?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Корни и крылья: личные границы детей и родителей
n_evlushina
Статья для журнала "Город женщин"
автор Наташа Евлюшина
июнь 2018 г.

Когда входят без стука, как минимум, неприятно. И не важно, беспардонно врываются в комнату или в личную жизнь. И не важно, посторонние это или самые родные люди. Особенно, когда так поступают самые родные. И даже не вытирают ноги. Мы одной крови, а значит друг другу должны. Нет, просто обязаны. Дети — прожить жизнь, достойную одобрения родителей. Родители — отдать детям все до последней монеты и минуты своего внимания. И все забывают, что каждый имеет право на что-то только свое. О том, как научиться отстаивать свои личные границы в семье, мы поговорили с психологом, коучем и бизнес-тренером Мариной Полянской.

Картинки по запросу reglas y limites en la familia

— Нарушение личных границ детьми и родителями — это бич современности или норма жизни?

Скорее норма. Наверное, в каждое время нарушались личные границы и в каждое время они отстаивались. Здесь два момента: «я залюблю тебя до смерти» и «ты мне безразличен» — это было, есть и всегда будет. И это все про нарушение границ или даже про их не создание, чтобы ребенок чувствовал себя целостным в этом мире. Я бы сказала, что взрослые не готовы: «Как это малявка будет защищать свои права? Что хочу, то и делаю». Но все это зависит от уровня самосознания родителей. Если воспитываешь ребенка, как игрушку, то не будешь принимать никаких его границ. Если же ребенок часть твоей жизни, то изначально воспитываешь его как личность. Поэтому сначала родители должны создать эти границы, и уже потом вести речь о том, нарушают они их или не нарушают.

— Как правильно создаются эти границы?

Задача детского возраста — познание мира и себя. Первый возрастной кризис наступает в 3 года, когда ребенок говорит: «Я сам. Я сам буду одеваться, а то, что вы предлагаете, мне это не нужно». Это первый момент, когда человек осознает сам себя. Родители иногда могут прийти, дать по жопе и сказать: «Ты будешь делать так, как я сказал и точка». Не объясняя почему такие требования, не объясняя почему так нельзя. И это уже начинается неформирование личных границ. Если малышу хорошо объяснить почему этого делать нельзя, например, что он заболеет, если не будет мыть руки, то на седьмой раз ребенок услышит про ваши микробы и руки помоет. Здесь просто надо терпение. Но если сказать: «Ты будешь руки мыть, потому что я так сказал» — вот тут проблема. Когда ребенку не объясняют и загоняют в жесткие рамки или ему разрешают делать все что угодно, границы его личности стоят или очень близко к нему или очень далеко. И во взрослой жизни он понятия не имеет, какие границы надо выставлять. Вот и получается, что сегодня человек подпускает вас очень близко, а завтра бьет по носу. И это связано не с вами, это связано с тем, что он внутренне не может установить свои правильные границы.

— Каким образом родители нарушают личные границы детей?

Нас не учили эффективному общению, грамотно брать ответственность за себя, за свою жизнь, отпускать жизнь своих детей. Возьмем пресловутый подростковый кризис. Задача этого возраста — узнать правила общения с группой, нормы поведения, что можно, что нельзя. Проблема с личными границами начинается тогда, когда личность ребенка не уважают и родители выступают с позиции «только я имею право судить». Выражается это в основном в том, что ребенку-подростку дают оценку: ты плохой, ты неряха, ты безответственный. Вместо того чтобы говорить: «Знаешь, то, что ты делаешь, не совсем хорошо» — или — «То, что ты делаешь, это шикарно». Уже с подростками важно так разговаривать. И очень важно ребенку вернуть его чувства: «А что ты сейчас чувствуешь по этому поводу? Ты расстроен, ты переживаешь, тебе грустно?» Это нужно для того, чтобы ребенок потом понимал, что с ним происходит. Он будет потихоньку уметь осознавать свои чувства, и в следующий раз, когда попадет в схожую историю, первым делом спросит у себя: «А что я сейчас чувствую? Мне грустно. Наверное, это вредит мне». И вот здесь начнут включаться пресловутые личные границы. Я не хочу, чтобы мне было грустно. Значит я что-то сделаю, чтобы этот человек не напрягал меня, либо обозначу, что в таком тоне я разговаривать не буду. Во всяком случае, это будет основа для проявления своих внутренних границ.

— А как нарушаются личные границы уже взрослых и казалось бы самостоятельных детей?

Например, мама говорит: «Сыночек, вот ты вечно проводишь время со своими девушками, а мне так одиноко. Ты очень черствый». Вот это про что? Здесь и обвинение человека в том, что он черствый, и в том, что время тратит не туда. А на кого он должен потратить свое время в молодости? На маму? Почему нельзя просто сказать ребенку: «Побудь со мной, мне нужно два часа твоего времени». Он может принять наше предложение, а может отказаться. Чем приказ отличается от просьбы? Приказ не предполагает отказа. Если мама приказывает: «Так, остался со мной». А ребенок отвечает: «Нет, я не могу, у меня свидание». Мама обижается, потому что ее ребенок поступил не так, как ей было нужно. Но он уже самостоятельная личность, и признать это бывает очень сложно. Мама живет его переживаниями, его мыслями. То есть свою жизнь заменяет им. И это тоже неправильно, это к проблеме о своих личных границах, уже взрослых. Когда мы обращаемся к ребенку с просьбой, то должны понимать, что на эту просьбу могут сказать «нет». И дети имеют это право: «Нет, не сейчас, давай потом, давай договоримся о времени». Признать право другого человека говорить мне «нет» — это про уважение его границ и к тому, что мой мир не занимает мир всех остальных людей. Это тоже иногда для других целое открытие.

— Если родители просят сделать то, что ты в принципе делать не хочешь? Например, поехать на день рождение к какой-то троюродной тетке.

Манипуляторы хитрые и работают на чувстве стыда и вины. Как только нас грузят в эти чувства, нами легко управлять. Поэтому предполагая, что ты будешь говорить «нет», они уже первым делом начнут: «А, вечно ты такая черствая, ты не понимаешь, а меня будут все спрашивать». Что с этим делать. Первое, мы говорим: «Я прекрасно понимаю, что ты хочешь, чтобы я поехала с тобой. И я это ценю. Но я говорю тебе «нет». Вот это «нет» надо говорить с уважением. И, возможно, даже не объяснять почему. Ты имеешь право сказать «нет», только потому что нет. Если вся эта история продолжается, говорим: «Понимаешь, когда ты заставляешь меня ехать туда, куда я не хочу, я злюсь и вообще мне неприятно». Здесь вопрос разделения ответственности. Я не хочу злить маму, но скорее всего мы ее обидим. С другой стороны, это ее решение обижаться. Вот это у нас сейчас тренд — обижаться. Залезла с ногами в его границы, походила там, он меня выгнал и я обиделась. Сижу и обижаюсь: «Ай какой он плохой, как меня все не понимают, не чувствуют, я кругом виновата, а ведь я белая и пушистая». Обида — это как пить яд и думать, что твой обидчик от этого умрет. Но это не мы обижаем, это мама обиделась и это ее решение. Все, что я могу сделать, это сказать: «Дорогая мама, я совершенно не хотела тебя обидеть, но если ты выбираешь обижаться на меня, то жаль».

— Когда родители строят планы на твою жизнь: выбирают профессию, требуют выйти замуж, говорят сколько детей заводить и вообще чего хотеть. Это нарушение личных границ?

Когда родители понимают в глазах общества, что они состоялись как хорошие родители? Им же важно быть хорошими! Так вот они понимают это, когда их сын/дочь с высшим образованием, занимает высокий пост на работе, женат/замужем и по восемь внуков. Вот тогда все хорошо. И тут начинаются переживания, что с моей точки зрения ребенок несчастен, раз у него нет восьми детей. И плевать, что он занимается любимым делом, плевать, что ему нравится жить такой жизнью. Важно, чтобы он жил моими картинками. Второй момент это встреча со своим «я», когда а «я» — плохой родитель оказывается. Потому что не смог ребенку дать материального достатка или не смог воспитать его так хорошо, чтобы он сейчас смотрел мне в рот. Там две роли начинают конфликтовать. И это проблема родителей, а не детей. Если родители только рассказывают, как ты должен жить, то это еще не нарушение границ. Мы можем слушать, а можем не слушать. Надо сказать: «Спасибо за то, что ты беспокоишься, но я пойду своей дорогой». Людям порой достаточно вот этого «спасибо». Потому что мы же сразу начинаем: «Ой, что ты говоришь, я не буду так делать». То есть идет конфликт сразу на входе. Нам это неприятно и это проблема коммуникации, а не нарушение границ. Но если родители берут ваше заявление и несут в институт или приводят вам женихов — вот это уже нарушение границ. И здесь надо обозначать свою четкую позицию: «Дорогие мама и папа, безумно вас люблю, здорово, что вы у меня есть, понимаю, что вы беспокоитесь, но я справлюсь, у меня все хорошо». Они просто так извращено проявляют свою любовь. И я уверена наша миссия — научить родителей чувствовать, переживать и проговаривать эти чувства: «Я безумно благодарен за то, что вы дали мне в этой жизни. Поверьте мне, я справлюсь». Родителям не надо ничего больше, как понимать, что мой ребенок справится, что у него не болит.

— Что может усугублять ситуацию с нарушением личных границ?

Когда родители и взрослые дети живут на одной территории. Частые ситуации, когда от 23-летнего парня требуют, например, рассказать, что было на свидании или выговаривает ему, что он как-то неправильно разговаривает с родными. То есть со взрослым ребенком разговаривают как с маленьким. Это опять про уважение, про то, что мамы и папы до сих пор не отпустили свое дитя и не видят в нем зрелую личность. Эта идея про то, что раз я тебя породил, значит я могу тобой управлять, я знаю лучше, как тебе надо. И это про нежелание смотреть в свою жизнь. Ребенок вырос, да физически он с тобой, но фактически уже в своей жизни. Ты, мама, не хочешь сама посмотреть в свою жизнь. Иди занимайся спортом, иди вяжи крючком, у тебя есть куча свободного времени. А не хочется, не привыкли. Мы привыкли быть в состоянии жертвы: я бедный, одинокий, я столько лет положил на этого ребенка, а он теперь пошел в свою жизнь, как же так... Говорю однозначно, после 21 года все собрались и поехали. Снимайте квартиры, ищите возможность зарабатывать деньги. Родители начнут заниматься сами собой, а вы будете жить свободно.

— А как дети нарушают личные границы родителей?

Иногда родители сами дают детям право манипулировать их жизнью. Когда во главу угла ставится ребенок с его желаниями, потребностями и вся семья крутится вокруг него. Начиная с 6-7 лет, когда ребенок входит в социум, мы должны четко организовывать правила, по которым он будет жить. Внимание хочется всегда и поэтому дети начинают манипулировать родителями и говорить, что у меня болит голова, ты мне недодал того-то, ты мне ну купил того-то. Или начинают командовать: «Никакой уборки, ты должна поехать со мной в парк». Подождите, кто здесь главный? Главные родители. Смогу, поедем, не смогу, не поедем. Но ребенку важно сказать: «Я тебя слышу, в парк мы когда-нибудь съездим, согласуем с моими планами». Второй момент нарушения границ, когда дети начинают лезть во взаимоотношения мамы и папы. Ребенок все считывает с семьи. Мама где-то начала пренебрегать папой и тут же девочка говорит: «Ай, наш папа ну так себе». У ребенка это поддерживать нельзя. Мы говорим: «Нет, твой папа самый лучший папа для тебя». Часто бывает, когда женщина принимает решением еще раз выйти замуж, а ребенок приходит и говорит: «Нет, ты замуж за дядю Васю не выходи». Это не решение ребенка. Брать в основу мы его должны, что почему-то не налажены взаимоотношения, что ему плохо, но ребенок не имеет права принимать такие решения, это однозначно. У ребенка просто нет сил для принятия судьбоносного решения для мамы.

— Взрослые дети нарушают личные границы родителей?

Да и это тоже, как ни странно, не признание родителей право на свою жизнь. Вот ты обязан смотреть моих детей, ты обязан давать мне денег и всем обеспечить. И потом дети говорят: «А вот у Лены папа, он ее на такую работу устроил, он молодец. А ты чего?» Очень часто родители начинают лезть из кожи вон. Делать этого не нужно. Что смогли, то и дали. Вот реально, какие бы не были родители. Другое дело, что не могли дать много, но искренне отдали все, что было. Родителям стоит говорить: «Детки, я вас очень люблю, но в это воскресенье у меня запланирован поход в театр и с внуками я не посижу, давайте в другой раз». Ведь не значит, что как бабушка, я должна выполнять каждое требование.

— Как научиться выстраивать свои личные границы?

Здесь два аспекта. Коммуникативный — как это грамотно высказать. И внутренний стержень, сила личности — я так уверена, что у меня есть своя жизнь, я имею право на то, что имею право, и я имею право проявлять себя так, как считаю нужным, неважно в каком возрасте. Не подстраиваться под всех, чтобы быть хорошей девочкой, а то, что я это я, я создаю свою жизнь сама так, как умею. Разрешить себе в выстраивании границ ошибаться. Вот когда я себе это позволю, тогда становится все легко. Говорить: «Мам, я знаю, что ты за меня переживаешь, но у меня своя жизнь». И это надо сказать так, чтобы она поверила. Если в три года у нас нет ресурсов, чтобы это сказать, в 20 еще тоже, мы только знакомимся с собой, то уже в 25 есть эти силы, потому что опыт прожит от маленькой до взрослой женщины. Вообще задача родителей — дать детям корни и крылья. Корни — что я есть на этой земле, за мной большой род, то, что накоплено опытом моим и моих предков — это мы передаем тебе. И крылья — большой размах: ты справишься, ты справишься со всем, чтобы тебе не принесла жизнь.

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal