?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
«Чужие» дети. Право на счастье
n_evlushina
Статья для журнала "Кудесница"
автор Наташа Евлюшина
март 2018 г.

В нашем обществе по-прежнему живы стереотипы об усыновлении. И пока весь мир стремится к развитию, там, в доме малютки, время как будто замерло. Там и мечтать нельзя громко. Потому что гены: «вырастет – все равно сопьется». Потому что «яблоко от яблони недалеко падает», а «хорошие люди своих детей не бросают». Другого сценария жизни для брошенного ребенка как будто нет. Но он есть. И откровенные истории наших героев доказывают: не важно, чья кровь течет в твоих венах, – важно, какие люди рядом с тобой.



Счастье по имени Саша

Однажды Николай и Светлана стали родителями – не «по биологическому расписанию», а вопреки ему. После неудачной попытки ЭКО, казалось, можно забыть о разрисованных детской рукой обоях и вечно разбросанных игрушках, если бы не один летний вечер на даче. Друзья сообщили, что планируют усыновить ребенка. «А мы?» – пронеслось в голове у Светланы. «И мы», – будто прочитав ее мысли, согласился Николай. Ей был 31 год, и до боли хотелось стать мамой. Ему же – чтобы она была счастлива. Просьба только одна: пусть это будет мальчик. Так в семье Леоновых поселилось белокурое счастье по имени Саша. Они встретились в доме малютки и больше никогда не расставались.



«Глаза… Видели ли вы когда-нибудь глаза взрослого человека, одинокого, разочарованного, больше никому не верящего? Вот так он смотрел на нас: улыбка дежурная, глаза настороженные… Кажется, вообще не знал, что с нами делать. Я ни о чем не думала, только чувствовала неестественность этих «смотрин», после которых надо принять колоссальной важности решение. Смотрела на мальчика в шортиках и сползших колготках и почему-то автоматически отмечала, как красиво одела бы его я. Девочковые мысли, чтобы хоть немного защитить себя, наверное. А муж сразу и четко сказал: «Будем забирать, такого парня упустить нельзя».

Жить по-новому учились все вместе. Пока Саша привыкал к обстановке и мысли «дом, милый дом», Светлана и Николай мирились с новым графиком. Объединило то, что уж больно не нравились мальчугану (как и маме с папой) ранние подъемы. Постепенно быт наладился. Все это мелочи, говорит Светлана, ведь в жизни появился новый яркий смысл. И этот смысл лихо вписался в большую семью.

«Саша раскрылся: оказалось, он творческий, талантливый, веселый, неуемный и искрящийся мальчик. А поначалу даже улыбаться не умел, не умел говорить, отвергал всякую ласку – на нее надо было просить разрешения: обнять, поцеловать, помочь... Секрет у всего один – любовь. Безграничная и не требующая благодарности. И семейные традиции: с первых Сашиных месяцев дома мы учили, что быть вместе – важно. Готовить, рисовать поздравительные открытки, ходить в гости к друзьям, помогать с уборкой, ждать Нового года – все это каждый день, по чуть-чуть и настойчиво».

«Чужой», – скажет кто-то, пусть и не в глаза, пусть и не всегда вслух. «Свой», – останутся непреклонны Леоновы. Стереотипы об усыновлении были, есть и будут. Вопрос в том, в чьей они голове: того незнакомца или твоей. Ненужные люди отсекаются сразу и сами, твои остаются с тобой до конца, несмотря на записи в паспорте и клетки ДНК. Когда первый шок проходит, остается только любовь.

«Получается же у большинства полюбить чужого мужчину или женщину, когда они становятся мужем и женой. Это тяжело – принять чужого человека, будь он ребенок или взрослый. В случае с усыновлением пути назад нет: это жизнь, которую ты поменял и теперь несешь в своих руках. У нас получилось не просто жить рядом, а по-настоящему любить друг друга. Родные и друзья много помогали, ни разу я не услышала за эти годы пессимистичных речей по поводу осинок с апельсинками».

В семье Леоновых не верят в «гены». Светлана и Николай точно знают: не бывает «суждено стать» наркоманом или неудачником. Да, может быть тяжело, да, бывает, что за счастье нужно бороться, но если у человека есть опора, он всегда останется человеком. Задача родителей – увидеть талант и направить ребенка, чтобы ему было радостно жить, чтобы он не был ни разочарован, ни пресыщен удовольствиями.

«Сначала Саша был молчуном. Ему даже прозвище такое дали в детсадовской группе. Теперь это неиссякаемый фонтан идей! Где-то через полгода, когда Саня немного подрос и стал хорошо говорить, мы заметили, что он подпевает мультяшным героям, музыке в машине, рекламе. И вот уже полтора года сын занимается вокалом, осваивает азы игры на фортепиано».

Саша знает о том, что его усыновили. Так советовали психологи: там, где есть ребенок, не должно быть секретов – они обязательно вырвутся, и будет больно. Но официальный статус «усыновленный» не мешает ни малышу, ни его родителям проживать полноценную жизнь.

«Самое трудное в процессе усыновления – день за днем понимать, как Саша жил раньше, до нас. И с ужасом думать, что мы могли не встретиться... А еще важно трезво оценивать свои желания. Не люблю, когда к принятию ребенка в семью относятся с каким-то излишним придыханием, когда много говорят, но мало делают. Процедура эта, как оказалось, несложная. Намного сложнее убедить себя, что вы сами готовы стать родителями. И не надо тянуть: от первой неуверенной мысли об усыновлении до робкого Саши, который с удивлением разглядывает дом и называет кота собакой, у нас с мужем прошло меньше полугода. Это путь не героический, не подвижнический — вы просто становитесь мамой и папой».

«Ты наша, родная»

О том, что она неродная, Ася Поплавская узнала случайно. Бестактная соседка просто бросила в разговоре: «Когда тебя удочерили…» – а дальше все как в тумане. Ей было 17. Шок, непонимание, слезы в три ручья и главное — как сказать родителям, что ты все знаешь? Ася боялась их реакции и вместе с семьей хранила эту тайну. Только спустя год она начала потихоньку заводить беседы об удочерении. Снова и снова, как бы давая понять: пришло время раскрыть все карты.



«Они сказали, что это все вранье, что этот человек просто хочет нас поссорить. Мама периодически рассказывала, как легко она меня родила, каким я была легким и беспроблемным ребенком. Было понятно: она хочет, чтобы я верила в то, что я – родная дочь. И еще на какое-то время закрыла эту тему».

И действительно, как вообще можно было подумать, что Асю удочерили? С раннего детства она искренне интересовалась окружающим миром, легко сходилась с людьми, любила читать, танцевать, участвовала в школьной самодеятельности и просто обожала учиться. Ее единственный «неуд» в дневнике – за подзатыльники соседу по парте Степе, чтоб тот лучше учился. Алкоголь и сигареты интереса не вызывали.

«У меня в семье никто никогда не курил, мне не было это интересно. Пробовала, не понравилось. При этом мои родители никогда не показывали, что они мной гордятся, для них это было непедагогично. Они всегда ставили мне в пример других людей. Сейчас понимаю, что мной так яростно и занимались, чтобы, не дай Бог, «не сбылись» все эти стереотипы.... Для них было важно, чтобы я была такой же, как их семья, – у всех высшее образование и красные дипломы. С такими приемными родителями у меня просто не было шанса вырасти и опуститься».

Три года. С этого момента начинаются Асины воспоминания о детстве. Быть может, потому, что тогда она и начала жить по-настоящему. Ася, мама, папа и бабушка запечатлены у цирка рядом с мохнатым пони. Но снимков до этого события нет, как будто ребенок появился из ниоткуда. Мама, которая очень любила фотографировать, придумала странное объяснение: камера сломалась, и папа три года ее чинил. Фото мамы в возрасте 14-15 лет снимали все вопросы: уж больно похожи были они с дочерью. Родители отстаивали свою версию до конца, твердили: «Ты наша, родная». А в 20 лет Ася решила официально поменять имя. В загсе ей задали один вопрос: «А вас не удочерили?» И она все поняла. Теперь точно.

«С боем, с плачем родители сознались. Им почему-то было очень неприятно и больно говорить мне правду. Общая картина всего моего удочерения сложилась только год назад, когда нашли мою родную сестру. То есть когда мне стукнуло почти 30 лет, родители начали спокойно говорить о моем удочерении. У них был какой-то комплекс, что это стыдно. Но это не стыдно. Наоборот, они совершили очень мужественный поступок».

История семьи Поплавских банальна и вряд ли когда-нибудь станет основой для остросюжетного фильма. Они любили друг друга, но их было только двое, а этого слишком мало для советского общества. И Поплавские решились стать приемными родителями, «чтобы люди чего не сказали». Через знакомых оказались в доме малютки города Торжок Тверской области. Они проехали 760 километров специально за ней. И, увидев, сразу же забрали домой.

«Обидно было, что от меня скрывали правду. Конечно, это шок. Но первой реакцией после него была благодарность. Я только в 18 лет начала своих родителей обнимать, у нас это вообще не принято. А для меня вдруг стало важным. Я на своих родителей посмотрела совершенно по-другому. Для меня мама – человек-герой, который не побоялся взять на себя огромную ответственность. И я ее за это уважаю. Подумываю о том, чтобы удочерить девочку, хочу продолжить эту цепочку. И да, я расскажу ей правду. Но мне важно понимать, что человек готов к этой информации».

Она написала в Фейсбуке: «Меня удочерили». И весь тщательно выстроенный мир пошатнулся. Пошатнулся, но не рухнул. Талантливая и красивая Ася Поплавская в один клик мышки стала «девочкой из детского дома». Паззл не сходится, ведь брошенные дети не становятся успешными журналистами. Брошенные – возможно, но у любимых и любящих есть шанс стать кем угодно.

«Только спустя годы я поняла, что в этой истории ключевой момент не то, что меня оставили, а то, что взяли в прекрасную семью. Одна знакомая все время говорит: «Твой пример показывает, что не страшно брать ребенка из детдома. Потому что ты опровергаешь стереотип: мол, из детдома – значит, человек без будущего. Все получится, если родители будут заниматься ребенком». Если это прочтет семья, которой нужна поддержка от человека, который сам через все это прошел, я с удовольствием поговорю и поддержу. Я считаю, что истории усыновления – это истории радости, счастья. Так почему бы не поделиться радостью с другими людьми?»

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal