?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Декупажная жизнь. Анна Зенькова — о творчестве, как потребности души
n_evlushina
Статья для журнала "Лукошко идей"
автор Наташа Евлюшина
ноябрь 2017 г.

Анна Зенькова — дилетант в творчестве. И не боится в этом признаться. Ни себе, ни всему миру. Она творит не потому, что это модно или приносит большой доход. Она творит потому, что не может не творить. В свободное от повседневных хлопот и написания детских сказок время Анна занимается декупажем. И в ее доме, кажется, уже не осталось предметов, не тронутых любимым увлечением. Все началось 2 года назад, когда Анна ушла в декрет. Свою неугомонную энергию девушка решила направить на благое дело — вместе с сестрой сделать ремонт на даче. В процессе работ на глаза попался немецкий каталог мебели. С глянцевых страниц на девушек смотрел совершенно прекрасный, но такой недоступный комод. И вдруг сестра сказала: «Возьми старый комод и распиши. Попробуй». Анна, никогда не любившая уроки ИЗО, внезапно загорелась идеей и попробовала. Тренировалась на видавшем виды самоваре с подносом, потом перешла на мебель. Сегодня лобзик, фрейзер и даже дрель в руках хрупкой женщины творят настоящие чудеса — даруют вторую жизнь старой мебели и раскрашивают быт яркими красками. Скромная Анна не называет себя мастером по декупажу. Она не стремится ворваться в каждый дом и оставить там частичку себя. Она творит для души и получает от этого еще большее удовольствие. Про магию творчества и заработок своими «поделками» Анна рассказала нашему журналу.



— Анна, расскажите: все ли у вас стало получаться сразу или приходилось терпеливо и кропотливо осваивать технику, чтобы вышла красивая вещь?

Что-то получалось сразу, а что-то не получалось в принципе. Я вообще очень болезненно переживаю собственные промахи и ошибки. И, чтобы не переживать особенно сильно, предпочитаю затирать следы своих неудач всеми возможными способами. Так что мои первые несостоявшиеся творения были безжалостно смыты, стерты, а некоторые даже отправлены в мусоропровод. Самым категоричным образом. Помню, я два дня корпела над широкими блюдами для фруктов. Выкладывала на них мозаику из яичной скорлупы и наносила сказочные мотивы. Такая техника аля-фреска. Должно было получиться очень красиво. И получалось вплоть до последнего момента, пока я не намудрила с укрывным лаком — и картинка оказалась испорчена. Стоит ли говорить о том, что полет по мусоропроводной трубе у моих сказочных фресок был недолгим и очень печальным. Но удачных примеров, конечно, больше. Например, моя особая гордость — расписной самовар. Особая потому, что это была моя самая первая работа, которая и сейчас украшает нашу гостиную.


— А на каких еще предметах интерьера в вашем доме «живет» декупаж?

Мне очень нравится работать с мебелью. Я вообще максималист и авантюрист по жизни. Люблю трудновыполнимые задачи. Мне интересно работать с габаритными, сложными поверхностями. Особенно это касается старой изношенной мебели. Век которой казалось бы уже на исходе, а ты берешь кисточку, грунтовку, краски и вдыхаешь в нее новую жизнь. Это удивительно приятно. Чувствуешь себя настоящим волшебником.



— Кстати, как близкие отнеслись к новому увлечению?

Учитывая мое деликатное положение, в котором я начинала свою деятельность, все мои домочадцы изначально были категорически против. В первую очередь из-за того, что работа предполагала использование лакокрасочной продукции. Даже относительно безопасный акрил все равно имеет раздражающий запах. Так что поначалу работать мне приходилось в респираторе и глубокой ночью, чтобы не тревожить обеспокоенных родственников. Потом, конечно, их отношение изменилось в лучшую сторону. Родители до сих пор водят по дому каждого приходящего гостя как на экскурсии. Показывают, гордятся.

— Была ли критика в адрес ваших работ и как вы с ней справлялись?

Как ни крути, но объективная критика — это всегда залог развития. Поэтому по мере возможности я стараюсь спокойно воспринимать замечания со стороны и прислушиваться к мнению окружающих. Хотя, конечно, это не всегда получается. Потому что, как и любой уважающий себя творческий человек, критику я воспринимаю достаточно болезненно. Но зачастую поступаю вопреки. Такой уж у меня характер. Чем больше меня отговаривают, тем сильнее становится мое желание доказать обратное. И, как видите, иногда это качество личности становится очень даже полезным.



— У вас уже двое деток. Как удается уделять время и семье, и творчеству?

Никаких секретов нет. Есть понимание того, что отказ от вдохновляющего тебя занятия в пользу горшков, смены подгузников и варки супов с фрикадельками ни к чему хорошему не приведет. Другой вопрос, что и фрикадельки, и горшки, и краски вполне возможно совмещать. Главное — захотеть. Не вижу никакой проблемы в том, чтобы посадить карапуза в чемодан с красками, вручить ему пару листов бумаги, кисточку или карандаш, а самой заниматься своим творчеством. Дети, как правило, берут пример с родителей. По крайней мере, любимой игрушкой моего сына, начиная с семимесячного возраста, стал набор юного плотника. Я тогда как раз осваивала лобзик и фрейзер. Теперь мы с ним плотничаем на пару.

— Сейчас модно заниматься творчеством, потому что многим кажется, что это довольно легкий хлеб. А как вы считаете?

Не совсем понимаю, как слово «модно» может быть применимо к творчеству. Творчество — это потребность души. Способ самовыражения. И оно — вне времени. Это тот самый язык, который позволяет тебе вести диалог с миром. При этом далеко не факт, что ты будешь понятен. И отнюдь не всегда будешь услышанным. Поэтому творчество — это не только удовольствие. Это еще и мука. Боль, если хотите. Неудовлетворенность. Поэтому люди, которые начинают вышивать крестиком ради моды, как правило, быстро теряют к этим самым крестикам интерес. Особенно, если с первой попытки ничего путного не получается.

— Никогда не хотели начать зарабатывать на своем творчестве?

Таких мыслей не было. Во-первых, я не настолько уверена в себе, чтобы начать продавать свои изделия. Одно дело когда тебя хвалят друзья-знакомые, и ты им веришь, потому что понимаешь, что они такие же дилетанты, как, собственно, и ты сам, в искусстве мало что смыслят и симпатизируют твоей деятельности просто по наитию. И совсем другое, когда ты выносишь свои работы на суд общественности, возможно, знающей, а значит априори настроенной критически. А там где критика, там страх поражения. Он у меня есть, причем в больших количествах. Поэтому я творю для себя. И для других, таких же. Ничего не смыслящих в дилеммах искусства.



— Какие виды творчества, кроме декупажа, вы еще пробовали?

У меня много увлечений. Я люблю готовить. Эксперименты на кухне — это моя стихия. Само собой, придумывать и записывать разные истории. Очень люблю одежду. И уже много лет ничего кроме джинсов, обуви и нижнего белья в магазинах готовых изделий не покупаю. Все шью на заказ у одной малоизвестной, но очень талантливой портнихи. Я придумываю модели, а она шьет. Откровенно говоря, я уже много лет мечтаю освоить тонкости швейного ремесла, чтобы начать творить самой в полном объеме. Но пока это только в планах.

— Чему планируете научиться в ближайшем будущем?

Есть у меня мечта детства. Хочу научиться играть на виолончели, но все время что-то мешает. Музыкальное образование у меня есть. В свое время я окончила 9 классов школы по классу аккордеона и фортепиано. К сожалению, музыкальные инструменты для меня выбирали родители, поэтому, как и многие дети того времени, теплых чувств к навязанным им клавишам я не испытывала. А вот виолончель меня всегда завораживала. На самом деле сейчас полно частных лиц, которые за относительно невысокие платы готовы обучать таких вот горе-музыкантов полупреклонного (ну, для освоения техники игры) возраста с нереализованными музыкальными потребностями. Так что я полагаю, у меня все еще впереди.



— Что бы посоветовали тем, кто попробовал заняться творчеством, у него не получилось и он сразу все бросил?

Слушать себя. Если желание петь, рисовать или лепить фигуры из грязи идет изнутри, а не навязано модой или общественными условностями, оно так или иначе прорвется. И придется что-то с ним делать. Записываться в кружок, секцию или искать богатого спонсора для организации выставки. В любом случае, главное — начать и на каком-то этапе не струсить. Ведь искусство, как и спорт, не терпит слабости.

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal