?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Без паники
n_evlushina
Репортаж для программы "Репортер", телеканал Беларусь2
автор Наташа Евлюшина
август 2017 г.

Стало болеть сердце, стало тяжело дышать. Стало очень плохо, и я не понимала, что со мной происходит.
Очень сильное сердцебиение, мне казалось, что я задыхаюсь. И очень сильный страх.
Я замкнулась в себе и боялась уже выходить из дома.
Вот это состояние: у тебя все плохо-плохо-плохо.
В любое время меня могло настигнуть это состояние.
Страх смерти, однозначно, страх смерти.


Они говорят такого состояния не пожелаешь ни скупому начальнику, что отказывается повышать зарплату, ни вредному преподавателю, что завалил на экзамене, ни старому приятелю, что подставил в бизнесе. Вообще никому. Учащенное сердцебиение, удушье, потливость, головокружение, сухость во рту и явное ощущение неминуемой смерти в сию секунду — речь о панических атаках. Мало кто о них слышал, но многие сталкивались сами или же наблюдали у близких. И просто напросто не понимали, что происходит.



Без паники

Это Настя. На первый взгляд обычная девушка, такая же как все. Высокая, стройная, красивая. Она вполне могла бы быть моделью. Или историком, как мечтала, поступая в университет. Но это только на первый взгляд.

(Анастасия): Я не могла досидеть до конца пары, мне было это очень сложно, мучительно, потому что мне казалось, что я умираю. Какие лекции? Какие пары? Когда мне хотелось сбежать из аудитории и спрятаться от всего мира.

Первые панические атаки у Насти случились шесть лет назад. Это было еще в школьные годы во время публичных выступлений у доски. Страх настолько охватил девушку, что второе полугодие одиннадцатого класса она провела на домашнем обучении. А потом приступы только усилились. Пришлось бросить и университет, едва поступив, и работу. Настя заперлась в четырех стенах и ждала прихода очередной панической атаки.

Я могла чуть ли не неделю сидеть дома и никуда не выходить. Были даже такие периоды, когда мне было сложно возле дома гулять. Потому что как только я переступала порог, эту зону комфорта, случались приступы. Некоторое время я ходила только с мамой куда-то даже в больницу, к врачам, ездила на такси к психологам. Полностью изолировалась от внешнего мира.

История Вани началась по классике жанра. Было это четыре года назад. Парень ехал в метро на занятия и вдруг накатило. Дальше «скорая», лекарство от давления и вроде бы уже не так страшно. Но подобные ситуации повторялись снова и снова, как правило, в самых людных местах.

(Иван): Становишься максимально уверен, что ты сейчас умираешь. Такое ощущение, что люди, которые умирают, они не так паникуют. Физиологически очень плохо становится и плюс психологически это еще больше нагнетается и оно по кругу друг друга усложняет. С сердцем плохо, ты начинаешь загоняться. Из-за этого с сердцем еще хуже становится. И оно так по кругу накручивается.


(Валерий Турович, врач-психотерапевт, заведующий амбулаторным отделением «Центра пограничных состояний и психологии»): Панические атаки — это клапан котла. Вот котел, если клапана нет, он взорвется, паническая атака — это то же самое. Когда внутри у тебя уже наступили моменты, когда тебе и тело, и эмоции уже показывают, что надо уже что-то менять в жизни. Вот тогда наступает паническая атака. Она выпускает, как пусковик с котла пар.

Валерий Турович не говорит заученными фразами из учебника. Когда-то он и сам перенес паническую атаку. Именно это состояние заставило его кардинально изменить жизнь и сменить отделение кардиологии на психиатрию. По словам специалиста, тревожные расстройства присущи сильным и целеустремленным людям. Паника, как сигнал, что пора остановится и подумать о своем здоровье и жизненном пути.

Люди у меня на приеме были очень достойные, занимающие большие достижения в спорте, люди, которые постоянно в напряжении. Предъявляют к себе очень много требований, требований к окружающим. И вот это накопление неудовлетворенности то, что я требую, требую, требую, а не получается — вызывает внутренний дискомфорт. И часто на этом фоне малейшая искра, даже фраза чья-то — в паническую атаку человек попадает. Айтишники часто попадают, потому что они сидят в этом компьютере, работают над проектами иногда месяцами и не знают, что в ботаническом парке расцвели розы. В своем мире живут. Конечно, организм не может столько выдержать, он даст сбой.

(Олеся Пономаренко, психолог): К примеру, ребенок потерялся где-то в городе и через некоторое время его находят родители. Естественно, когда эта ситуация происходит, ребенок пугается, у него начинается учащенное сердцебиение, сильный страх и в это время вокруг находится очень много людей. После этого его находят родители, приходит успокоение. Но эта ситуация может записаться у человека, как такая стрессовая, и в дальнейшем в каких-то ситуациях во взрослом возрасте она может вызывать вот такое же состояние, которое было в детском возрасте, то есть учащенное сердцебиение, сильный страх, удушье, как реакцию на похожую ситуацию, хотя ситуация может абсолютно не быть настолько опасной или может быть абсолютно безопасной.

Психолог Олеся Пономаренко говорит: все дело в нашем подсознании и внутренних конфликтах. Мы можем не помнить каких-то детских переживаний, но подсознание помнит все. Помнит и при определенных обстоятельствах дает об этом знать. Психологи называют это триггерами, то есть внешними раздражителями, которые выхватываются психикой и действуют, как пусковые кнопки. Таким триггером может выступать некая повторяющаяся ситуация и даже люди — все что угодно, что возвращает психику в то состояние, пережитое раннее. Так начинается паническая атака, и на первое место выходит внутренний ребенок, который безумно боится. И только от его решения зависит, что будет дальше.

А что может решить ребенок? Да мало что. У него включается много страхов: а где, а кто меня спасет. Человеку хочется спрятаться, забиться в угол. Он не знает, что ему делать. Важно, чтобы люди понимали, в этот момент на первый план вышел ваш внутренний ребенок. Вы можете даже в этом состоянии, осознавая это, включить своего внутреннего взрослого и сказать: я слышал, я знаю, со мной ничего не произойдет, просто такая ситуация. Выпить воды, постараться наладить дыхание и постараться действовать из состояния взрослости.


Они думали у них что-то с сердцем. Они — это все те, кто когда-либо переживал паническую атаку. Постоянные вызовы «скорой помощи», посещение всех возможных врачей. Но в карте пациента графа «диагноз» всегда остается пустой.

(Анастасия): Я ходила к терапевтам, неврологам. Думала, что у меня рак мозга. Потому что перед тем, как возникали приступы, каждый вечер поднималось давление, сильно болела голова. Думала, что это действительно органические проблемы. Я сделала МРТ, различные обследования. Но там все было в норме.

(Иван): Искал причины всякие, любые и рак и все. Говорили, что именно со здоровьем все хорошо, что физиологических проблем нет. Но меня это не успокаивало. Когда тебе такое говорит врач, ты же чувствуешь, что тебе плохо. И наоборот думаешь, что настолько все плохо, что надо более серьезное обследование делать.

Только пройдя все круги поликлиничного ада, человек все-таки попадает к психотерапевту. Иногда для этого требуется несколько месяцев, а иногда и несколько лет. И пока время идет, болезнь набирает обороты. Вариант тревожного расстройства ни Настя, ни Ваня даже не рассматривали. К психотерапевту девушку направил невролог. Ваню же обманом заманил в Новинки отец. Лечение стандартно: нейролептики и антидепрессанты. Кто-то говорит: садят на таблетки. Врачи же утверждают, что назначают лечение.

(Валерий Турович): Потому что при панических расстройствах наступает нехватка серотонина. Ни одна бабка, ведунья, экстрасенс — никто не даст серотонин в головной мозг. Это только единственное надо препараты, которые серотонического круга. А люди считают, что таблетки это яд. Главное, чтобы люди понимали: никто кроме врача с паническими атаками не поможет. У меня были пациенты, которые ходили везде, тратили колоссальные деньги, честно говорю, вот по этим целителям, кредиты брали до 10 тысяч долларов.

(Олеся Пономаренко): Никакие шаманы не помогут, это не потому что кто-то там вам что-то сделал. Многие люди верят в сглаз, это приворот-отворот. С этим ничего не связано, с этим связано работа психики.

Но и одними таблетками здесь не обойтись. Борьба с паническими атаками — прежде всего комплекс мер, который обязательно включает работу с психологом. Методик много. Это и метафорические карты, и сказкотерапия, и телесноориентированая терапия, и провокативная терапия, дыхательные и еще множество техник, которые всегда подбираются индивидуально. И обязательно разговор. Важно понять, что является первопричиной и запускает панические атаки.

(Олеся Пономаренко): Человек подводится к его страху, а ведь панические атаки во многом связаны именно со страхом. Подведение человека к этому страху, на то расстояние, на котором он способен выдержать эту встречу. Рассмотрение этого страха, знакомство с ним, адаптация к нему. Что это, насколько это действительно страшно и важно для меня.


Специалисты говорят, что лечение панических атак занимает от нескольких месяцев до года. Но наши герои то ли исключение, то ли попросту еще не встретили хорошего врача. Настя чувствует себя лучше, но помогают в этом вовсе не таблетки, а осознание того, что происходит с организмом. Девушка снова поступила в университет и пытается выходить из зоны своего комфорта.

(Анастасия): Сейчас я езжу можно сказать везде. Не скажу, что сейчас полностью дискомфорт от пребывания в транспорте и общественных местах, но я уже понимаю, что со мной происходит. Я не выбегаю как раньше из транспорта и не вызываю такси ли «скорую помощь». Я просто еду дальше и стараюсь перетерпеть это состояние. Понимаю, что это не смертельно, что просто нужно научиться с этим жить.

Случай Вани, по словам самого парня, не лечится. Единственный способ поддерживать себя в нормальном состоянии — принимать медикаменты. Это опять же по словам самого Вани.

(Иван): Если бы я не принимал таблетки, я бы просто сидел дома, и это было бы ужасно. Потому что ничем не мог бы заниматься ни работой, ни учебой.

Прививки от паники еще не придумали. И предугадать, когда, как и случится ли она вообще, тоже нельзя. В качестве профилактики специалисты советуют почаще отрываться от работы и оглядываться вокруг. Ну а если упомянутые симптомы вам знакомы, не стоит списывать все на стресс или проблемы с сердцем. Не теряя времени, обращайтесь к профильному врачу. И главное помнить: от панических атак никто не умирает.

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal

  • Контакты

    Журналист, копирайтер, редактор, писатель, сценарист Наташа Евлюшина Минск, Беларусь +37529-380-23-25 e-mail: natasha_evlushina@mail.ru ВКонтакте…

  • Навигация по материалам

    Рассказы: Проклятье разбитого зеркала (сценарий) Сборник рассказов "Мечта. Море. Любовь" Волшебная Шанс Странный дом…

  • Мечта. Море. Любовь

    Сборник рассказов о любви к себе, друг другу и своему пути «Мечта. Море. Любовь» — 17 историй о любви к себе, друг другу и…