?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Эксперимент «Пробуждение», или как я сходила к психологу
n_evlushina
Статья для журнала "Для всей семьи Любимая"
автор Наташа Евлюшина
январь 2018 г.

Никогда в жизни я бы не пошла к психологу. По собственной воле. Ну хорошо, если бы я когда-нибудь все-таки решилась на такой прием, то абсолютно точно никому никогда в этом бы не призналась. И вот с последнего сеанса прошел уже год. И я пишу свою историю для аудитории по меньшей мере в 20 тысяч человек…

Картинки по запросу счастливая девушка

Мы познакомились несколько лет назад. Тогда я писала для Марины Полянской рекламный текст. Потом, когда мне нужно было подготовить интервью с психологом, вспомнила почему-то именно про нее. Говорили про самореализацию. Долго и взахлеб. А в конце Марина предложила: «Давай, проведем эксперимент? Я с тобой поработаю, как психолог, а ты поделишься впечатлениями в своем блоге». Я сказала «нет». Нет и нет. У меня все хорошо. У меня нет проблем. И уж точно мне не нужна помощь психолога. «Ты ничего не теряешь», — сказала она. И я все-таки согласилась. Марина Полянская2.jpg

Мы сидим в небольшой комнате персикового цвета. Теплые тона вроде должны успокаивать, но я нервничаю — сейчас будут ковырять мои болячки. Здесь нет кожаного дивана или пафосной кушетки как в кино. Все просто. Марина сидит напротив и держит блокнот наготове, чтобы делать пометки. А я включаю диктофон.

— Зачем нам все это? — спрашиваю, дабы оттянуть время.
— Чтобы облегчить людям жизнь, — спокойно отвечает Марина. — У человека есть цель, но он все никак не может ее достигнуть, почему-то постоянно откладывает либо встречает на своем пути препятствия. Консультация психолога помогает глобально понять, что важно для человека. Ведь в наших поступках порой много бессознательного.
— Например? — тяну время как могу.
Марина откладывает в сторону блокнот и терпеливо отвечает на вопрос:
— Допустим, парень говорит, что ему важно знакомиться с девушками. Но он не знакомится или знакомится так, что его отшивают. Получается, что, на самом деле, ему важно быть в состоянии желать, но не делать. Моя задача — понять, почему важно не делать и получать вот это состояние разочарования.
— И все-таки я не понимаю, как это работает.
Марина косится на часы и делает тактичное «кх». Уже прошло 15 минут моего «сеанса», а я все хожу кругами и всячески избегаю разговоров о себе.
— Давай уже приступим, — говорит она и берет блокнот. — Ты все поймешь в процессе. Вот какая у тебя цель?

К моему горлу подступает ком. Молчу. Я не могу сказать вслух о своей проблеме. Сказать вслух — признать ее наличие. А ты же ведь вся такая сильная и независимая, умеешь все разруливать. А вот и не такая. Оказывается. Марина протягивает мне салфетку. Реву. Оно само так, я не виновата.

Подтерев слюни, решили работать с моей профессиональной деятельностью. Уже два года, как я ушла на фриланс, но стать востребованным специалистом у меня до сих пор не получилось. Ко мне не выстраивается толпа заказчиков, меня не рвут на части крупные издания, никто не мечтает, чтобы я для него писала, да и за мой гонорар не купить туфлей от Джимми Чу.

— Ну ты же круто пишешь! — восклицает Марина и кидает блокнот на стол.
— Правда?.. — робко спрашиваю я, вытирая слезы и шмыгая носом.
— Ты, как и большинство людей, ждешь, когда кто-то скажет, что ты классная. Но пока ты сама это не увидишь в себе, внешний мир показывать не будет. Ошибка в том, что мы ждем, когда люди скажут: «Да, ты классная». А что мешает сказать себе: «Да, я классная»?

И я снова реву. Реву, потому что это правда. Потому что жду, когда кто-то придет и погладит меня по головке, скажет, что я молодец. Такие люди приходят, и я всегда благодарна им за поддержку. Но мне всегда кажется, что их слишком мало. Не «Олимпийский», короче. И я не знаю, а туда ли вообще иду.

— Тебе нравится то, что ты делаешь? Кайфуешь, когда пишешь? — спрашивает Марина.
— Да, — отвечаю я коротко и уверено.
— Ну так иди, пиши.

Наш сеанс закончен, и я иду домой, прикрыв опухшие от слез глаза темными очками. Выжита как лимон. В этот момент ненавижу Марину за то, что она сделала со мной. Изверг.

А потом вдруг становится легко. Со слезами уходит вся тяжесть этого бытия, и ты уже не идешь, а паришь над всеми мирскими заботами, потому что мир вокруг — он прекрасен.

А потом тебя спускают с небес на землю. «Чего ты так радуешься? — спрашивают они. — Жизнь — дерьмо». Они рубят крылья одним взмахом, даже не спрашивая твоего разрешения. Хочется крикнуть: «Сами вы дерьмо!» — но голос скован немотой.

Я снова сижу в кабинете Марины и тереблю в руках салфетку.
— Научи меня писать, — неожиданно говорит Марина.
— В смысле? — не понимаю я.
— Для меня писать — это адские муки. А у тебя это так легко и ловко получается. Сейчас все пишут в соцсетях и я уверена, что есть много людей, как я, которым это тяжело дается. Помоги им. Организуй мастер-класс, напиши книгу, в конце концов.
— Но я же не... У меня не получится, — зарубаю идею на корню и продолжаю бухтеть какую-то неразборчивую чушь.
— Ты умная девушка, отличный журналист, говоришь и рассуждаешь красиво. Но как только подбираешься к сути своей цели, начинаешь изворачиваться, избегать ее и называть миллион причин, почему не получится. И принять решение ты не можешь, потому что не веришь, что это вообще возможно. Когда-то кто-то сказал тебе, что ты ничего не достойна в этой жизни. И ты поверила в этот бред. Так может пришло время отменить это убеждение? И сказать: «Да, я так выбираю, я так решила».

Возвращаемся к работе. Я говорю, что пробую что-то делать, но у меня не все получается. Слежу за предложениями, пишу в издания, предлагаю себя, как автора. Отвечают единицы.

— Когда-то ты попробовала, и у тебя получилось, — резюмирует Марина. — Есть получилось и не получилось. Кто в твоей голове выбирает, в какую сторону смотреть? Ну получилось же! Результат был. Почему же тебе важно смотреть туда, где его нет?
Я лишь пожимаю плечами.
— Ты прошла и проходишь интересный путь, — говорит Марина. — А разве этот путь не заслуживает времени? Кому-то он дается быстро, кому-то нет. Но ты его прошла. И продолжаешь идти. У тебя есть взрослая часть, которая может с этим разобраться тем темпом, который ей необходим. Просто скажи себе…
И я повторяю вслух за Мариной:
— Я с этим справлюсь.

Мы делаем упражнения и меняем мои деструктивные установки. Отныне: принимать решения и действовать — приятно и делает меня свободной. Отныне: надо слушать только себя, это я решаю делать мне или нет. Отныне: делать то, что мне нравится, это безопасно и в кайф. Отныне: чужое мнение для меня как информация, а не руководство к действию. Отныне: я решила и я сделала.

Ухожу с сеанса обессиленная. И тут в троллейбусе меня осеняет. Решение, которое я так настоятельно отвергала, само постучалось в мою голову. А что, если сделать цикл интервью с журналистами и расспросить их о творческом пути и приемах, которые они используют для подготовки материалов, а потом дописать главу о своих подходах к текстам? Я сразу же схватилась за телефон и написала своему редактору предложение об интервью. Так у меня появилась моя цель: «Чернила: сборник журналистских историй от мастеров слова» — 24 истории от журналистов-практиков, по две публикации в месяц в блоге, а потом — книга.

Наши занятия длились в общей сложности полгода. Каждый последующий сеанс я постоянно откладывала. Для меня все это действительно было больно. Настолько больно, что по прошествии времени уже смешно и неудобно.
Что мне дали эти консультации? Пробуждение. Такое ощущение, что я всю жизнь спала и тут вдруг проснулась. Кто угодно мог управлять моей жизнью, но только не я сама. Теперь штурвал в моих руках и я могу выбрать любое направление. А еще я разрешила себе быть собой, быть неидеальной. Это называется осознанностью.

Я не написала 24 интервью для своих «Чернил». Но я написала 12. Я могла бы сказать: цель не достигнута, у меня не получилось, я не справилась, это все не работает. Но я так не скажу. Потому что я справилась и продолжаю справляться дальше. Просто справилась по-другому. В этом пути цель подкорректировалась и из одной книги она вдруг превратилась в две: часть I и часть II. И сегодня, ровно год спустя, не кривя душой, могу сказать: «Да, я классная».

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal