?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Хандры не будет! Психолог Марина Полянская — об осенней депрессии и способах борьбы с ней
n_evlushina
Статья для журнала "Для всей семьи Любимая"
автор Наташа Евлюшина
октябрь 2017 г.

Она мечтала о море и солнце, но дождь за окном третий день щедро поливал однотипные хрущевки спального района. Она мечтала о принце и букете цветов, но скудно-бедно ухаживал только безработный Славик. Она мечтала о фигуре Синди Кроуфорд и есть пирожные по ночам, но на бирке одежды все также значился размер XXXL. Она должна была стать счастливой не смотря ни на что, но то самое счастье почему-то не приходило. Грусть с каждым днем поглощала все больший кусок жизни, и затем наступила тьма — депрессия. О том, как справиться с сезонной депрессией и вновь обрести смысл бытия, мы поговорили с психологом, бизнес-тренером и коучем Мариной Полянской.

Картинки по запросу девушка осенью

— Сегодня как-то модно по любому поводу говорить: «У меня депрессия». Так чем же настоящая депрессия отличается от усталости и апатии, которые мы так любим выдавать за депрессию?

Марина Полянская2.jpg
Про депрессию есть очень интересное определение, что это злокачественная печаль. То есть с нами что-то происходит, мы попечалились, погрустили, потому что это тоже надо делать. Но вдруг мы этой грусти и печали разрешаем долго быть у нас в гостях. Про депрессию всегда говорят, что она не является внезапным событием, что раз и пришла, как солнечный удар. Она накапливается. Тут много вопросов и про физическое состояние (забота о себе и своем здоровье), и про психологическое. Если я не отработала какие-то свои печальные нотки, и эти эмоции продолжают во мне бурлить, то, наверное, с течением времени мы уже можем говорить про депрессию. От обычной усталости она отличается временем. День-два-три мы погрустили, повалялись на диване и мы восстанавливаемся. А тут что бы мы не делали, никак не можем восстановиться, наше состояние усугубляется. Человек иногда даже на бытовом уровне не может себя обслужить, например, сделать чашку чая. Он просто не может, ему не хватает сил. У депрессии корни могут быть разные. С точки зрения психологии: что-то ввергло нас в это состояние, и мы не можем с ним справиться. И есть так называемая эндогенная депрессия — это уже про физиологию. Здесь нужно обращаться к эндокринологу и психотерапевту, потому что это химия нашего мозга, наших гормонов. Если месяцев 6-8 мы не можем выйти из состояния усталости, апатии, все вызывает у нас слезы, какое-то подавленное состояние, то, конечно же, надо обращаться к таким специалистам.

— Откуда вообще берется депрессия?

Это химические процессы, связанные с гормональной системой и функционированием отделов головного мозга. Очень часто отсутствие определенных витаминов, тот же самый магний, витамины группы В, омега. Это тоже способствует плохому состоянию, угнетенному настроению и отсутствию энергии. И еще. Когда депрессия случается? Я хочу, чтобы было так, а оно так нет. Я хочу, чтобы светило солнце, а солнца нет. Я хочу быть веселым и радостным и идти на работу с хорошей энергией, а я что-то просыпаюсь разбитый. День просыпаюсь, второй и как-то мне уже от этого грустно становится. И мне кажется, что работа плохая и я ни на что не способен. А я всего лишь не позаботился о себе физически. Витамины не пропил, не признал реальность, что на самом деле мы не всегда можем ходить на работу с хорошим настроением. Не потому, что работа плохая, а потому что я не могу. Это дурачки всегда веселятся. А вот у меня сейчас есть какие-то психические процессы, та же самая печаль, которая имеет право быть. Очень часто, кстати, печаль наступает, когда мы отрицаем то, что я чувствую по отношению к тому, что я чувствую. Допустим, я сегодня проснулась и у меня почему-то нет настроения, я задумчивая. А по-моему мнению я должна просыпаться радостной, как в той рекламе. У нас же сейчас культ счастья. И получается должна быть счастливая, проснулась в задумчивом настроением — и здесь начинается внутренний конфликт: должна быть такой, а я не получаюсь такой. У меня начинается самокопание, почему я не радостная. Ну, потому что что-то накануне было, что меня заботит, или у меня скоро важные переговоры, и я боюсь. Так я имею право бояться. Лучше спросить себя: почему я боюсь и что мне делать с этим страхом. А не отрицать его. Вот поэтому часто возникают депрессии, что мы отрицаем или не понимаем те чувства, которые первоначально возникают, и начинаем с ними бороться.

— Почему депрессия обостряется именно осенью?

Потому что уменьшается световой день. Уменьшается степень нашей свободы, потому что мы должны одеваться в теплую одежду. Раньше столько мог побыть на свежем воздухе, а сейчас меньше, встаю ночь, домой прихожу ночь. Конечно, с тем летом, которое у нас было, с отсутствием солнца, радости, определенных витаминов, начинается усталость. Если с ней ничего не делать, то мы начинаем течь по ее течению и попадаем в депрессию. Но есть и второй момент. Мы иногда как-то решаем, что можем быть счастливы, когда все вокруг улыбается, зелень буйствует, солнышко светит — вот тогда сам бог велел быть счастливым. Очень часто это просто надуманные вещи: «Ай, все кругом плохо, дождь идет, а должно солнце светить». И в этой борьбе с природой у нас победить шансов нет. Осень наступает, с дождями, с зонтиками, с уменьшением светового дня — к этому просто надо подготовиться. Взять накупить красивых зонтиков, уютной теплой одежды. И почему бы не делать то, что можно делать осенью, а нельзя зимой? Ходить по лужам, например, или пить горячий чай, закутавшись в плед.

— Кто больше всего подвержен депрессии?

Если рассматривать психотипы, то тревожно-мнительные и ипохондрики. Это связано с действием центральной нервной системы, когда по определенным причинам нейронные связи заставляют на одно и то же событие реагировать определенным образом. Конечно, с течением времени тот, кто работает над собой, начинает эти дорожки поворачивать в разные стороны. Но есть те, кто чувствует какую-то опасность и хлоп сразу в грусть, печаль, депрессию, потому что стратегия уже выработана за многие годы. Например, гипертима очень сложно загнать в депрессию, потому что ему везде все интересно, ему все кажется классным, у него интереса к жизни гораздо больше, чем у других психотипов. Это то, что нам дано от природы. Страдают те люди, у которых нет гибкости в освоении картины мира. Они убеждены, что должно быть только так. И они не дают права миру и другим людям существовать по своим законам. Например, в общении с друзьями. Вот я считаю, друг видит, что мне плохо, у меня слезинка, и он должен вокруг меня скакать, прыгать и мне помочь. Это моя картина. Друг видит, что мне плохо, и почему-то решает, что меня надо оставить в покое, чтобы я разобралась со своими мыслями. Это его картина. Вот пошел конфликт — я начинаю обижаться на этого друга, вместо того, чтобы проговорить: «Дорогой друг, мне сейчас так плохо, обними, расскажи мне сказку». Вместо того, чтобы рассказать что нужно сделать для меня хорошего, я начинаю замыкаться в себе, дуться и вот эту депрессию и печаль возводить в какой-то непонятный статус: «Ой, меня никто не понимает». Ведь депрессия чем так сложна: где-то у нас что-то не удалось в одной сфере, и мы не видим будущего. Мы не представляем это будущее ни радостное, ни печальное, а если оно и рисуется, то там все очень сложно. Там все время плохо, все время идет дождь, я все время там не справлюсь и перспектив никаких. И эту мысленную жвачку мы все время крутим у себя в голове. Если человек научился останавливать этот поток, если он понимает, что уже тысячу раз был в патовых ситуациях, но как-то все образовывалось, тогда он быстрее справится с депрессией. Ведь жизнь дает как плохие ситуации, так и хорошие. И все обязательно образуется. Но если мы этого не знаем, мы будем все время эти плохие мысли гонять в себе и каждый раз загонять себя все глубже и глубже.

— Что делать с этими мыслями?

Если вы уже долго не можете сами справиться со своими мыслями, для начала надо бы сходить к эндокринологу. Витамины и другие полезные вещества тоже не помешают. Но о дозировках должен говорить врач. Физическая активность. Оскомину уже набило про кислород, свежий воздух и прогулки. Как бы не хотелось полежать, надо себя выпихнуть хотя бы на 10-15 минут. Следующий аспект в этой ситуации очень сложный, но надо сесть и прописать: за что я жизни благодарен. Не в будущем, а прямо сейчас. За что? У меня есть квартира, я умею рисовать, у меня есть друзья. Очень часто в книжках пишут, что надо говорить себе, что все, что ты думаешь, это ерунда, а на самом деле все хорошо. В этой точке депрессии, когда мы почти на самом дне, очень сложно сказать себе, что все хорошо. Ты найдешь тысячу способов рассказать себе, почему все плохо. Поэтому надо научиться просто запрещать себе думать о плохом. Вот пошла мысль: «Все плохо, все бесперспективно, я никому не нужен, у меня никогда не будет ничего хорошего» — мы просто запрещаем себе думать об этом. Это словомешалка, говорим ей «стоп». Молитву прочитайте, возьмите какую-то аффирмацию, слоган «Русского радио» — все будет хорошо. Наша задача — прекратить словомешалку. И только когда мы научимся эту словомешалку не воспроизводить, тогда мы можем переходить на вторую стадию и говорить: «Скоро все наладится, я с этим справлюсь». Здесь мы уже прописываем план выхода: что я могу сделать в этой ситуации. У меня нет работы. Как я могу найти эту работу, что я буду для этого делать? И запрещать себе: «Ой, я никому не нужен». Нет, я схожу на 25 собеседований, на 50, но я схожу. Уже результат мы будем оценивать потом. И, конечно, смотреть на что-то позитивное. Запретить себе смотреть и читать новости. Выходишь в мир и задаешь себе вопрос: «Интересно, что меня сегодня может удивить? Что меня сегодня может поразить в людях?» Настраиваемся на позитив. И важно знать, что депрессия когда-то заканчивается. На самом деле, она нужна нам, у нее очень благородное задание. В этот период перезагружается психика, мы пересматриваем многие вещи, которые перестали работать в нашей жизни, свои принципы. Да нам очень больно, когда уходят какие-то убеждения, в которые я верил и вдруг разочаровался. Это ввергло меня в депрессию. Но это работа нашей психики. Может быть, это убеждение ограничивало нас. Например, мы считали, что все должны мне помогать. Когда я столкнулся первый, второй, третий раз и мне никто не помог, согласитесь, я впадаю в какое-то уныние, кажется, что я никому не нужен. В какой-то момент я сажусь и понимаю: подожди, это моя жизнь. Я могу зависеть от этих людей, которые мне должны помогать, буду сейчас сидеть, сопли жевать и ждать когда они мне помогут или все-таки нет? Может, я сам себе могу помочь? Второй вариант он более сильный. Но, к сожалению, мы не растем когда у нас все хорошо, просто наслаждаемся этим состоянием. А растем и принимаем новые решения, пусть и болезненные, когда нам плохо. Главное не забывать про физическую составляющую, что нужно заботиться о своем теле.

— Если мы заметили, что в депрессию впали наши близкие, что мы можем для них сделать?

Обнимать. Важны тактильные ощущения. Когда мы в депрессии, мы отгораживаемся от этого мира. Иногда депрессия возникает из-за перегруженности информацией, когда работает один только мозг, а другие части тела не участвуют в восприятии мира. У нас же много каналов: руки, глаза, уши, нос. Очень здорово устраивать такие дни, когда вы воспринимаете мир каким-то одним органом чувств. Договариваетесь с другом: «А давай сегодня воспринимать мир через запахи». Конечно, депрессивный друг может сказать: «Ай, зачем мне это надо». Но вы сделайте, расскажите ему: «Вот я сегодня нюхал, оказывается Минск очень интересно пахнет. Метро так, кафе так, мои друзья на работе так». Завтра устройте день тактильных ощущений. Когда мы начинаем нашу психику подгружать тактильными ощущениями, она отвлекается от ментальной жвачки. Друга надо обнимать, говорить, проговаривать его чувства, свои чувства: «Я вижу, что ты расстроен. Чем я могу тебе помочь?» Вам скажут: «Нет, все хорошо, все нормально» — «Я вижу, что ненормально. Я могу вот это сделать». Принесите ненавязчиво вкусняшку, ненавязчиво накройте пледом. Потому что в депрессии нам реально нужна забота другого человека. Ни в коем случае не надо человеку говорить: «Ай, все хорошо, все нормально будет». Нельзя отрицать его чувства. Говорите: «Я вижу ты расстроен. О чем твои печали? Расскажи мне». Вызывать на разговор и ни в коем случае не обесценивать его переживания. Если человек уже пошел на контакт, скажите: «Я понимаю, что ситуация сложная, я понимаю, что тебе не просто. А, может, давай мы с тобой на ситуацию по-другому посмотрим?» И предложить свой вариант. Но не злиться на него, если он не принял этот вариант. Главное, что он туда попал, он его услышал и будет у него там бурлить. Нужно принимать его с его депрессией. И много-много обнимать. Водить его на прогулки и угощать своей заботой.

— Есть ли «прививка» от депрессии?

Осознанность. Когда мы живем четко понимая, что со мной происходит. Когда я учусь не запихивать свои эмоции, а осознавать, почему эта эмоция ко мне пришла, что она показывает. То есть мне жизнь через эмоции показывает, что то, что в моей жизни происходит, что не совсем меня устраивает. Задача этих эмоций — показать. Как в машине индикатор: зеленый — есть бензин, красный — нет бензина. И что мы делаем? Мы останавливаемся и заправляем бак. То же самое эти депрессивные эмоции печали и грусти. Тогда мы спрашиваем: «Зачем? Что они нам показывают?» И просто я начинаю устранять причину грусти. Если мне моя эмоция безысходности говорит, что я не могу справиться с чем-то, я задаю себе вопрос: «Где мне найти личную силу, чтобы с этим справится?» Составляю какой-то план, перестаю так делать или делаю что-то другое. Поэтому осознанность — лучшая «прививка». И все время задавать себе вопрос: «Что со мной происходит и почему это происходит? Что я оставляю из того что происходит и с чем расстаюсь?»

Вернуться на главную страницу.


Recent Posts from This Journal