?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
За кулисами
n_evlushina
Репортаж для программы "Репортер", телеканал Беларусь2
автор Наташа Евлюшина
июнь 2017 г.

Они — объекты обожания и примеры для подражания. Артисты сцены, богемная жизнь которых больше напоминает мечту или счастливое голливудское кино.




(Елена Синявская): Да, не трогайте меня, я вот такая вся, в опере пою, вот так руками делаю.

Легкие, воздушные и невероятно красивые — они блистают на сцене и, кажется, совсем не напрягаются.

(Ольга Гайко): Но за этим стоит неимоверный труд, потому что иногда просто уже не шевелятся, не двигаются ноги. Наверное, открывается второе-третье дыхание, когда ты уже не можешь, но делаешь.

Их профессия окутана мифами, большую часть которых придумывают сами же зрители. Например, что искусство — это не работа. Или так может каждый.

(Марина Лобанова): Пришел гость и спрашивает: «Чем вы занимаетесь? — Вот здесь работаем, играем, фортепиано и скрипка с 4 до 8. — А где вы работаете? — Мы здесь работаем. — Ну а с утра? У вас же полно времени». Он никак не мог понять, что это наша работа, а с утра мы занимаемся, готовим репертуар.

С мест в партере не видно ни слез, ни ежедневных репетиций, ни потерянного здоровья. Все это артисты трепетно прячут за кулисами. И лишь сегодня занавес приоткроется.

За кулисами

Вторник. 11 утра. Вопреки расхожему мнению прима-балерина Большого театра Ольга Гайко не нежится в теплой постели дома. Ее рабочий день начинается с восходом солнца, а сегодня закончится и глубоко за полночь. Помимо традиционных ежедневных занятий у станка, в программе — репетиция вечернего спектакля. При таком напряженном графике пресловутые мозоли на ногах балерины — сущая ерунда.

(Ольга Гайко, народная артистка Беларуси, прима-балерина Большого театра Беларуси): Изнашиваются со временем и связки, и хрящи, и все что угодно. Конечно, это заболевания суставов, надрывы, растяжения связок, мышц. Мы привыкли до последнего тянуть, через боль терпеть, чтоб только не уходить на больничный, в отпуск, не пропускать спектакли, не выходить из формы. Но иногда случаются уже и травмы, и разрывы, и операции, которые я пережила год назад.

Ольга — девушка с железными стержнем внутри. Буквально. Досадная травма заставила артистку уйти в вынужденный отпуск. Временный отказ от сцены принес балерине все оттенки боли — как физической, так и душевной.

Когда ты лежишь никому ненужный один, когда не двигается и не шевелится нога и ты не можешь на нее наступить, после того, как ты прыгаешь до потолка, вертишься, делаешь фуэте, это очень сложно. Ты заставляешь ногу заново ходить, вспоминать какие-то рефлексы.

Колено артистки теперь фиксирует железный винт, а еще, конечно же, любовь к балету. Эта вера в свою профессию, вера в свое дело заставляет Ольгу возвращаться на сцену снова и снова. И порхать, как ни чем не бывало. А зритель в зале так никогда и не узнает, что скрывается за красивым образом. Он будет думать, что все легко и просто.

Конечно, на сцене зритель не должен видеть напряжение. Он должен видеть легкость, красоту. Для этого он приходит в театр, чтобы насладиться духовностью. На самом деле, это неимоверный каждодневный труд. Это преодоление себя каждый день.

Скрипачки Лиза Лавренова и Марина Лобанова, они же дует Double_L, давно закончили и музыкальную школу, и консерваторию, но до сих пор продолжают заниматься, как прилежные ученицы. Расчехлять инструменты приходится по нескольку раз в день. Регулярные репетиции с коллективами, а у каждой их по паре, плюс самостоятельное оттачивание мастерства в свободное время — обычное расписание для профессионального музыканта. Ведь блистательное выступление — всего лишь верхушка айсберга.

(Лиза Лавренова): Мало представляется публике, сколько усилий стоит вот это прекрасное звучание, особенно совместное, если говорить про оркестр или ансамбль. Считают, что если человек выучился на скрипача, то зачем ему заниматься? Как ты занимаешься каждый день? Ты же уже выучился!

Девушки признаются, скрипка — один из самых сложных музыкальных инструментов. Не каждый ребенок выдерживает обучение, и только единицы решают связать с ней свою дальнейшую жизнь. Отличительный знак скрипача — неэстетичная мозоль на шее — бывает примерно у половины музыкантов. Настоящие же профессиональные проблемы простому зрителю не видны. Вот и создается впечатление: на скрипке играть — не мешки ворочать. А нет.

(Лиза Лавренова): Если не совсем грамотный учитель, вся вот эта постановка руки на весу, она провоцирует зажимы мышц, что естественно отзывается болью, какими-то последующими проблемами.

(Марина Лобанова): Шея в основном, потому что статическое движение постоянно. Спина, рука правая, левая — у кого как. Может быть, если были проблемы в постановке в детстве, они усугубляются. Зажатости в спине могут быть. У меня было в течение двух лет. Один раз переиграешь и все. И потом постоянно беспокоит.

Правило «делай больше — больше получишь» в мире музыке не работает. Здесь слишком усердные занятия могут привести не на сцену, а прямиком в зрительный зал. Это в худшем случае. Поэтому скрипачки Лиза и Марина особенно трепетно относятся к своим рукам — главное их не переиграть. Всю остальную боль вытерпеть можно.

(Марина Лобанова): В момент выступления ничего и не чувствуется. Бывает даже температура, а человек выходит и играет блестяще. Заходит, он умирает просто за сценой.

Певцы — вот у кого шикарная жизнь, скажите вы. Оперная дива Елена Синявская тут же возразит. Ее будни — это не вечный праздник, а сплошные ограничения. Во имя голоса Елене нельзя употреблять жирную и соленую пищу, нельзя загорать на солнце и даже заниматься спортом.

(Елена Синявская, солистка Большого театра Беларуси): Я не могу себе позволить тренажерный зал, никакого фитнеса. Это сразу садится голос, я не могу петь. Мышцы напрягаются соответственно и те мышцы, которыми я работаю, они тоже устают. Самое страшное — это усталость голосовых связок и несмыкание в процессе этого. Стараемся, конечно, до этого не доводить.

Возможность петь со цены Большого театра оперы и балета — для Елены Синявской большое счастье. Попасть туда не просто из-за большой конкуренции: певцов много, а театр один. Поэтому приходится всегда быть на высоте: следить за своей внешностью, здоровьем, хорошим настроением и много трудиться. Елена говорит, что иногда случается выходить на сцену совсем без голоса.

Когда у тебя не очень хорошее состояние, нет тонуса, возможно, ты где-то болен. Но ты выходишь, и этого никто не замечает. Это очень часто происходит. Вы же не всегда здоровы. Вот ты встал утром, например, раз идет дождь, у тебя тонуса нет, связки уже не так работают. Или ты не выспался, опять голос уже не такой.

Когда связки устают от большого количества работы, Елена остается дома и отдыхает, чтобы не допустить образования узелков и других профессиональных проблем с голосом. Оперная певица больше спит, соблюдает режим питания, делает компрессы и специальные упражнения по системе Стрельниковой.

Это каждый день, это тяжело. Я иногда делаю по 3 тысячи раз в день.

Кто из нас в детстве не пытался жонглировать, подражая ловким артистам цирка? Но даже удержать три яблока оказывалось непосильной задачей. Так почему же работа акробатов со стороны кажется такой непыльной?

(Кристина Нусс, артистка «Белгосцирка»): Говорят: «А что там делать? Он стоит так легко». Так вы просто выйдете на арену цирка, вы даже не сможете комплимент, просто выйти — уже страх.

(Вячеслав Быхон, артист «Белгосцирка»): Иногда даже раздражает. Люди мало того говорят, что это легко, начинают оценивать с точки зрения сложности. Я даже слышал такие разговоры: а что это вы там делаете?

Кристина Нусс на цирковой арене с детства — пошла по стопам родителей. Вячеслав Быхон влился в династию артистов уже после 20. Он последовал зову сердца и без какой-либо спортивной подготовки освоил довольно опасную профессию акробата — все ради любви. Каждый день супруги выходят на арену цирка, даже если в расписании нет представления. Регулярные тренировки — неотъемлемая часть работы артистов.

(Кристина Нусс): Часа-двух достаточно поразминаться, покрутить обручи. Если ты готовишь номер, естественно, это много.

У каждого акробата свои слабые места, и зависят они от специфики трюков. У кого-то страдают ноги, у кого-то руки, у кого-то спина. Боль приходит со временем. Но обязательно приходит.

(Вячеслав Быхон): Бывает, ты травмируешься прям в работе, а трюк надо довести до конца. Зрителю не объяснишь, что там произошло. Ты должен это сделать. И все забывается сразу. Я финальный трюк делал и упал, ногу подвернул, но я уже не чувствовал. Адреналин, драйв такой, я сделал, за кулисы захожу, нога в два раза больше.

Заслуженная артистка Беларуси Алеся Курьян проживает мечту каждой девочки — быть на сцене и танцевать. Это не за скучным компьютером сидеть по восемь часов в день и не бумажки с места на место перекладывать. Звезда ансамбля «Хорошки» предостерегает: блистать на сцене — значит, прежде всего, преодолевать себя, а уже потом срывать аплодисменты.

(Алеся Курьян, заслуженная артистка Беларуси, артистка ансамбля «Хорошки»): Те же физические недостатки. Природа не скажу, что сильно одарила меня какими-то данными. Трудилась, честно скажу, трудилась, потому что если хочешь чего-то добиться, приходилось и растягиваться, и что-то делать с суставами.

Чтобы стать профессиональной артисткой, Алесе пришлось приложить немало усилий, а также желания и глубокой веры в себя. И еще осознать тот факт, что открытая летняя обувь — навсегда под запретом.

Деформация стопы, косточки наши, суставы, это у всех танцоров. Это специфика нашей работы. Приносит эстетический дискомфорт.

Кроме эстетического дискомфорта, профессии танцора сопутствуют проблемы с суставами, связками и мышцами. Алеся рассказывает, что из-за большого количества ежедневных занятий, уроков, репетиций и концертов, она часто не успевает банально восстановиться. Но в момент выступления артистка старается об этом не думать.

Если будешь думать о боли, значит где-то что-то не доделаешь.

Занавес опущен и пора по домам, чтобы завтра все повторить сначала. Зачем все это? Зачем все эти жертвы, травмы, невыносимые боли? Во имя искусства? Вряд ли. Скорее ради горящих глаз в зрительном зале.

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal