?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Ольга Жадеева: Не всем всегда нравится то, что ты делаешь
n_evlushina
И это совершенно нормально

Интервью из цикла «Чернила: сборник журналистских историй от мастеров слова»
автор Наташа Евлюшина
сентябрь 2017 г.

Она мечтала быть как Кэрри Бредшоу — героиня ее любимого сериала. Писать о туфлях, ходить на модные показы и иметь тысячу друзей. А еще изящно тыкать пальцами по клавиатуре ноутбука в пафосных кафе и покупать лодочки от Jimmy Choo за один гонорар. Ее могли звать Катя, Света или Лена, но хотелось бы Кэрри. Она могла жить в Гомеле, Бресте или Минске, но хотелось бы на Манхеттене. Впрочем эта история совсем о других мечтах. Может быть, именно поэтому они и стали реальностью? Ольга Жадеева нашла себя в фешн-журналистике, когда о таком узком направлении в нашей стране много кто слышал, но мало кто в нем работал. Она мечтала писать о дизайнерах и показах, но не потому, что это модно, а потому, что это важно лично для нее. А писать по сути было-то и некуда. Смириться? Сдаться? Поменять мечту? Нет, Ольга создала свою Вселенную сама и назвала ее PRET-A-PORTAL.




О ВЫБОРЕ ПРОФЕССИИ И СВОЕГО ПУТИ

— Ольга, всегда ли вы видели себя журналистом?

Наверное, в каждой семье есть своя смешная история, связанная с выбором профессии. В детстве я говорила, что хочу стать пекарем, потому что очень любила булочки. А уже лет в 6 я озвучила желание быть детским писателем. Я писала сказки, рассказы — небольшие литературные формы, публиковалась в белорусской «Зорьке» и всесоюзной «Пионерской правде». По тем временам это были очень достойные площадки для молодых авторов.
Мечта была осмысленной, я хорошо представляла себе свой путь: уже тогда решила, что должна закончить филфак в Минске, потом литературный факультет в Москве. Правда, когда пришло время поступать, в моду вошли другие «перспективные» профессии: экономисты, юристы. Это был конец 90-х, ориентиры изменились, родители раскритиковали мой план. Но моя мечта никуда не делась, она трансформировалась. Я пришла учиться на журфак и прекрасно провела эти пять лет. Так что можно сказать, что да, я хотела стать пишущим человеком с детства.

— А выбор журфака был осознанным? Ведь часто будущим журналистам рекомендуют получать профессию, например, юриста или экономиста, чтобы потом компетентно писать.

Я согласна, когда уже работаешь в этой профессии, понимаешь, что очень важна более узкая специализация. Но на тот момент выбор журфака был более чем осознанным, тем более что я поступала не после школы: один год я отучилась в техническом вузе на выбранной родителями «перспективной» специальности. К счастью, года мне хватило, чтобы понять, что это не мое, я просто насилую себя. Я начала готовиться, поступила на журфак, и это были прекрасные пять лет: мне было интересно, я получала удовольствие от каждого дня учебы, от общения с однокурсниками и преподавателями, от творческой атмосферы, царившей на факультете.



— Каких знаний все-таки не хватило в программе журфака?

Мне на журфаке не хватило практических знаний. Как писать о политике — это один стандарт, об экономике — другой. Студенты после учебы как котята, которых бросили в воду, не научив плавать. Я пришла в информационное агентство, когда была студенткой третьего курса, и вдруг поняла, что писать не умею! Зато к 5 курсу я стала готовым специалистом. Но тогда была другая система: нас поощряли за работу во время обучения, было свободное посещение занятий.
Я за то, чтобы было больше практических спецкурсов, которые бы обучали конкретным навыкам в профессии. Свой спецкурс по фэшн-журналистике я задумала именно таким — практическим.
Также для журналиста важно пробовать себя в разных сферах. Невозможно знать все обо всем, куда более правильно развиваться как узкий специалист: можно быть экономическим обозревателем, политическим, спортивным, можно писать про бизнес, культуру, стиль жизни, здоровье. Мировые тенденции сейчас сводятся к тому, чтобы развиваться не вширь, а вглубь.

— У вас именно так и получилось?

Да, я выбрала в качестве специализации моду, причем моду локальную, белорусскую. Это было воплощением моего личного увлечения. Вышло так, что мой второй декрет плавно перетек в третий, я варилась в собственном соку — дети, дом, и поняла, что так долго не писать просто не могу. Начала сотрудничать с разными изданиями, писала обо всем, что подворачивалось под руку. Методом тыка выяснилось, что особенно хорошо — вкусно, глубоко — выходит писать о моде. И, что немаловажно, я сама получала удовольствие, когда работала с этой тематикой.
Постепенно, по крохам, я нащупала огромный пласт информации, который никто особо не освещал — в Беларуси стали появляться отличные местные дизайнеры, мастера, которые делали достойный продукт, проходили специализированные мероприятия, но это было в режиме междусобойчика, потому что про них никто толком не рассказывал и не знал.
Выяснилось, что мода не котируется, она занимает десятое место в списке редакционных интересов после всех третьесортных новостей, которые поручают только практикантам. Такая политика была не только в нашем издании, а во многих. Я столкнулась с тем, что если пресс-конференция касается модного мероприятия, то туда посылают совсем зеленых журналистов, которые больше ни на что не годятся. Мне захотелось что-то менять в этой области, потому что я видела, что люди приходят некомпетентные, задают неправильные вопросы и в целом все мероприятие выглядит крайне непрофессионально. Продукт, который потом выходит из-под их пера, тоже не высокого качества. Соответственно, у потребителя рождается ассоциация, что вся сфера находится в таком состоянии. А ведь просто кому-то не хватило мастерства и бэкграунда, чтобы грамотно об этом написать!
За годы, что я занимаюсь этой темой, ситуация изменилась в лучшую сторону. Тенденции таковы, что появились специалисты, которые развиваются в этом направлении, занимаются самообразованием, читают профессиональные англоязычные ресурсы. Благо, информационное пространство открыто для всех желающих, показы можно смотреть онлайн и тут же изучать реальный фидбэк — читать статьи, обзоры лучших модных критиков. Есть специализированные онлайн-курсы, в том числе бесплатные — сейчас для самообразования открыты огромные возможности! И у нас появляются хорошие специалисты и достойный журналистский продукт.



О МЕДИАПРОЕКТЕ PRET-A-PORTAL

— Когда вы поняли, что хотите писать только о моде, наверняка, стали искать нишевое издание, где можно будет работать постоянно и только в рамках этой темы?

Да, я так и думала. Это был 2011 год, я хотела посотрудничать с нишевыми изданиями для того, чтобы быть в тонусе. Но столкнулась с тем, что рынок очень-очень маленький и три с половиной вакансии, которые есть, они уже заполнены. Тогда родилась идея создания собственной площадки — медиапроекта о белорусской моде PRET-A-PORTAL.

— Расскажите, как вы создавали этот портал, с какими трудностями пришлось столкнуться.

Я четко представляла себе тематику, издания, его контент, но составить техническое задание для разработки сайта оказалось очень непростой задачей. Я далека от программирования и веб-дизайна, я гуманитарий с образным мышлением, а нужно было давать четкие формулировки и оперировать специальной терминологией. Так что с подрядчиком у нас по ходу работы над сайтом то и дело возникали «трудности перевода». Физики и лирики — вечная тема противоположностей.
Пожалуй, это единственные трудности, с которыми пришлось столкнуться, потому что когда ты идешь по правильному пути, то мироздание тебе подсказывает, что ты все делаешь правильно: оно посылает тебе знаки и нужных людей, подпитывает энергией созидания.
PRET-A-PORTAL стал одним из первых нишевых изданий, посвященных моде в нашей стране. Не просто женским — про отношения, кулинарию и прочие дамские интересы, а именно о моде.

— Вы сразу набирали команду журналистов-фотографов?

Нет, конечно, потому что команда предполагает финансирование и бюджет. Но очереди из инвесторов не было. Я оплатила создание сайта из своего кармана, писала и даже фотографировала сама. У меня был блогерский опыт, я даже была «тысячницей» ЖЖ. Но без технических специалистов, которые занимаются обслуживанием сайта, выставлением публикаций, продвижением, конечно, не обойтись.
Первое время я очень много писала: портал нужно было наполнить, кроме того, хотелось охватить все события и мероприятия. Я брала много интервью, делала обзоры, искала интересных героев. Я придумала «Энциклопедию белорусских дизайнеров», которую наполняла по крохам. Это было нелегко, меня никто не знал, мое издание было не на слуху, на просьбу рассказать о себе и предоставить фотографии коллекций многие реагировали настороженно. Но это тоже был отличный повод для новых знакомств, передо мной открылся целый новый мир, было очень интересно! А когда ты чем-то горишь, то это притягивает единомышленников, как магнит! Сейчас мы регулярно получаем на рабочую почту предложения о сотрудничестве, и начинающие авторы, и профессиональные хотят для нас писать, вести рубрики, делать новые проекты, немало предложений на создание совместных творческих продуктов поступает от фотографов, стилистов. Сейчас с этим проблем уже нет.



— А как вы раскручивали сайт, чтобы о нем знали, чтобы приходили?

Никаких искусственных методов раскрутки мы не применяли. Продвижение было естественным за счет уникального контента. Когда ты в интернете занимаешься не перепостами чужих статей или переписыванием избитых тем просто, чтобы заполнить контентом сайт, а создаешь нечто уникальное, то поисковая система на это отлично реагирует и, соответственно, лучше ранжирует твой ресурс. Есть еще такой важный показатель, как индекс цитирования, когда на статьи ресурса ссылаются, когда упоминают другие издания либо пользователи в соцсетях, и у нас хорошие показатели и рейтинги. Это важно для рекламодателей, а значит, для монетизации ресурса.
Как показала практика и время, мы все делали правильно. Потому что те методы раскрутки, которыми пользовались еще три года назад, устарели и в конечном итоге их плюсы превратились в минусы, ведь поисковая система перенастраивается и начинает хуже ранжировать то, к чему были приложены усилия.

— Был такой моменты, что вы проснулись знаменитым порталом?

Нет, все шло очень постепенно. Не могу сказать, что и сейчас это какой-то знаменитый портал, потому что есть много людей, с которыми сталкиваюсь каждый день, и они не слышали о нем. Я понимаю, что это нормально. Потому что это узкий нишевый сегмент для тех людей, которые этим интересуются. Точно так же, как у нас проводятся маркеты белорусских дизайнеров, Недели белорусской моды — есть люди, которые в этом варятся и им это нравится, есть люди, которые живут в параллельном мире и им это не интересно. Этот мир не хуже и не лучше, и люди не хуже и не лучше. Просто у каждого своя жизнь и они могут быть не в курсе. Мы не претендуем на лавры Onliner.by или Tut.by, потому что понимаем, что не можем охватить такое количество тем, да нам это и незачем.

— А была когда-нибудь критика в адрес вашего портала и самих текстов?

Конечно, да. Критика — это нормально. Лучше, чтобы про тебя говорили, чем ничего не знали. В прошлом году нам оказал хорошую услугу «черным пиаром» руководитель компании «Astronim». В интервью одному из крупных онлайн-изданий он рассказал про минусы белорусских онлайн-медиа: плохой дизайн, не те движки, не то оформление — он просто разнес все по полочкам. Этот разбор касался нескольких сайтов, в том числе и нашего. Позитивно ничего не было — все плохие. И после этого у нас была просто лавина новых посетителей, потому что люди захотели посмотреть. Я даже написала на фейсбуке «спасибо», потому что «черный пиар» — тоже пиар. Было бы хуже, если бы он про нас вообще ничего не сказал. Не всем всегда нравится то, что ты делаешь. И это совершенно нормально. Бывает критика от самих дизайнеров, когда мы делаем обзорную статью. Мы же не можем всех хвалить. Дизайнер, как любой творческий человек, не может всегда создавать прекрасный продукт. Понятно, что мы хотим быть объективными. Тем более если дизайнер просто решил, что он дизайнер, а показал что-то совсем не дизайнерское. Такое у нас тоже было. Бывает и критика, и обиды, и даже козни. В интернете столько всего пишут, знакомые даже делают скриншоты и присылают. Это нормальные рабочие моменты.



— То есть вас критика совсем не расстраивает?

Наверное, в плане работы я уже обзавелась такой толстокожестью. Потому что первое время относилась к порталу, как к собственному ребенку. Я очень остро реагировала на замечания. И это тоже совершенно нормально. Для того, чтобы прочувствовать, как работать, нужно слушать, что говорят люди. Резонанс очень важен. Потому что твои друзья, всегда будут хвалить все, что ты делаешь. И будут еще люди, конкуренты, например, которые могут сказать больно, но правду. Для того, чтобы не отрываться от реальности, такие люди тоже очень нужны. Я понимаю, что да, возможно, над этим стоит поработать, возможно, эта статья получилась слабоватой. Мы работаем шестой года, я и сама уже вижу, что нужно обновлять дизайн, он устарел, планируем в ближайшее время этим заняться. Когда я слышу такие вещи, я понимаю: как бы это не было обидно, но это правда.

О ФЭШН-ЖУРНАЛИСТИКЕ

— А вообще такое направление, как фешн-журналистика, в нашей стране присутствует?

Есть некая проторенная дорожка, мировой опыт, на который можно ориентироваться. Белорусская мода во многом повторяет путь развития европейской моды. У нас сейчас происходят те же процессы, что происходили в середине прошлого века в европейской моде, если взять Италию, Францию, известных кутюрье, которые работали в своих ателье над частными заказами, делали какие-то небольшие показы, когда речь не шла о больших производствах. У нас похожая ситуация. Мировая модная журналистика тоже уже прошла большой путь развития. Это отдельная специальность, во многих вузах она так и звучит. Как правило, эта специализация относится к тем вузам, где готовят дизайнеров и других специалистов индустрии моды, которые будут заниматься маркетингом, журналистикой, критикой и т.д. Возможно, мы до этого тоже дойдем. Во всяком случае, в соседних странах, на Украине и в России, которые нас по каким-то вопросам опережают, у них эта специальность уже появляется в рамках спецкурса, появляется много образовательных программ, связанных с модной журналистикой. Я думаю, что у нас первый шаг был сделан, когда на факультете журналистики одобрили мой спецкурс. Для меня это было очень значимо, я рада, что меня поддержали, в частности Ольга Михайловна Самусевич. Я ожидала, что каким-то образом будут изучать мою программу, подготовила методичку. Но мне просто дали на откуп. В конце первого семестра были хорошие отзывы, я поняла, что это правильный путь. Сейчас занятия проходят в формате спецкурса, возможно, расширится до полноценного предмета. Мне приятно, что мои студенты, которые на лекциях не проявляли интереса к этой теме, как мне казалось, может даже скепсис был, но я встречаю их на мероприятиях и понимаю, что они уже в каких-то изданиях, проходят практику или стажируются — они выбрали для себя конкретно эту специализацию, им это интересно, они в теме, они в струе, мы уже говорим на одном языке, у них горят глаза, и это очень здорово. Это объективная реальность, это у нас уже есть. Нет пока корочек, в которых написано, что фешн-журналистика — это специальность. Но именно как явление она уже есть.



— У нас в принципе немного конкурсов для журналистов, а на тех, что есть, премию за статью в модном журнале вряд ли можно получишь. Обидно, что так происходит?

Обидно, не обидно — это тоже объективная экономическая реальность. Журналистика в целом не самая денежная профессия. К тому же здесь есть определенный потолок: ты не можешь пройти некий путь по карьерной лестнице. Ты можешь быть журналистом, редактором либо главным редактором. По большому счету это все, можно только менять места работы.
К тому же уровень жизни сейчас снизился, не в самом простом положении находятся и другие специалисты, связанные с модой: это и фотографы, и стилисты, и дизайнеры. Экономика определят все. Если уровень жизни низкий, люди получают небольшие зарплаты, соответственно, они готовы меньше денег платить за некие вещи, которые не являются предметом первой необходимости. Как раз информационный продукт о моде не является продуктом первой необходимости. У нас изданий немного, потому что содержать их непросто. Рекламный пирог, который раньше можно было поделить между изданиями, он стал настолько маленький, что делить, собственно, и нечего. Но я надеюсь, что со временем глянцевая сфера станет более профессиональной, и труд задействованных в ней специалистов будет оплачиваться достойно — это было бы правильно.

— Но есть такое скептическое отношение к журналистам, которые пишут о моде, что они несерьезные, что они больше ни на что не способны?

Во многих изданиях существует такая редакционная политика: если журналист не настолько компетентен, чтобы писать о политике и экономике и на другие важные темы его отправляют закрывать «левые» пресс-конференции и мероприятия. Был период, когда мода как раз попадала в этот эшелон третьестепенной важности. Ситуация меняется, потому что писать о моде нужно умеючи, нужно обладать определенным профессиональным сленгом, нужно знать построение материала. Прийти просто с нуля на показ и написать в режиме «что вижу, то и пишу» по принципу «нравится-не нравится» — это крайне непрофессиональный подход. Люди, которые обесценивают чужую работу, есть всегда и везде. Поэтому то, что касается массового мировоззрения, есть тенденция в сторону улучшения отношения, в том числе и к этой профессии. Потому что когда уже появляется профессиональный продукт, видна разница между тем, как пишут недожурналисты и как пишут профессионалы. Соответственно и отношение меняется. Я помню, был очень показательный момент с блогерами. Блогеры тоже должны быть и они должны писать то, что они думают, выражать не мнение редакции, а свое собственное. На той же Неделе моды проводится конкурс блогеров. Я одно время читала их работы, и люди совершенно серьезно писали: «Коллекция плохая, я этот цвет не ношу, мне он не идет». Человек, который будет читать такой опус, понятно, что он сможет отделить зерна от плевел, что это не журналист, а просто низкий уровень.

О ТЕКСТАХ И НЕУМЕСТНЫХ ВОПРОСАХ

— Как написать хороший текст о моде, например, о показе?

Нужно обладать определенным словарным запасом в этом направлении и не путать названия одежды. Нужно знать много нюансов, например, чем жакет отличается от пиджака или пуловера, что не все брюки называются штанами. Это только терминология. Плюс еще неплохо обладать хотя бы небольшими знаниями в области обозначения конструктивных элементов, чтобы не писать «вот эти вот штучки», а четко называть вещи своими именами. Еще нужно понимать, что есть личное мнение и есть некая субъективная реальность. Давать исключительно свою оценку нельзя. Модная критика базируется на оценивании, но давать оценку нужно с четким пониманием, что ты достаточно компетентен, чтобы это сделать. Как жанр, модная рецензия очень интересна. Можно сделать рецензию из трех абзацев и она будет исчерпывающая, можно сделать из двух страниц и она тоже будет абсолютно прекрасной. У автора, наверное, еще должно быть литературное чутье, начитанность, насмотренность. И чем больше ты смотришь, потому что это визуальная сфера, тем больше ты ориентируешься в пространстве. Насмотренность очень важна, потому что очень хорошо, когда ты можешь провести параллели между коллекциями данного бренда и других, которые выходили год назад, два-три года назад. Поэтому развивать визуальную память очень важно. Если ты сходу можешь сказать, что видел этот элемент в прошлой осенней коллекции и назвать имя дизайнера, это здорово. Еще очень важно знать, что делают мировые бренды и историю этих брендов. Когда вы приходите к конкретному дизайнеру, вы должны знать, с чего он начинал и как развивается. Просто с нуля прийти и оценить — невозможно. Нужно понимать, как этот бренд работает, какие у него ключевые вещи, какой у него почерк, какие ткани и фактуры, в чем его фишка. Должна быть хорошая база знаний по истории моды. Без этого никак абсолютно, потому что в моде мало что изобретается, много чего цитируется, и понимать первоисточники тоже важно. Очень важно знать персоналии. Сейчас в мире моды происходит такая ситуация, что все меняется очень быстро, это не те времена, когда один кутюрье по десять лет был во главе Модного дома. У каждого Модного дома есть своя политика, и это тоже важно знать: что происходит там, что происходит здесь — все это сравнивать, анализировать и тогда будет хороший качественный продукт.



— Какие самые распространенные ошибки допускают молодые журналисты?

Одна из самых распространенных ошибок, когда мы пишем материал и дублируем картинки словами. Это как с телевидением: идет картинка, и совершенно необязательно комментировать то, что идет на экране. Нужно рассказывать то, что осталось за кадром, чего зритель не видит. Можно сравнить с комментированием спортивных матчей. Комментатор не всегда дублирует происходящее на экране, он должен рассказать то, чего не видят зрители, возможно, какие-то интересные факты из жизни игроков или про конкретные приемы, которые происходят на поле, или какая там погода, мы этого не чувствуем, а она может влиять на исход матча. Здесь то же самое. Не надо описывать в коллекции какие-то очевидные вещи, которые читатель увидит на картинке сам. Например, что в коллекции были пальто, платья и юбки, были использованы красный, синий и зеленый цвета, а длина ниже колена — это очень глупо и неправильно. Если ты берешь цветовую составляющую, либо не пиши про это, либо напиши, что это значит. Может быть, цвета перетекают друг в друга, может быть, у дизайнера был какой-то источник инспирации, почему он выбрал эти цвета, может быть, дизайнер всегда работает с этими цветами и не приемлет никаких других. Что еще остается за кадром, это ткани. Мы не можем определить по картинке шерсть это или другое полотно, поэтому об этом нужно написать. Очень часто молодые авторы как раз описывают очевидное. Вторая ошибка, когда неправильно называются предметы одежды, когда используется не профессиональная лексика, а какая-то примитивная. Когда говорят «штаны». Что за штаны? Это могут быть кюлоты, спортивные брюки или брюки с лампасами или еще какая-то разновидность. Когда не используется синонимический ряд, например, для обозначения тех же цветов. Что значит зеленый? Это, кстати, есть у мужчин. Я сталкивалась с тем, что, когда студенты писали работы, мальчики не различают цветовую гамму и не понимают, почему на весь обувной ряд нельзя сказать «ботинки», почему все штаны нельзя называть «штанами». У них все очень упрощенно. Журналист должен работать над собой и развивать свой синонимический ряд для того, чтобы не повторяться. Еще ошибка — выдавать свое личное мнение за объективную действительность. Если у тебя уже есть вес и ты чувствуешь, что имеешь право говорить свое мнение, допустим, работаешь в формате колумниста, тогда это предполагает наличие некого авторского взгляда. Если же ты просто пишешь обзор коллекции и выражаешь мнение редакции данного издания, нужно стараться быть максимально объективным. Сейчас многие гонятся за репостами, чтобы сделать какой-то взрывной материал, позволяя себе какие-то острые словечки, колкие замечания и в том числе свое мнение вставляя, неважно к месту или не к месту. Пока ты не стал в этой сфере профессионалом, этого нужно избегать. Я всегда говорю своим студентам, что если вы посещаете показ, у вас есть возможность пообщаться с создателем коллекции, посетить пресс-конференцию, задать несколько вопросов, не стесняйтесь этого делать, потому что вы увидели одну сторону медали, а может быть другая: вы могли не рассмотреть детали, не понять, что хотел сказать этим дизайнер. Поэтому очень важно получить еще информацию из первоисточника, а не опираться только на то, что ты увидел. Это та сфера, где глаза твои могут тебя подвести. И еще один момент в плане ошибок, это слепое копирование пресс-релизов, когда на его основе делается материал. Пресс-релиз — это удобный помощник, где вы можете получить информацию про те же ткани, источники инспирации. Но очень часто пресс-релизы пишутся довольно размыто, и коллекция может быть отдельно, а пресс-релиз отдельно. Так происходит, потому что эту часть создает творческий человек, дизайнер, а эту часть пишет приглашенный маркетолог, например. Они могут между собой так взаимодействовать, что получится два разных продукта. В таком случае имеет смысл написать, что в пресс-релизе вот так, а мы считаем, что не так.

— По структуре текста в фешн-журналистике есть какие-то свои правила?

Здесь, как и в классическом материале, должны быть вступление, основная часть и заключение. Но направление все-таки очень творческое, и иногда можно применять инверсию: начинать тем, чем мы обычно заканчиваем. И это интересный прием, который часто используется в рецензиях lifestyle.com. Например, они в начале статьи описывают финальный выход, какое впечатление произвел в зале, какая музыка была использована. И это получается сразу такое бум-погружение — эмоционально очень эффектно. Хорошие тексты часто пишутся тяжело, но они легко воспринимаются. Когда читаешь свой или чужой текст и понимаешь, что прочел его быстро, информация просто усвоилась, появился эффект присутствия. Вообще нет никаких четких правил, важно, чтобы материал выглядел на выходе очень гармоничным, чтобы его было интересно читать. Поскольку этот жанр все-таки не развлекательный, а специализированный, читатель должен вынести из него какую-то новую информацию и почувствовать, будто он сам там присутствовал. Здесь содержание важнее формы. Начинать нужно с простых форм, дальше можно экспериментировать. И вдохновляться хорошими примерами. Есть такой российский критик Андрей Баленкин, он потрясающе просто пишет, очень глубокий специалист и каждый раз пишет по-разному.



— А как вы относитесь к таким сложным конструкциям, как причастные и деепричастные обороты?

Для меня они органичны и глаз мне не режут. Я, наоборот, против чрезмерного упрощения, потому что есть сейчас такая тенденция в интернете. Считаю, что нужно уважать своего читателя и не считать, что он читает только примитивное и поэтому нужно все раздробить на максимально простые предложения и простые конструкции. Человек читающий, а мы предполагаем, что люди, которые интересуются статьями о моде, читающие, его не напугаешь такими конструкциями. Простые формы — хорошо, а вот примитивные — плохо.

— Какие вопросы не стоит задавать дизайнеру, например, на пресс-конференции или интервью?

Есть некие банальные вопросы, которые дизайнеру с опытом более двух лет, набили оскомину. «Скажите, как вы начинали?» Если с этим дизайнером уже вышло несколько интервью, можно потрудиться, залезть в интернет, их почитать и задать уже другой вопрос. Не про то, как начинали, а про то, например, с чем столкнулись или как-то перефразировать эти вопросы. Любому человеку будет приятно, что журналист пришел подготовленный и он уже что-то знает. Есть еще банальные вопросы, которые показывают, что человек абсолютно не в теме, а сидеть и просвещать с нуля журналиста, который даже не потрудился ознакомиться с теми материалами, тоже бывает не всегда приятно. Это совершенно справедливо может восприниматься, как неуважение к тому, что ты делаешь. Вопросы касательно источников вдохновения — дизайнеры часто морщатся от них. Они мыслят образами, и эти образы бывают ярче, чем слова. Материал в итоге может получиться очень плоским, безликим, похожим на десятки материалов, которые уже выходили. Круто, когда журналист постарался, потрудился, почитал и задал какие-то интересные вопросы, может быть, общечеловеческие или касательно других хобби. В процессе беседы можно выйти на такие темы, что и тебе будет интересно, и твоему собеседнику, и читателям. Потому что когда интервью дежурное, это чувствуется и не будет резонанса. Касательно пресс-конференций, самый отвратительный вопрос, который я слышала: «Вот вы сейчас показали то-то и то-то, а расскажите, что вы делали раньше?» Это смешно, неудобно и стыдно за собрата по перу. Потому что если ты не зашел на сайт или страничку в соцсетях, не потрудился посмотреть прошлые коллекции, хотя бы не позорься и не спрашивай.



— Что посоветуете начинающим журналистам и тем, кто уже давно в профессии?

Начинающим посоветую тренироваться писать. Благо сейчас есть соцсети и формат блогов. Журналист должен уметь писать, потому что когда тебе в лоб говорят: «Садись и пиши» — а ты не умеешь пользоваться таким инструментом, как ручка или компьютер, тебе с ходу будет очень сложно складывать словесные конструкции на заданную тематику. Хороший журналист должен уметь писать на коленке в неподходящих для этого условиях. Я бы посоветовала завести себе страничку и писать туда. Просто описывать свои впечатления от прогулки по городу, от выставки для того, чтобы набивать руку. В конечном счете нащупаешь свой почерк, а это очень важно, когда он есть и когда он узнается. Возможно, нащупаешь свою сферу интересов, поймешь, как работать с речью. Журналистика — это практическая профессия. Нужно пробовать, стучаться, сотрудничать и писать-писать-писать, чтобы в этом развиваться. Потому что очень часто журналисты рассказывают про то, что у них огромная сфера интересов, они могут написать и про это, и про это, а в итоге это только их представления в голове, потому что они ничего не пробовали. Даешь пробное задание, а человек не может написать, он стесняется постучаться в соцсети к кому-то. Для журналиста очень важно не бояться коммуникаций. Интернет сегодня дает возможность связаться практически с любым источником в любой стране посредством соцсетей. Для этого не нужно, как в начале моего пути, какими-то секретными путями добывать телефоны и пытаться связаться, позвонить, тогда это было сложно. Сегодня источники информации открытые. Ты можешь написать на рабочую почту, постучаться в соцсети, найти самого дизайнера или модель. Но очень многие бояться коммуницировать даже в пределах своего города. А связями обрастать нужно. Сидеть дома и высасывать материал из пальца можно, но гораздо лучше, когда информация живая, когда ты общаешься с людьми, когда ты в курсе событий жизни. Поэтому еще нужно и посещать мероприятия, благо их сейчас много. Пишите организаторам, они, как правило, очень адекватно реагируют на предложения блогеров и журналистов осветить эту тему.

Моим новым героем для "Чернил" стала основательница @pretaportal Ольга Жадеева @zhadeeva. Поговорили о модной журналистике в Беларуси и о том, что быть fashion-журналистом не так просто, как кажется. Как написать хорошую рецензию на показ коллекции и какие вопросы не стоит задавать дизайнеру, читайте скоро в нашем интервью.#чернила #журналистика #яжурналист #фешн #мода #минск #интервью #статья #текст #minsk #vscobelarus #vscocam #vscominsk #vscorussia #fashion #fashionminsk #instagood #inspiration #interview #journalist #journalism

Следующее интервью со Стеллой Чирковой выйдет 20 сентября.

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal