n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист и писатель


Previous Entry Share Next Entry
Династии: профессия в наследство
n_evlushina
Статья для журнала "Кудесница"
автор Наташа Евлюшина
апрель 2018 г.

Быть примером для своего ребенка стремится каждый родитель. Но не каждый решится «отправить» любимое чадо по собственным стопам: все-таки наши дети – это не мы. И все же иногда дочери и сыновья продолжают дело своих родителей. Вот только по своей воле или по настоянию мам и пап? Талант действительно передается из поколения в поколение или идти по проторенной дорожке просто легче?
«Кудесница» попыталась разобраться в этих вопросах с помощью представителей минских династий.




Любовь и танцы

История династии Фурман началась с любви. Сначала – к танцам, потом – друг к другу. Валентина и Марк просто решили делать то, к чему лежит душа, и пришли заниматься самодеятельностью во Дворец профсоюзов. Там и познакомились. Валентина Францевна уже на первом году хореографических курсов быстро поняла: она хочет не преподавать, а танцевать. Марк Лазаревич – после армии, с гражданской профессией портного – горел желанием выступать на сцене.

Марк Лазаревич: В то время даже для того чтобы попасть в ансамбль самодеятельности, надо было проходить отбор, как в профессиональный коллектив. Много молодежи любило танцевать. После Дворца профсоюзов наши с Валентиной пути ненадолго разошлись, а потом мы случайно встретились в городе. Я уже работал в военном ансамбле, и наша танцовщица как раз ушла в декрет. Пригласил Валю на просмотр, мы вместе станцевали сольную польку, нам аплодировали. Позже шутили: «Марк Лазаревич себе жену взял в ансамбль». Мы поженились через два года и вот уже 56 лет вместе.

Фурманы объездили с гастролями весь Советский Союз, побывали во Франции и Финляндии. В поездки иногда брали и сына Сашу. Богемная жизнь родителей настолько впечатлила мальчика, что он решил пойти по стопам родителей и тоже стать танцором. Валентина Францевна была категорически против такого будущего для сына и водила Сашу на всевозможные кружки – шахматы, борьбу, бокс, авиамоделирование, но только не на танцы.

Валентина Францевна: Я говорила ему: ни в коем случае! Ведь это очень тяжелый труд. Особенно в тех условиях, в которых мы работали. Это сейчас теплые и красивые гримерки, а в то время, в 60-е годы, мы приезжали в какую-нибудь деревню, где не было никаких дворцов культуры, и хорошо, если выступали в какой-нибудь хате. А чаще всего бывало так: на машине борта откинули – вот это ваша площадка. Условия работы очень сложные, и я не хотела, чтобы Саша мучился.



Александр: Сами танцы до тех пор, пока я не поступил в хореографическое училище, мне не были интересны. Меня манила именно артистическая жизнь – гастроли, путешествия, постоянная смена впечатлений. Представлялось, что это не работа, а сплошное удовольствие, и я тоже захотел такой жизни. Мама стояла крепостью, но я ее уговорил. Поступил на народное отделение, потому что на классическое было уже поздно. И только когда начал учиться, действительно увлекся танцами. Для меня они стали смыслом жизни.

Будучи второкурсником, Александр побывал на смотре-конкурсе хореографического училища в Ленинграде и, вдохновившись результатами своих ровесников, загорелся классическим танцем. И последние полтора года учебы практически получал двойную нагрузку – делал все, чтобы балетмейстер Валентин Елизарьев взял его с народного отделения в театральную труппу. Желание и труд принесли свои плоды – в балете Александр уже 42 года. А сейчас выходит на сцену вместе со своим сыном Кириллом, которого в свое время пришлось подтолкнуть к занятиям танцами.

Александр: Мне хотелось, чтобы сын пошел по моим стопам. Когда я начал преподавать в хореографическом, как раз взял его класс и учил 7 лет. Приходилось каждый день заставлять сына учиться.

Кирилл: Мне нравилось, чем занимаются мои родители. Но самому, если честно, не хотелось иметь к этому отношение. Какому мальчику хочется заниматься танцами в 10 лет? Я считаю, это редкость. Не сказал бы, что танцы хоть немного мне нравились. В течение примерно пяти лет это было так: «Кирилл, делай» – «Не хочу» – «Ну, делай!» – «Не хочу!» Я «проникся» танцами уже ближе к концу учебы. На седьмом году страданий понял, что лучше хоть как-то это полюбить, чем с этим бороться.



Но не все члены семьи Фурман влились в артистическую династию. Младшая сестра Александра Юлия к танцам осталась равнодушна и выбрала профессию из другой области.

Валентина Францевна: Когда мы брали Сашу на репетиции, ему было лет двенадцать, он сам хотел стать к станку. Урока не было, потому что все стояли и смотрели, как Саша занимается. Он очень серьезно к этому относился. Помню, как он совсем маленький ползал по станку, а Павел Бурцев говорил: «Не закармливайте ребенка, у него данные». Боже мой, где у этого пухленького данные? Оказывается, глаз мэтра сразу увидел, что они есть. Вот дочку таскали по танцевальным кружкам, но заниматься ей не хотелось. И для танцев у нее просто не было данных. Мы не зацикливались: нет так нет. Зачем заставлять? Это же в прямом смысле испортить ребенку жизнь.

Александр: Мне помогало то, что мои родители из этой же профессии. Когда я только начинал, мне было важно и интересно их мнение, всегда хотелось, чтобы меня хвалили. Артисты, которые были старше, знали меня еще маленьким, и это тоже сыграло свою положительную роль. Но на сцену благодаря множеству знакомых танцоров не было проще пробиться – было легче находиться в этой сфере. А на «пробиться» это не могло повлиять. Надо самому стараться.

Учить, учить, учить…

Софья Викторовна Матюшонок родилась в обычной крестьянской семье, однако родители сделали все возможное, чтобы все шестеро детей получили достойное образование и смогли выбиться в люди.
Путь учителя Софья Викторовна выбрала осознанно, вдохновившись примером старшей сестры. А еще она вспоминает, как после первого класса педагог в школе сказал: «Соня будет учителем». Эти пророческие слова подтолкнули к выбору любимой профессии – учителя белорусского языка и литературы.



Софья Викторовна: Мне сразу дали старшие классы, и работать с ними мне было легко. Но нюансов профессии педагога, конечно, никто не отменял: приходишь в класс – а там 40 человек, и у каждого свой характер, надо искать подход. Трудно стало, когда появились собственные дети, потому что в то время отпуска по уходу за ребенком у нас не было. Как-то выкручивалась: нянечек нанимала, просила о помощи свекровь, а когда дети подросли, стала брать их с собой на работу. Помню, работала в интернате. Собираюсь рано утром на подъем детей – Таня просыпается: «Мама, на поднём?» — «На поднём». И шли вместе будить ребят.

Когда дочь Софьи Викторовны подросла, она даже не сомневалась, точно знала: станет учителем, как мама. О другом даже не мечталось. С самого детства Таня (теперь уже Татьяна Валентиновна Дамковская) любила играть в школу, была увлечена шефской работой и с удовольствием возилась с младшими детьми. А вот мама вовсе не мечтала о том, что в семье будет учительская династия.

Татьяна Валентиновна: Мама не хотела, чтобы я стала учителем. Она так и сказала: «Нет, в эту профессию ты не пойдешь». Потому что знала, как это сложно. В школе же работаешь не только с детьми, но и с их родителями. Для меня быть учителем – престижно. А вот за школу обидно. Отчетов приходится писать огромное количество. А свои прямые функции когда выполнять? Работа педагога – учить детей, а не писать отчеты, отписки, протоколы, вести учет питания. Плюс потерян статус педагога, нет такого уважения, какое было раньше… Работать стало сложнее, но я абсолютно не жалею, что выбрала этот путь.

«Кем станут мои дети?» – задаваясь этим вопросом, Татьяна Валентиновна не задумывалась об их будущей профессии. Главное – заложить добро в душу, чтобы из них выросли хорошие люди.

Татьяна Валентиновна: Как можно не привить любовь к учительству, когда они все время со мной? Чтобы больничный не открывать, брала дочек с собой на работу. Мы «варились в одной каше», поэтому все получилось само собой.

На профессии учителя Татьяна Валентиновна никогда не настаивала, позволила дочерям Надежде и Ксении сделать свой собственный выбор. Ксения педагогом становиться не собиралась – с детства любила музыку и поступила в музыкальный колледж. Думала, что будет выступать на сцене, но когда начались занятия по педагогике, внутри что-то щелкнуло: вот оно! Практика в школе только укрепила это чувство.

Ксения: И бабушка, и мама постоянно рассказывали про школу. Да, было интересно. Но вот полное осознание того, что я хочу быть учителем, пришло только со временем. Сейчас я педагог дополнительного образования, веду музыкальное развитие. Сложно было со старшеклассниками, потому что разница в возрасте у меня с ними очень маленькая. А вообще моя работа мне нравится. Очень люблю детей.



А вот у старшей дочери, Надежды, с профессией учителя любовь не сложилась. В педагоги подалась, потому что все было логично: когда ты постоянно находишься в учительской среде, другие занятия просто выпадают из твоей картины мира.

Надежда: Столкнувшись с трудностями в общении с детьми, я поняла, что не потяну, да и не хочется мне этого совсем. Профессия педагога больше отталкивает меня и пугает. Мне гораздо легче справляться с другими сложностями, чем с большим количеством детей.

Надя ушла в мир ивентов и именно там обрела себя. Организовывать мероприятия ей больше по душе, чем приучать к порядку малышей. Но мама еще не теряет надежду, что дочь станет педагогом и продолжит династию. Но Надя, магистр в сфере информации и коммуникации, подумывает о собственном курсе для высшей школы, а в общеобразовательную возвращаться не собирается.

Надежда: Боюсь разочаровать свою семью, но я бы не хотела, чтобы мой ребенок продолжал учительскую династию. Педагог – очень сложная профессия, и в нее нужно приходить только по призванию. Впрочем, как и в любую другую.

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal

  • Контакты

    Журналист, копирайтер, редактор, писатель, сценарист Наташа Евлюшина Минск, Беларусь +37529-380-23-25 e-mail: natasha_evlushina@mail.ru ВКонтакте…

  • Навигация по материалам

    Рассказы: Проклятье разбитого зеркала Сборник рассказов "Мечта. Море. Любовь" Волшебная Шанс Странный дом Лунатизм Адовый…

  • Мечта. Море. Любовь

    Сборник рассказов о любви к себе, друг другу и своему пути «Мечта. Море. Любовь» — 17 историй о любви к себе, друг другу и…


?

Log in

No account? Create an account