы осознали, что ваше увлечение востребовано, это нужно людям, и они будут заказывать?

Я как-то не думал об этом. Просто делал, что мне по душе, а заказчики уже сами подтянулись. Я не бизнесмен — вот в чем дело. Есть бизнес и есть творчество. Есть бизнес на творчестве. Большая часть гитарных мастеров стремиться завоевать рынок таким образом: разрабатывается узнаваемая форма гитары, потом вкладываешься в рекламу, участвуешь в различных музыкальных выставках типа NAMM, находишь себе менеджера по продажам и дальше покупаешь станок с чпу и делаешь мелкосерийное производство. Одними из самых ярких примеров перехода из разряда обычного мастера в серьезные гитарные бренды — Paul Reed Smith, Suhr, Godin. Но это не мой случай. Были небольшие работы для магазина в качестве расширения ассортимента, но в целом направление у меня именно индивидуальное. Никогда не тянуло делать копии. Понятно, что мы все будем делать копии, пока не научимся. Но потом, когда ты уже созреваешь, хочется делать что-то свое. Еще на этапе учебы в училище я понял, что конвейер — не мое. Однообразие меня тяготит, я от него сразу впадаю в тоску-печаль. Мой выбор пал на очень узкое направление — эксклюзив. Гитары в магазине покупают совершенно разные люди: шахтер, музыкант, депутат — кто угодно. У меня другое: я делаю продукт индивидуальный, под конкретного человека, который знает, что ему нужно. Сначала заказ — потом производство. Получается, что меня просто находит человек с какой-то безумной идеей. Бывало такое, что все мастера отказались брать какой-то заказ, и я оказывался последней инстанцией, готовой воплотить мечту. Отказались не потому, что не могут сделать, а потому, что это новая разработка, с которой нужно основательно посидеть, отработать дизайн, подобрать технологии, материал — куча нюансов. Далеко не все хотят этим заниматься, потому что теряешь время и деньги. Проще заниматься своими отлаженными наработками У меня другой подход: если мне идея интересна, я буду делать. Например, пришел заказчик и говорит: «Хочу гитару в форме скрипки». В природе они как бы существуют, даже Пол Маккартни играл на такой, но там условная скрипка. У нас же получилось очень близко к оригинальной концепции. В основу легла одна из моделей знаменитого скрипичного мастера Джузеппе Гварнери. Даже «голову» скрипичную сделали, хотя она абсолютно не подходит для электрогитары.



— Как вам удается услышать клиента, настроится на его волну, понять, чего он хочет?

Должен быть адекватный клиент, в первую очередь. Отсеивание происходит на момент первой встречи. В процессе общения пытаешься определить насколько человек понимает, что ему нужно, каковы его ожидания, что им движет. Были случаи отказа в силу неприятия каких-то моментов. Клиент, который мне звонит, уже настроен на то, что он получит определенный результат, и относится к тебе с доверием. Когда есть доверие, все очень просто. Потом, что такое понимающий клиент, тут целая философия и у каждого она разная. Человек должен понимать, что сама по себе гитара — это лишь инструмент, а звук на выходе — это его пальцы и каскад сопутствующего оборудования. Музыка и звуки рождаются не одним инструментом. Все очень субъективно. Поэтому мы делаем нечто такое, скажем, среднестатистическое в его понимании, что он хочет получить на выходе. Заказчик просто объясняет: такая музыка, такой окрас звука. Могут прислать звуковые примеры, чтобы было понятно, в каком направлении двигаться. Так постепенно, мы обсуждаем все эти нюансы, вплоть до подбора древесины и внешнего вида. Я даю варианты звучания комбинаций древесины и объясняю, что это не панацея и не 100% вариант. Это всего лишь направление. И тогда все получается.

— То есть мастеровую гитару заказываю именно из-за звука, а не из-за внешнего вида?

У кого какие задачи, на самом деле. По-хорошему, к мастеру, конечно же, обращаются за звуком, в первую очередь. Если ты музыкант, тебе это важно, гитара должна звучать. Хотя реально незвучащих гитар в своей жизни я слышал только две, все остальное дело вкуса и дело приложения конкретного инструмента к конкретному стилю. Человек стилистически выбирает под себя. «Telecaster» и «Les Paul» — две крайности. И в то же время на «Telecaster» могут играть тяжелую музыку и что-нибудь мягкое и нежное на «Les Paul». Поэтому это вопрос лишь в творческом подходе самого музыканта. В этом океане разнообразия, каждый выбирает свой маленький островок, который работает именно на него. Невозможно выбрать и сказать, что это хорошая гитара, а это плохая. Либо подходит тебе и твоим задачам, либо не подходит. Андрею Звонкову из группы «Би-2» сейчас уже второй инструмент делаем. Конечно, в первую очередь его интересует звук, однако при этом он хочет иметь стильный, эксклюзивный инструмент, который будет ассоциироваться исключительно с его персоной. Это называется подписные гитары, на которых ставится именной логотип. Такая гитара абсолютно уникальна. Если ты ее увидишь, то сразу поймешь, что это не серийное производство, а индивидуальный заказ.



— А немузыканты заказывают гитары?

Да, есть такая категория — «диванщики». Это у них хобби. Они могут быть простыми работягами, программистами, врачами, дизайнерами, пекарями, да кем угодно. У меня однажды даже космонавт заказывал гитару. Причем, на тот момент он даже не умел играть. Просто увидел гитару-скрипку у своего друга и сказал, что тоже хочет что-то похожее. Я объяснил, что копии не делаю, поэтому это будет другая «скрипка», и он согласился. По итогу был счастлив и честно пообещал, что научится играть. Хотя изначально заказывал с точки зрения эстетики. Есть среди моих заказчиков и коллекционеры, которым иногда хочется вот так просто сесть у камина, две ноты сыграть и получить от этого удовольствие. Но есть «диванщики», реально играющие, причем, играющие порой даже круче, чем многие профессиональные музыканты. При этом они четко знают, что им надо. Каждый человек — это отдельный инструмент. Есть инструмент, есть камертон, настроенный под него. Как угадать? Это скорее интуитивно вычисляется, на самом деле. Сказать, что даже гениальный мастер может сделать один в один как вы хотите, да никогда в жизни, вот не бывает так. Есть свои особенности. Дерево — абсолютно живой материал, настолько уникальный, что даже сделанные из одной доски инструменты будут звучать по-разному. И настроение, с которым ты делаешь инструмент, непременно отразиться в его звучании. Часто во время работы я включаю музыку, соответствующую характеру заказа. Можно сказать, закладываю в гитару первые желаемые резонансы. Дерево ведь второй природный материал по энергетической силе после воды.

— Были недовольные клиенты?

Всегда есть такие, чудес же не бывает. Вопрос: по какой причине недоволен? Такого, что вы сделали, а мне не подходит — не было. Это уже исключительные особенности человека. У меня есть своя ветка на большом гитарном форуме, вся информация в открытом доступе и каждый может высказать свое мнение — более миллиона просмотров, большая аудитория. Были стычки, когда мне предъявляли претензии: «А посмотрите, какая плохая гитара от Позныша». Там все ребята бывалые сидят, много мастеров, мои заказчики, их вокруг пальца не очень-то обведешь: «Плохая? По какому критерию? Фото в студию!». День-два проходит и человек извиняется: «Пробил продавца, он признался, что это была подделка под Позныша». Я всегда говорю открытым текстом: если есть претензии, исправляю их бесплатно. И такие вещи оговариваются сразу. Все клиенты у меня на пожизненной гарантии. Если с моей гитарой что-то случается по моей вине, естественно, это переделывается бесплатно и без проблем. Поэтому мне непонятно, когда начинаются такие вбросы. Объявился однажды клиент, который 8 месяцев назад получил гитару и выполненной работой был доволен, что было зафиксировано в личной переписке. Он видимо не учел этот момент и начал в открытую писать: такой косяк, такой косяк. Видно, что человек пытается банально шантажировать. Если человек хочет решить проблему, то он не кричит на площади о том, что мастер плохой, а в личном общении договаривается о ее решении. Пришлось сделать показательные выступления: я отказался делать ремонт и просто выкупил инструмент, после чего сделал большой обзор по всем предъявленным претензиям. Больше на форуме данного индивидуума не было. Публичные обсуждения — оружие обоюдоострое. После этого я заявил, что в определенном ценовом диапазоне больше не работаю. И это отрезало большую часть неадекватных клиентов. Некоторые нюансы всплывают при обслуживании гитар, но это тоже особенности психотипа человека, не более того. Это обратная сторона известности. Есть черное и белое — и это нормально. Надо учиться немножко проще к этому относиться. Видимо, не все понимают, что значит в нашем ремесле имиджевая составляющая. Репутация дороже денег, поэтому любой уважающий себя мастер будет стараться максимально хорошо и качественно делать свою работу. У меня была очень показательная история на эту тему. Однажды я сделал заказ и оказалось, что вместо 24 ладов установил 22. Выяснилось, что на этапе обсуждения из-за плохого качества присланной фотографии и неточности в составлении спецификации произошла эта нелепая ошибка. Вина как бы общая: я неправильно зафиксировал, заказчик не увидел ошибку. Но осадочек-то у заказчика остался. Гитара конструкционно такая была, что исправить косяк не было никакой возможности. Пришлось сделать новую. Мне хороший урок — будь внимательнее, ну и, как говорится, плюс в карму.



— Есть у вас свои секреты по общению с недовольными клиентами?

Принцип один — не хамить. Я и так не хамлю, а в таких случаях особенно. Сразу выхожу на подчеркнуто вежливый тон. Работа сделано качественно? Качественно — вы же ее приняли. То, что у вас там вылез косяк, я могу сказать по какой причине, но мне нужно как минимум инструмент видеть. Не привез, не показал, все втихую сделал, ушат грязи в интернет вылил — проблема выеденного яйца не стоит. Чего хотел? Объяснить не смог. Ну психический срыв у человека. Бывает. Раньше как было: сорвался, сам себе локти покусал и все. А сейчас же можно плеснуть в сеть и там тебя пожалеют. Ничего не поделаешь. Это все лежит в плоскости воспитания и психологии. Поэтому надо очень вежливо, очень четко и аккуратно общаться с людьми. Сейчас все такие ранимые.

— Наверное, в такие моменты главное — все близко к сердцу не принимать?

Но оно все равно принимается. Потом долго отходишь. Я в принципе не сильно завожусь и быстро отхожу. Но, наверное, на здоровье все же сказывается. Возможно, где-то внутри оседает. Но в целом злости нет, я человек не злой, всех прощаю. А успокоение нахожу в работе.



— К слову, вы уже 25 лет в работе, немалый срок. За это время поменялся ваш взгляд на гитару, ее изготовление?

Конечно. Только последние лет 8 могу сказать, что я занялся более плотно своим дизайном, когда делаются какие-то необычные вещи. Не скажу, что я прям передовик производства, есть более сумасшедшие ребята. На мне видимо больше сказалось воспитание в стиле итальянского дизайна, эпоха Возрождения. Не учился этому специально, это все самообразование, художественные наклонности. И в целом у меня есть определенное восприятие форм, причем такое протестное настроение. Если я вижу, что какая-то форма стала модной и люди начинают под нее подстраиваться, я быстро меняю свою стилистику. Мне нравится что-то необычное, что-то свое, что-то узнаваемое, гармоничное. То, что выражает именно мою сущность. Могу сказать, что у меня уже наработан определенный стиль и кто в теме, могут узнать мою гитару и без логотипа. Инструмент может быть абсолютно разного вида, но стилистика, подход мастера всегда заметны.

— Что вы не принимаете в дизайне электрогитар?

Мне не нравится дисгармония, когда дизайн ради дизайна. Сейчас очень много такого. Оно просто некрасиво для меня. Есть достойные вещи, которые, может, не совсем вписываются в гитарную концепцию, но сделаны интересно. И ты понимаешь, что да, мне это нравится, я бы не додумался или даже не рискнул, а человек придумал вот так. А есть вещи откровенно тупые, когда берется сердечко и к нему приделывается гриф. Для клипа, может и ничего, но в целом гитарой это не является. Этой безвкусицы очень много. И, наверное, моя задача — внутри себя бороться с этой безвкусицей в себе, чтобы такого не было. Это вульгарно даже с точки зрения арт-объекта. Все равно должна быть концепция, что гитара — это музыкальный инструмент. Чтобы ты смотрел на нее, сначала видел гитару, а потом уже во всем этом произведение искусства.



— Есть какие-то элементы или цвета, которые вы никогда не будете использовать?

По убеждениям не буду использовать черепа и кресты. Один раз сделал, потому что это была обложка альбома Metallica. Религиозной тематики и сатанинской не касаюсь — это просто не мое. Про цвета, трудно сказать. Нет запрещенных цветов. Иногда можно так психануть, что и розовую гитару сделать. Мне очень нравилась певица Эми Уайнхаус. И после ее смерти я посвятил ей гитару. Она сделана в британском стиле, с элементами ретро и в розовом цвете. Еще была гитара пурпурного, она посвящена Принсу. Возможно, сами по себе я бы эти цвета не использовал, но в контексте они смотрятся хорошо.

— А вообще как зарождается концепция дизайна?

Иногда бывает заказ, когда надо работать над конкретной идеей. Мне нравится работать, когда дается какое-то задание, определенное направление. И чем уже рамки, тем лучше шевелимся. Например, было задание сделать копию «Les Paul», то, что я никогда не делаю. Но упор был именно как на арт-объект, она должна была быть дорогая, хорошо расписана и в картежном стиле. Вот такая у человека была мечта. А я к этому очень скептически отношусь, тем более что тему карточных мастей мы уже отработали с шоуменом Дмитрием Шуниным. У него есть коллекция моих гитар и каждая представляет отдельную масть. Мне уже просто неинтересно работать в этом направлении. Но заказчик очень настаивал. И я взялся. Я предложил заказчику взять за основу сюжет «Пиковой дамы» А.С. Пушкина. Он согласился и больше в процесс не вмешивался. Даже художник, который расписывал гитару, прочитал произведение, чтобы проникнуться идеей. В итоге вроде бы копия известного бренда, но это одна из моих самых любимых работ с точки зрения концепции: горящая карта пиковой дамы, из нее идет дым и там зловещая старуха, инкрустация на грифе знаменитой комбинации — тройка, семерка, туз, портрет Пушкина и его редкий авторгаф на голове грифа. Заказчик оказался невероятно выдержанным человеком — за все время работы он не видел ни одной фотографии процесса, хотя я регулярно выкладывал отчеты на форумах — хотел сделать себе сюрприз. Что получилось, он увидел только во время отдачи заказа. Результатом остался очень доволен. Через год заказал еще один инструмент себе в подарок на 50-летие. Назвали ее «Полтинник». Ну как рождается идея? Человеку 50 лет исполняется и нужно что-то придумать. Мы декупировали корпус купюрами разных стран номиналом 50, сделали по грифу инкрустацию из мастей и юбилейной надписью, а вместо анкерной крышечки установили настоящий серебряный полтинник 1924 года, доставшийся мне от моей бабушки.



— А форма гитары откуда берется?

Все зависит от поставленной задачи. Года два назад ввели ограничения на ручную кладь, и музыкальные инструменты в салон самолета теперь брать нельзя. А в багаже они ломаются. Люди начали заказывать тревел-гитары под ограничения. И мы вжимаем в этот формат, инструмент без «головы», при этом он имеет полноценную мензуру, по формату это гитара. И дальше делаются какие-то эргономичные моменты, учитывается где рука, где подставка, чтобы гитара была удобна в пользовании. Например, у меня была тревел-гитара, которую я сделал в стиле «Porsche», потому что у заказчика парк автомобилей и часто использует именно «Porsche». Там и логотип шрифтом «Porsche», в контуре гитары используется дизайн элементов авто. Когда это собираются воедино, получается собирательный образ.

— Есть сложности с материалами, которые необходимы для изготовления гитары?

Сегодня никаких сложностей нет вообще. Есть все, что хотите. Причем я сознательно переключился на экзотическую древесину по определенным причинам. У человека есть штампы. И большинство ориентируется на какие-то стереотипы. Если человек заказывает у тебя копию «Les Paul», то подсознательно он будет ориентироваться на звук «Les Paul». Но если он не услышит того, что у него в голове звучало, для него это не «Les Paul». Вот почему я объясняю, что не буду делать копию. Потому что такая гитара будет дороже оригинала и вы все равно не сможете мне объяснить что такое звук настоящего «Les Paul», их куча моделей. Из этого миллиона гитар они все звучат по-разному. Нет двух одинаково звучащих гитар. Поэтому это фантазия, когда человек говорит: «Я помню этот волшебный звук». — «Может, и помнишь, опиши мне частотно и никаких проблем». — «Нет, что-то не так». А что не так, объяснить не может. И чтобы не соблазнять человека на этот сравнительный анализ, я сознательно иду на эксперименты, сочетание разных деревяшек. Редко использую какую-то стандартную древесину, которая используется в массовом производстве. Я в принципе не делаю классические сочетания. Сознательно ухожу от оригинала. Например, у скрипичных мастеров есть четкий ориентир, живые образцы, к которым они стремятся. Для акустического инструмента это нормально. А в случае с электрогитарой такого эталона нет, есть направление. Потому что здесь слишком много составляющих звука. Я взял деревяшки, поменял их местами, поменял звукосниматели, подключился через другой шнур, подключился в другой усилитель и это вообще другая гитара на выходе по звуку. Здесь полное разнообразие и каждый инструмент по-своему уникален. В этом есть свой кайф — свобода выбора, импровизация. Да, есть определенные характеристики. Причем сел «диванщик» и ловит кайф, а пришел профессиональный звукорежиссер и говорит: «Нет, это плохая гитара». Она для него плохая. Здесь столько нюансов, что в каждом эксперименте находишь для себя какие-то моменты. Кто не боится экспериментов, все остаются довольны.



— Сейчас проще стать гитарным мастером?

Вообще не вопрос. Открываете интернет — там вас столько будут учить, что устанете от того многообразия. Я знаю даже девушек, которые и делают, и ремонтируют гитары. Раньше все додумывалось. Единственный учебник, который у меня был это спецтехнология — производство щипковых музыкальных инструментов. В Борисове было училище, где готовили специалистов для музыкальной фабрики вот по этому учебнику. Сама технология там описана, формулы расчетные есть. Можно научить человека делать гитару, балалайку. А вот заставить человека этот инструмент почувствовать и заставить его зазвучать по-настоящему, это уже вопрос опыта. Этому никто не научит. Вкус внутренний должен быть, слух, чутье. Это не описывается математическими формулами.

— К чему должен быть готов человек, который хочет освоить это мастерство?

К тому, что это единственное ремесло, которым он будет заниматься. Ничем другим заниматься параллельно не получится. Я пытался совмещать, не получилось. Нужно осваивать другие специальности. Я вроде все делал постепенно, но когда посчитал на выходе, то получилось порядка 15 профессий во всем этом. Причем полноценных, на хорошем уровне. Долго учится. Мой последний ученик 8 лет учился. Причем со столяркой все было у него хорошо, рукастый парень, сам играет. Но тем не менее столько времени у него ушло, чтобы начать самостоятельно работать. И то он больше технарь по своему складу и ему непросто дается дизайн. Он хороший мастер для ремонта, но вот свою форму создать пока не получилось.



— Для вас изготовление гитар — это творчество или ремесло?

Это тот самый случай, когда хобби и профессия совпадают. Рутина по сути, но не по содержанию. В том то и дело, что я могу себе позволить переключиться на абсолютно разные виды работ. Когда какая-то работа надоедает, переключаюсь на другой проект. У меня постоянно в процессе 3-5 заказов плюс ремонты, так что проблем с переключением нет. Нет, это не рутина, это удовольствие. Порой тяжело дающееся, но все же удовольствие. Какой ценой достигается этот блеск и красота, знаю только я и моя жена. Порой случаются просто катастрофические ситуации. Инструмент через день отдавать, а у него на последнем этапе криво вклеился гриф. Все, надо ломать, а там инкрустация уникальная, инструмент очень не дешевый… Приходится на адреналине лихорадочно искать выход из сложившейся ситуации. И решение таких задач очень бодрит. Не скажу, что подобное часто бывает, но иногда случается. Причем замечено: чем серьезнее косяк в процессе производства, тем лучше инструмент на выходе. Это мое личное наблюдение. Делали гитару, и заказчик как-то даже опасался, что там нет косяков, но ничего мы их все же сделали. Он успокоился и понял, что все будет хорошо. На самом деле, нет ничего такого, что невозможно исправить. А еще мой девиз: любой косяк нужно превращать в фишку. Иногда так и происходит. Были случаи, когда косяк происходит прямо в присутствии заказчика. Тут уже все от его нервов зависит. Но потом, когда находился вариант решения проблемы, говорили: «Так это же лучше, чем мы планировали». Главное подойти творчески. Оно не стало плохим, оно стало другим. У меня вообще нет 100% понимания того, что получится на выходе. Есть примерно 70% того, что я могу спрогнозировать, остальное чистая импровизация. Даже если есть конечный эскиз гитары, могу заменить что-то прямо по ходу работы, если мне кажется, что так будет лучше. Это чисто мой эстетический взгляд. Ведь если ко мне обратился человек, значит там должна быть моя душа, мой стиль.

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal