?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Волшебная. Продолжение
n_evlushina
Начало рассказа здесь.

***

В лимузине мы ехали втроем: я, Лида и Артем. На очередном перекрестке мне хотелось вскрикнуть, что водитель повернул не туда. Но кто ж знает, где мой теперешний дом. Кто угодно, только не я сама. Вряд ли я живу в той крохотной квартирке не в самом лучшем районе города. То есть мы живем. Я и этот напыщенный индюк. Простите, мой муж.

Картинки по запросу волшебник



Мы ехали молча. В метре друг от друга. Такие далекие, такие чужие. Что мы здесь делаем? Что мы делаем в этой Вселенной? Почему именно он? Зачем именно он? Какой в этом всем смысл?
Лимузин заехал во двор. Мой дом — это огромный особняк в пригороде. Здесь свежий воздух, приличные соседи и много пространства для творчества. В этом громадном домище я почувствовала себя крохотный Дюймовочкой. Это все — не мое. Это все — наше.
— А где Хеннинг? — спросила я у Артема, оглядывая огромную гостиную.
— Кто такой Хеннинг? — переспросил он.
Послышалось пронзительное «мяу» и звон колокольчика — рыжее чудо сбегало по лестнице.
— Хеннинг! — я взяла кота на руки, и тот радостно замурлыкал. — Мой Хенька. Хоть что-то осталось неизменным в этом мире.
— Вообще-то это Хендрикс, — сказал Артем.
— В смысле?
— Ну ты назвала котенка Хендриксом. И вот это он. Лида подтвердишь?
Лида кивнула головой.
— Нет-нет, — не соглашалась я. — Моего кота зовут Хеннинг. Я даже не знаю, кто такой Хендрикс.
— Твой любимый гитарист, — сказал Артем.
— У меня нет любимого гитариста. Я вообще не люблю музыку.
— Милая, что с тобой происходит? — Артем попытался дотронуться до моей раны на лбу, но я отскочила от него.
— Со мной все хорошо. Это вы все неправильные.
— Саша, приехал доктор, — сказала Лида и провела в комнату мужчину в белом халате.
— Я не больна! — крикнула я.
Но сопротивляться было бесполезно. Доктор измерил температуру, давление и еще чего-то там. Все показатели были в норме. С точки зрения медицины я абсолютно здорова. Я чувствовала себя здоровой, но эти люди думали, что я сошла с ума.
— Так, Саша, давайте еще раз, — начал доктор, складывая свои инструменты в чемоданчик. — Вы прилетели к нам с другой планеты?
— Нет, не надо передергивать мои слова, — возмутилась я. — Ни откуда я не прилетела. Я простой человек, я — писатель. Но мир не любит писателей, он боготворит только музыкантов. И я пожелала, чтобы писатели стали популярны как рок-звезды.
— Как вы это пожелали? — спросил доктор.
— Ну, просто сказала об этом вслух.
— И? Что дальше? Взмахнули волшебной палочкой? Прочитали заклинание? Как вы реализовали свое желание?
— Хватит надо мной издеваться. Я не знаю, как это произошло.
— И писатели стали рок-звездами?
— Как видите. И еще вот он, — я тыкнула пальцем в Артема, который смирно сидел рядом. — Мне он не нравится. Терпеть его не могу. И вдруг мы оказались женаты.
— Саша, — сказал доктор, — на сегодня выпишу легкое успокоительное. Вам нужно хорошенько выспаться и отдохнуть. А завтра вас навестит мой коллега. Он более компетентен в вопросах…
— Мне не нужен психиатр! — завопила я. — Я в своем уме.
— Хорошо, что вы в своем уме. Но вы не допускаете мысли, что тот мир, в котором писатели не популярны, всего лишь иллюзия или сон?
— О, мне нравится этот подход. Вдруг вы тоже сон. Пойду спать, а когда проснусь, чтобы ни вас, ни ваших коллег здесь не было.
Я схватила кота и взбежала вверх по лестнице. Мой сон, что хочу, то и делаю.
— А ты, — я остановилась на самом верху лестницы и посмотрела на Артема, — спишь на диване.
— Вообще-то, — ответил он, — у нас три гостевые комнаты.

***

Раз, два, три. И я снова открыла глаза. Все тот же потолок с позолотой. Кто вообще додумался до такого дизайна? Еще одна попытка. Раз, два, три. Нет, это, все же, не сон. Хенька лениво потянулся и подполз ко мне. Хоть что-то в этих параллельных Вселенных было неизменно.
Еще одна попытка. Раз, два, три. В дверь постучали.
— Это я, — в дверном проеме показалась голова Артема, и я машинально натянула на себя одеяло до самых глаз. — Тебе лучше?
— Похоже, я все еще замужем за тобой. Поэтому нет, мне не лучше.
— Это так плохо — быть замужем за мной?
Я промолчала, потому что не знала ответа на этот вопрос. Я ничегошеньки не знала про Артема. Только то, что он — музыкант. Крутой пацан с толпой фанаток и гигантским эго. Но это мне показал телевизор. Какой он на самом деле, я не знала. Возможно, он не так уж и плох.
— Завтрак на столе, — сказал Артем. — Можешь спускаться. А потом предлагаю прогуляться по парку. Думаю, нам есть, что обсудить.
Я просто кивнула, и Артем скрылся, закрыв за собой дверь. Возможно, он не так уж и плох.
Мы завтракали в полном молчании. Оно не было тягостным или неловким, как это бывает на первом свидании, когда хочешь казаться лучше, но не знаешь как. Оно было таким обычным и почему-то приятным. Оно было настоящим. Впервые за долгие годы мне стало спокойно. Несмотря на все эти дурацкие декорации. Затем мы шли по парку все в той же тишине. Без объятий, но в какой-то необъяснимой теплоте. И я думала: почему и зачем все это?
— Расскажи мне про свой мир, — совершенно спокойно спросил Артем, как будто верил мне, что еще вчера мы были даже не знакомы.
— Мой мир создан для музыкантов. Концертные залы собирают они, по радио крутят их песни, подростки делают их своими кумирами. Писатели мало кому интересны. В моем мире ты — настоящая звезда. А я — никто.
— Правда? Я звезда? Это звучит как-то…
— Круто?
— Не знаю. Наверное. Просто непривычно.
— Все эти люди вчера. Они же пришли ради меня?
— Да, — подтвердил Артем. — Они все пришли ради тебя.
— А ты бы хотел, чтобы они пришли только ради тебя? — спросила я.
— Нет. Ну то есть, да, каждый творческий человек хочет донести свое произведение до большой аудитории. Но ведь не это главное.
— А что же тогда? Вполне нормально хотеть, чтобы тебя услышали и тебя слушали. Миллионы людей. Об этом мечтает каждый. Чтобы его творение признали и оценили по достоинству.
— Мне не нужны миллионы. Мне достаточно знать, что меня услышит пара-тройка людей. Моих людей. Возможность создавать намного важнее, чем все остальное.
— А вот в моем мире ты живешь совершенно другими мыслями. Там ты — рок-звезда.
— Если мы с тобой не знакомы, откуда ты знаешь, какими мыслями я там живу? — спросил Артем и резко остановился.
— Там все хотят записать один хит и купаться в славе. Каждый, кто зарифмовал «любовь-морковь» мнит себя великим музыкантом. Это все пустое. Но почему-то эта пустота становится востребованной и популярной. А хорошие книги остаются не у дел. В моем мире никто не хочет подражать умному писателю, все хотят быть как безбашенные рок-музыканты.
— Ну, знаешь, здесь писатели тоже хотят написать одну книгу и купаться в славе. А я так не хочу.
— Почему?
— Я думаю, слава бы меня сломала. Я вижу, как она ломает писателей здесь. И не хочу стремиться к чему-то такому. Я просто хочу играть музыку. Кстати, в твоем мире за что́ ты меня так сильно ненавидишь?
— Ну…
Я не успела даже начать предложение. Однокрылая ящерица столкнула нас с дорожки и, прихрамывая, помчалась дальше. Вслед за ней неслась девушка в древнерусском платье и с мечом в руке.
— Рагнеда, — вырвалось у меня. — Что здесь происходит? — спросила я у Артема, но тот лишь пожал плечами.
Этот мир был нов для меня. Я не знала всех его законов. Быть может, здесь проходят инсценировки моих книг или что-то типа того? Но историю о Рагнеде я закончила только вчера. Еще никто про нее не знает.
Я вопросительно посмотрела на Артема. Он продолжал молчать и недоуменно пожимать плечами. Похоже, ожившие герои книг для него тоже оказались в новинку.
Рагнеда шла к нам навстречу. В одной руке она держала меч, в другой — гермуду, которая волочилась по земле. Отрубленное крыло девушка заложила себе за пояс.
— Саша, я не знаю, что делать дальше, — сказала Рагнеда. — Я взмахнула мячом, отрубила крыло, а дальше — ступор. Я не знаю, что делать. Понимаю, что это еще не конец. Ну, не может эта история так закончится. Это глупо. Я как будто застряла.
— Ты должна отрубить второе крыло, — сказала я.
— Но я не могу этого сделать.
— Ты ее знаешь? — спросил Артем у меня.
— Я ее придумала, — ответила я.
Я написала историю о принцессе-воине, которая спасла свое королевство от злобной гермуды. Но я не понимаю, как она и мерзкое чудище оказались здесь. Это волшебство какое-то.

***

Артем ходил взад-вперед по нашей гостиной и повторял вслух историю, которую я рассказывала снова и снова. Рагнеда смиренно сидела рядом со мной на диване, а гермуда, прикованная к батарее, периодически издавала возмущенные вздохи. Мы пытались понять, что произошло, но вразумительного объяснения не находили. Каким-то образом герои моей книги ожили. И то, что я сама оказалась в другом мире, сейчас волновало меня меньше всего.
— Я достала! — в комнату вбежала Лида с моей рукописью, которую я вчера отнесла Марине. — Она даже ничего спрашивать не стала, просто отдала и все.
Я перебирала лист за листом, пытаясь понять, что и в какой момент пошло не так.
— Посмотри на последнюю страницу, — сказал Артем и протянул мне лист.
«Рагнеда взмахнула мечом и одним мощным ударом отрубила крыло цвета огня. Раненая гермуда взвыла от боли и пала наземь, продолжая трепыхаться в агонии. Еще один взмах —
Лдоо узопфзщофж фцузпоцжд -0090
Цупопождц
Khdgppm pk pkoj970869
Щупцхг
Wgwogeu op----------».
— Хеня! — вскрикнула я. — Он запрыгнул на компьютер, когда я печатала, и лапами удалил текст. А я была уставшая и не стала перепроверять.
— Это объясняет, почему действие не может быть закончено, — сказал Артем. Он воспринимал весь этот бред, как что-то абсолютно нормальное. — Рагнеда не знает, что ей делать, ведь это действие не прописано на бумаге.
— Логично, — согласилась Лида. — А это что? — Она указала пальцем на конец страницы.
— «Если бы ориентиром для подражания были писатели, мир стал бы намного лучше», — прочитала я вслух. — Эти слова я произнесла вслух, когда смотрела новости шоу-бизнеса. Наверное, голосовой блокнот словил их. А я скопировала, не глядя. И вуаля, мы все здесь.
— Это объясняет, почему ты оказалась в мире, где балом правят писатели, — подытожил Артем.
— Но получается, что реализовалась только последняя страница, — сказала я.
— Почему не вся книга? — спросила Лида.
— Почему не вся книга? — повторила я.
— Почему не вся книга? — повторил Артем.
— Может быть, потому что все дело в краске? — спросила Рагнеда, и мы втроем обернулись в ее сторону. — Посмотрите, оттенок последней страницы отличается. Я хоть и воин, но и принцесса тоже. Художественное образование позволяет мне сделать вывод, что последняя страница напечатана другой краской.
— Так и есть, — согласилась я. — У меня сломался принтер. И я пошла в печатный центр. Закончилась краска. Последняя страница не напечаталась, потому что в картридже закончилась краска.
— И? — спросил Артем.
— Игорь, сотрудник центра, менял картридж, из-за чего у меня и появился этот синяк на лбу. Точно! — вскрикнула я. — Все изменилось в тот момент, когда я вышла из печатного центра. То есть как только последняя страница была напечатана, она реализовалась в жизни.
— У нас есть только один способ выяснить — отправиться туда, откуда все началось, — сказал Артем и схватил ключи от машины.
— Насколько опасна эта горгулья? — спросила Лида и кивнула в сторону моей гермуды?
— Это гермуда, а не горгулья! — возмутилась я.
— Кто? — одновременно спросили Артем и Лида.
— Гермуда. Я хотела выдумать новый вид чудовища. Хотела сделать что-то особенное в мире литературы. Но вот смотрю и понимаю, что это действительно получилась горгулья. А я снова потерпела фиаско. И писатель я так себе.
— И что́ мы будем со всем этим делать, когда выясним истинную причину? — спросил Артем.
— Рагнеду и гермуду надо вернуть на страницы книги, — ответила я. — Все надо вернуть на свои места.
— А тебя? — спросил Артем.
Я промолчала. Этот мир был прекрасен. Здесь я занимала именно то место, о котором мечтала. Но достойна ли я этого места?

***

— Отпуск, — прочитала Лида, срывая объявление с роллетной двери печатного центра.
— Он говорил, что опаздывает на самолет, — сказала я с грустью. — Черт, он точно куда-то уехал. И теперь нам его не достать.
— Ну, мы можем, например, позвонить ему и выяснить это, — Артем загадочно улыбался, размахивая фирменным пакетом, в который была упакована моя рукопись.
Игорь никуда не уехал. Он лежал на диване в своей старенькой квартире и беспощадно убивал отпускное время. Но услышав, что в нем нуждается сама Саша Волшебная, Игорь подскочил с места и помчался спасать звезду. Хоть какой-то толк в этой дурацкой славе.
Мы уселись прямо на тротуаре перед печатным центром в ожидании Игоря. Через полчаса все станет на свои места.
— Гермуда? Ты серьезно? — иронично спросила Лида.
— Ой, все, — ответила я и пихнула ее в плечо. — Я хотела создать свое чудище, которого еще не было в литературе. Хотела быть хоть в чем-то первой.
— И создала горгулью заново — усмехнулась Лида, и тут же получила от меня еще один шлепок.
— Ну, не получилось у меня. Возможно, я не такой уж и талантливый автор. Возможно, дело не в том, что в моем мире не ценят писателей. Возможно, дело в том, писатель я — так себе. Вернусь в свой мир — найду другую работу.
— Вернешься? — спросил Артем.
— Не знаю, — ответила я. — Здесь мне не место.
— Твоя важность слишком завышена, — сказал он и положил руку на мое колено. А я ее не убрала.
— В смысле? — переспросила я.
— Я познакомился с Сашей Волшебной еще до того как она стала великолепной Сашей Волшебной. Я видел, как она везде носилась со своим блокнотом. Она писала всегда и везде. Ей нравилось рассказывать истории. Она распечатывала свои записи и прятала их в стол. Когда я сказал, что пора бы уже найти издательство, она лишь пожала плечами и сказала, что, наверное, было бы неплохо. Саша намеревалась стать успешным автором, но она допускала мысль, что этого может и не случиться. Не потому, что она не талантливая или еще что-то. А вот просто. Она принимала даже самый плохой исход ситуации. И знала, что если ничего не получится, жизнь на этом не закончится. Ты же видишь счастье только в одном — в своей звездности. Так зациклена на своем желании добиться успеха, что просто не можешь принять другого исхода. И пока думаешь об успехе, ты никогда его не добьешься.
— Так что же мне делать?
— Отпустить свою мечту. Смириться с тем, что тебе не уготована судьба литературной рок-звезды. Что ты никогда не станешь кумиром. Что никто не захочет тебе подражать. Что ты никогда не соберешь концертный зал.
— Но как же я могу это все отпустить? Я делаю и хочу, чтобы мир услышал меня и ответил мне. Как я могу перестать стремиться?
— Разве перестать стремиться — это значит предать свою мечту? Это значит распахнуть ей ворота и позволить Вселенной решить все наилучшим образом. Что тебе нравится больше: писать книгу или держать ее в руках?
— Писать.
— Ну так и пиши. Просто пиши.
— Короче, — влезла в разговор Лида, — делай вид, что ты уже не хочешь, и оно само придет. Народная мудрость.
— Нет, — не согласился Артем, — мало просто сделать вид. Надо отпустить. Отпустить сердцем. По-настоящему.
— Ну, или просто напечатать свое желание в волшебном печатном центре, — сказала Лида и мы все засмеялись.
— Как вы познакомились? — спросила я Артема.
— Ты будешь смеяться, — ответил он. — В печатном центре.
— Ты прав. Сейчас умру от смеха.
— Она пришла распечатать свои рассказы, а я — ноты.
— Это действительно забавно, — согласилась я. — В будущем постараюсь избегать печатных центров. На всякий случай.
Игорь приехал ровно через полчаса, как и обещал. Он поднял роллетную дверь и жестом пригласил нас внутрь.
— Мы подозреваем, что все дело в краске, — начал Артем.
— Смотрите, — Игорь открыл крышку принтера и достал картридж. — Вот здесь надпись: Magic.
— Волшебная… — тихо прошептала я.
— Это марка или свойства? — возмутилась Лида. — Вы должны отвечать за свою продукцию.
— Вы же хотели, чтобы ваша мечта исполнилась? — спросил Игорь у меня.
— Хотела, — подтвердила я.
— У нас на диване сидит древнерусская принцесса-воин, а к батарее прикована горгулья, — сказал Артем Игорю.
— Гермуда, — поправила его Лида.
— Точно, гермуда. Их надо вернуть в книгу.
Игорь еще раз взглянул на листок с порезанной концовкой моей новой книги и дал короткую рекомендацию:
— Закончите историю.
— Так просто? — удивилась я. — И больше никаких танцев с бубнами?
— В жизни все очень просто, — ответил Игорь и вернул мне рукопись.

***

— Как ты посмела? — Рагнеда бросила в меня книгой, как только мы появились на пороге дома, а затем подбежала и прокричала прямо в лицо: — Как ты посмела?
— Что случилось? — спросила я и подобрала книгу. Это оказался сборник старых наивных сказок про Золушку, Русалочку, Белоснежку и других классических принцесс.
Рагнеда плюхнулась на диван и разревелась. Гермуда, все еще прикованная к батарее, как будто довольно посмеивалась над печалью своей обидчицы.
— Я тебя ненавижу, — сказала Рагнеда сквозь слезы. — Я ненавижу ту жизнь, которую ты мне создала.
— «Рагнеда — принцесса-воин. Она крепкой женской рукой правит целым королевством. А когда на землю нападает неведомое чудовище, принцесса в одиночку спасает свой народ», — Артем зачитал вслух аннотацию на первой странице рукописи. — Да, так себе судьбинушка.
— Спасибо, — сказала Рагнеда. — Хоть кто-то меня понимает.
— Но все правильно, — недоумевала я — Что тебя не устраивает?
— Что меня не устраивает? — снова зарыдала Рагнеда. — Да все меня не устраивает. Я хочу как они, — она указала на сборник сказок, — сидеть дома и вышивать крестиком. Я хочу быть настоящей принцессой. Я хочу носить красивые платья и ходить на балы. Я не хочу воевать. Я не хочу никого спасать. Я хочу, чтобы меня уже наконец-то спасли. Пусть принцы убивают чудовищ и спасают земли.
Я села на диван рядом с Рагнедой и положила свою руку ей на плечо.
— Эх, дорогая, — сказала я. — Если бы я знала, как это — когда тебя спасают. Но я не знаю. Я не видела хэппи-эндов. Как же я могу про них написать?
— А ты постарайся, — Рагнеда стряхнула мою руку и выбежала из гостиной.
— Мне надо закончить эту историю, — сказала я своей немногочисленной, но такой преданной свите.
Артем проводил меня в мой рабочий кабинет. Надо же, это не просто кресло и стол возле окна. Это целый рабочий кабинет! Здесь можно было бы жить, но здесь я только творю. Она, Саша, творит.
Я включила компьютер, создала новый документ и зависла. «Рагнеда взмахнула мячом…» Курсор мигал. Но не двигался дальше. Я не знала, как мне закончить книгу. Что дальше? Как исправить то, что я здесь наворотила? Курсор мигал. И это мигание только раздражало.
Чтобы хоть как-то отвлечься, я включила телек в поисках новостей шоу-бизнеса. Интересно, что же в этом мире говорят про писателей. Итак, я увидела репортаж о некой поэтессе с бритым черепом — она излечилась от наркозависимости и теперь помогает вернуться к нормальной жизни своим фанатам-наркоманам. Далее рассказ о погроме гостиницы на гастролях зарубежного писателя-прозаика — ведь мировым звездам вообще дозволено все. И напоследок, крутому автору детективных романов дали срок за избиение жены. И, конечно же, фанаты возмущены такой «несправедливостью», они устроили пикет у тюрьмы и требуют выпустить кумира на свободу. Им плевать, что девушка в больнице. Они хотят свою звезду.
Никаких умных речей, никаких благородных поступков, никакого хорошего примера. То есть не важно, кто будет звездой, итог в любом случае — один и тот же. Моя иллюзия рухнула. Вся гордость за свою профессию в миг испарилась. Я открыла шуфлядку письменного стола. Там — пузырек со знакомым названием. Это не таблетки от кашля. Это то, за что я всегда осуждала их. Но я сама ничуть не лучше рок-звезд из своего мира. Я — не святая. Я — такая же, как и они.
Я захлопнула крышку ноутбука и пошла в комнату напротив. Здесь была студия Артема. Вокруг гитары, барабанная установка, старое пианино, куча пластинок и нотных листов. Его блокнот со стихами. Открыла на середине и начала читать. Что же там внутри этого сердца? Он лихо рифмовал слова, которые казалось бы зарифмовать невозможно. Он писал о мечтах, о вере в себя, о вере в свое творчество, о своем пути. Он писал о любви. Писал о любви так, что мне захотелось испытать такую любовь.
В углу на полке скромно стояли диски его группы «In.Ocean». Я поставила первый попавшийся диск в проигрыватель и села на пол, легонько приобняв его гитару. Музыка заполнила комнату. И эта музыка была восхитительна. Его мягкий голос обволакивал каждую клеточку моего тела, его слова касались самого сердца, его бит стучал в моих висках. Я дергала струны и представляла себя в толпе шумного концертного зала. Эту музыку должны услышать миллионы. В этом мире похоронено сокровище. Мои книги — просто пыль.
— Ты здесь? — спросил Артем, приоткрыв дверь.
Он подошел и сел рядом.
Рядом. Только сейчас я поняла, что все это время он всегда находился рядом. Просто рядом. Какая бы чушь не творилась со мной в эти два дня, он был рядом. И все становилось так просто.
— Почему вы называетесь «In.Ocean»? — спросила я.
— Это сокращение. Полное название группы «Indian Ocean».
— Любишь Индийский океан?
— Вообще-то ты тоже его любишь. Мы поженились на Гоа.
— Вот как?
— Океан прекрасен. Я бы перебрался туда жить.
— И почему не перебираешься?
— Если ты забыла, то я женат. У Саши постоянные презентации, интервью. Она должна быть в городе. Ну или на гастролях. Океан мы видим лишь урывками.
— Я слышу его в твоих песнях. Посмотри, — я указала на выходные данные диска группы «In.Ocean», — всего лишь тысяча экземпляров.
— Да, — согласился Артем. — И та напечатана за свой счет.
— Но неужели ты не хочешь, чтобы твое творчество услышали миллионы?
— Да, это было бы неплохо. Но…
— Но?
— Но это невозможно. Да и не это главное.
— Да-да, я помню: главное, что ты можешь творить. А то, что это услышит два человека — это пустяки. Твоя музыка волшебна. Я хочу, чтобы ее услышал весь мир.
— Поверь, Саша, ты делаешь все возможное, чтобы нашу музыку услышало как можно больше людей. И я очень тебе за это благодарен. Просто здесь это мало кому интересно.
Мы замолчали. Я наслаждалась этим уютным молчанием и жадно ловила каждую его секунду. Он просто был рядом.
— Кстати, что ты посоветуешь мне послушать? — спросила я и прошлась рукой по коллекции дисков.
— Ты же не любишь музыку.
— Да, не любила. Но ты все перевернул с ног на голову.
— Я не сделал ничего особенного.
— Все это время ты был рядом. Разве этого мало?
— Ой, надо написать про это песню, — сказал Артем и засмеялся. — Послушай вот эту группу, — он протянул мне диск. — И вот эту. Тебе понравится.
— Хорошо, спасибо. И все, вали давай. Мне надо закончить историю.
— Это ты в моей студии.
Я открыла крышку ноутбука. Курсор нервно моргал все в том же самом месте. И я начала печатать:
«Рагнеда взмахнула мечом, но не успела сделать и удара, как крылья злобной гермуды полетели прочь. Немощное чудище пало оземь. Растерянная Рагнеда обернулась. За ее спиной стоял громадный воин — князь Владимир. Сосланный на службу в чужие края, он вернулся на свою землю, чтобы спасти родной народ. Князь улыбнулся и со словами: «Не пристало очаровательной барышне битвами заниматься», — подобрал обрубленные крылья и пошел в сторону замка. Конец».
Курсор моргал внизу страницы. Я должна была решить, что делать со своей жизнью. Я могу остаться здесь и получить все, о чем мечтала: тиражи, признание, деньги, славу, успех, подтверждение собственной важности. Или могу отказаться от всего этого и вернуться назад — в свою безызвестность. Что выберет нормальный человек: осуществление своей мечты или чужой? Но решать только мне.

***

— Не ходите со мной, — сказала я. — Давайте попрощаемся здесь.
Я, Артем и Лида стояли на пороге печатного центра. Игорь с волшебной краской ждал нас внутри. Я сжимала в кулаке флешку с одним единственным файлом и не решалась посмотреть кому-нибудь в глаза.
— Почему попрощаемся? — спросила Лида. — Разве ты не просто закончила историю Рагнеды? Почему мы прощаемся?
Артем молчал. Он крепко сжал меня в объятиях и прошептал на ухо:
— Просто дай ему шанс.
— Ха-ха, — засмеялась я. — Мы даже не знакомы. В том мире наши пути никогда не пересекутся. Ты не представляешь, сколько у него там красоток. Зачем ему такая, как я?
— Нет такой Вселенной, в которой мы были бы не вместе, — ответил Артем.
— Ты так чувствуешь?
— Я знаю.
Еще одно мгновенье, и я скрылась за тяжелой дверью печатного центра. Пора оторвать этот пластырь. И пусть все будет так, как будет.
— Один документ, — я протянула флешку Игорю.
— Вы действительно этого хотите? А как же мечта? — спросил он.
— Печатайте уже скорее. Я не знаю, сколько мы еще сможем удерживать гермуду на привязи.
— Ах, ну да, все дело в гермуде, — сказал Игорь с ироничной интонацией и нажал на «печать».
Я наблюдала, как из принтера вылазит конец всей этой истории. А потом, не в силах смотреть, зажмурилась. Еще две секунды, и все вернется на круги своя. Еще одна секунда, и я снова стану никем. И в это мгновенье я поняла, что сама добровольно отказалась от своей мечты. Я ее отпустила.
— Пожалуйста, ваш документ, — сказал Игорь.
Я открыла глаза. Телефон барабанил в моем кармане.
— Что же теперь делать? — задала я риторический вопрос в пустоту.
— Напишите об этом, — вдруг выдал Игорь и подмигнул. — Отличная история. Разве нет?
— Игорь, вы помните все, что здесь происходило?
— Ну, память у меня хорошая. И я отчетливо помню, что уже в отпуске. А вот вам лучше показаться врачу, — он рукой указал на мою голову.
Я коснулась лба. Чернильно-кровавая рана снова растеклась по лицу.
На улице никого не было. Артем и Лида просто испарились. Они остались в своем мире. В руках у меня — фирменный пакет центра с напечатанной рукописью. Телефон барабанил как бешеный. Это Марина.
— Саша, черт тебя побери, — вот это уже очень похоже на моего редактора. — Я жду тебя уже два часа. Ты не отвечаешь на звонки. Ты снова сорвала дедлайн.
— Да, — ответила я. — Рукопись у меня. Я уже иду. Скоро буду.
— И еще, — добавила Марина. — Мы перенесли презентацию в другой зал. Позвонили из твоего фанатского клуба. Там насобиралась приличная толпа желающих попасть на презентацию. В книжном все не поместятся. Пришлю тебе адрес в сообщении.
Фанатский клуб? У меня появился фанатский клуб? Ну, ок.
С рекламных афиш на меня смотрели крутые парни с гитарами. И ни слова о писателях. Этот мир снова был прежним. В конце концов, я сама сделала такой выбор. Но кое-что все же изменилось: в моем кармане лежал диск «In.Ocean» — сувенир, который я прихватила с собой.

***

Когда начался слэм, мы с подругой отошли в сторону. Безбашенная молодежь толкала друг друга в центре концертного зала и успокаивалась лишь на несколько секунд в перерывах между песнями. Мне было достаточно просто быть здесь. Просто быть частью всего этого. Музыка текла по моим венам, и я не понимала, как жила без этого раньше. Все, что есть у меня сейчас, все, чем я живу, — это все благодаря Артему. Я не хотела становиться его женой в этом мире. Я просто хотела сказать ему спасибо. Даже если наши пути никогда так и не пересекутся. Даже если есть Вселенная, в которой мы не вместе. Я просто хотела сказать ему спасибо. Без ожидания ответа. Без права обладания. Просто спасибо.
— Классная группа, — сказала Юля, когда мы возвращались домой с концерта. — Откуда ты про них узнала?
— Да так, — ответила я, — хороший знакомый подсказал.
— Давай еще на кого-нибудь сходим?
— Сходим. Но сначала мне нужно закончить одну историю.
Я писала. Писала без остановок и пауз для подумать. Писала, успевая лишь менять диски в проигрывателе и одним глазом следить за новостями шоу-бизнеса. Артем уехал со своей группой на Гоа писать музыку. Поговаривали, что он вдруг замкнулся и прекратил все вечеринки до выхода нового альбома. А после того, как в сети появилось фото, где Артем читает книгу на берегу океана, пошли слухи, что популярный рокер попал в секту. Он был так далеко от меня, но по-прежнему оставался рядом.
С восходом солнца я закончила начитывать новую книгу в голосовой блокнот. У меня не было никакого дедлайна. Но эйфория от этой волшебной истории двигала вперед и придавала сил. Я скопировала последнюю часть, вставила в документ, нажала «сохранить» и затем «печать». Принтер молчал. Совсем забыла поменять картридж. Я сбросила документ на флешку и помчалась в тот самый печатный центр за углом. Прямо в пижаме и с растрепанными волосами.
— Я написала ее! — закричала я Игорю еще в дверях.
— Принесли новую книгу? — спокойно спросил Игорь.
— Вот она! — радостно сказала я и бросила на стол флешку. — Только, пожалуйста, давайте распечатаем все обычной краской. Больше никакого волшебства.
— Это пижама? — спросил знакомый голос.
И только сейчас я заметила боковым зрением, что здесь был кто-то еще.
— Миленько, — сказал Артем.
— Мода такая, — ответила я, краснея, и повернула голову в его сторону.
— Привет, — сказал он.
— Привет, — ответила я.
— Артем, — он протянул мне руку.
— Саша, — я протянула руку в ответ.
— Ты же писательница? Я читал твои книги.
— Ты же музыкант? Я слушала твою музыку.
И мы засмеялись. А потом то́ знакомое молчание. Спокойное. Теплое. Мое.
— У нас презентация нового альбома, — сказал Артем и протянул мне флаер. — Меня, как самого бесполезного участника группы, отправили забрать рекламки. Может, ты зачитаешь что-нибудь из своего?
— Прочитать свою историю на вашей презентации?
— Да, это было бы очень…
Странно — хотелось мне сказать.
— … круто, — сказал Артем.
— Да, — согласилась я.
Я стояла в печатном центре в пижаме и с нерасчесанными волосами. И смотрела на мужчину, который, сам того не зная, перевернул всю мою жизнь.
— Кстати, о чем новая книга? — спросил Артем, указывая на флешку.
Я никогда не задумывалась, о чем получилась эта история. И сказала первое, что пришло в голову:
— О любви.
Мы обменялись номерами и разошлись в разные стороны каждый по своим делам. Это было начало отличного хэппи-энда. Я не чувствовала. Я знала.


Другие рассказы:
Шанс
Странный дом
Лунатизм

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal