?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Выйти в тираж
n_evlushina
Репортаж для программы "Репортер", телеканал Беларусь2
автор Наташа Евлюшина
апрель 2017 г.

«Все работы хороши, выбирай на вкус» — кажется, так завещал советский классик. Но что бы сказал сам Маяковский, если бы узнал: его собственную профессию стерли из списка важных работ.




(Ольга Громыко, писательница): Когда я прихожу в поликлинику даже взять флюорографию, у меня спрашивают: «Кем вы работаете?» Я говорю, что я писатель. Мне пишут: безработная.

Белорусский писатель — кто он? Интеллигент, весь такой творческий с рабочим кабинетом на берегу озера? Или же дворник из вашего подъезда?

(Николай Чергинец, председатель Союза писателей Беларуси): Ну нельзя, нельзя так относиться к писателем, как это делается, к сожалению, у нас. Ну что значит писатель не профессия?

Что вообще можно купить за писательский гонорар: квартиру в Минске или пару туфель к новому сезону?

(Виктор Шнип, главный редактор издательства «Мастацкая літаратура»): Да мяне прыйшла жанчына, яна хацела надрукавать вершы i аплацiць крэдыт. Хто вам пра гэта сказау? «Ну, я во прыкiнула, ранней у Саюзе были вялiкiя ганараы». Так было, але прайшоу той час. На сёняшнi дзень крэдыт вы свой не аплациiце.

Писатель — хобби для скучающих домохозяек или все-таки серьезная профессия?

(Валерий Квилория, писатель): Она как бы существует, а как бы и не существует. Она вроде бы и есть, а вроде бы и нет. Как ежик в тумане.

Выйти в тираж

Для председателя союза писателей Николая Чергинца эта тема весьма болезненна. В Беларуси по закону писатель — действительно не профессия. У нас нет профильных институтов, никто не позовет на должность прозаика или поэта, да и сами издатели не горят желанием работать с молодыми авторами, чьи имена не гремят по всему миру. И еще один сюрприз: у писателя нет абсолютно никаких социальных гарантий.

(Николай Чергинец, председатель Союза писателей Беларуси): Когда возраст достигнут, он получит пенсию бомжа. Как будто он ничего не делал в стране. Несмотря на то, что дети учатся по его книгам. А вот пришло время пенсии и он оказывается на уровне того, кто просто валяется и ничего не делал для себя и государства.

Николай Иванович с ностальгией вспоминает советские времена. Тогда поэты и прозаики считались профессионалами и имели официальную профессию — писатель. Их труд ценили и признавали. Сегодня, по словам председателя Союза писателей, класс профессионалов вырождается. Многие просто вынуждены трудиться кочегарами, дворниками и грузчиками, чтобы позволить себе заниматься творчеством. Максимальный гонорар за книгу — 500 долларов, возможность напечататься — раз в пять-шесть лет.

Вот разделите на 5-6 лет, это получается 100 долларов на год. А для того, чтобы ты получал пенсию какую-то настоящую, надо каждый месяц вносить в пенсионный фонд не менее 900 тысяч по-старому. Душа болит за тех, кто талантливые и вынуждены свой талант вкладывать не только в произведения, но скажем и в труд дворника.

Большой дом за городом, автомобиль, четыре кота ориентала — все это богатство вовсе не за писательский гонорар.

(Ольга Громык, писательница): Я живу за гонорар мужа. У меня, к счастью, муж бизнесмен, который обеспечивает. Конечно, не издание книг, книги я издаю сама. Но именно обеспечивает безбедную жизнь, бензин для машины и корм для котов.

Ольга Громыко раскрывает секрет — чтобы стать писателем, нужно удачно выйти замуж. Ее коллеги писатели-фантасты уже давно между собой шутят: творчество скоро станет уделом скучающих домохозяек. Ольга одна из немногих белорусских авторов, кому удалось пробиться на российский рынок и сделать себе имя. Но и это не золотые горы, которые так красиво рисует западный кинематограф. Гонорар русского писателя сопоставим с зарплатой менеджера среднего звена. А членство в Союзе писателей не стоит ровным счетом ничего.

С другой стороны, писателем может назваться каждый. Ну, написал человек одну книгу. Потом человек всю жизнь ходит и рассказывает, что он написал книгу. Я профессиональный писатель, я пишу постоянно. У меня книги выходят стабильно раз в год. А отличить нас по каким-то признакам невозможно. У меня книга и у него книга. И нет никаких критериев, когда человек работает с утра до вечера, а этот человек вот как-то там че-то себе накропал и издал, может даже за свой счет.

Виктор Шнип без малого 10 лет занимает должность главного редактора в крупном издательстве. Ему, как и всем белорусским писателям, нужно ходить на офисную работу, а не только создавать книги в уютном домашнем кресле. Конечно, это отнимает много времени, а с другой стороны, помогает быть среди людей и чувствовать мир, а не смотреть на него через окно своего кабинета. Литературный работник по образованию, Виктор Анатольевич точно знает, как должен выглядеть хороший текст. На его редакторский стол зачастую попадают произведения тех, кто не очень адекватно оценивает свои способности.

(Виктор Шнип, главный редактор издательства): Ён ужо выставiуся у iнтернет, яго там нехта пахвалiу. Часам жартам. Ён iдзе у выдавецтва на поуным суръезе i нясе тое, што нiкому не патрэбна. Ён не разумее, што ён напiсау. Ён лiчыць, што гэта генiальна, бо нехта яго пахвалiу. Чалавек не ведае, што такое рытм, рыфма. Але калi бог не дау таленту, нiякая вучоба не дапаможа. Нават калi будзе такая прафесiя паэт, празаiк. Гэта таксама не вырутае, бо гэта усе-такi ад бога.

Но даже если произведение очень-очень понравится издателю и он согласится напечатать его за собственные деньги, не стоит радоваться раньше времени. Придется потратить немало сил на раскрутку своего имени и собрать предварительный заказ. По сути, продать книгу, которой еще нет.

Трэба каб на гэту кнiжку сабрауся тыраж, каб кнiжка заiмела на самым пачатку таго чытача, якi будзе. Калi не сабрауся тыраж, на жаль кнiжка не выйдзе. Нi у гэтым годзе, нi у наступным, нi праз десяць гадоу.

А еще чтобы напечатать книгу, нужно быть членом Союза писателей. Но чтобы тебя взяли в Союз писателей, должна быть издана твоя книга. Как выбраться из этого замкнутого круга, непонятно.

(Андрей Янушкевич, издатель): Писатель может прийти и заказать публикацию книги. Но, конечно, более правильный подход, когда издательство само выбирает, видит его потенциал и тогда готово вкладывать свои деньги. И он во всем мире цивилизованном принят. В принципе никогда автор за свои деньги не печатает книги. Наши издательства как следует не охотятся за хорошими рукописями. Вот тут есть проблема.

Охотник за талантами Андрей Янушкевич живет по законам рынка. Независимый издатель не получает дотаций от государства, а потому должен зарабатывать сам. То есть не просто издавать книги, а продавать их.

Это не значит, что делается ставка чисто на коммерческое, серую массовую литературу по принципу абы продать. Нет, мы прекрасно осознаем, что несем важную культурную миссию. При таком подходе сформируем у читателя положительный имидж и себя, и белорусской литературы. Но в тоже время мы говорим: да, мы хотим заработать. Без этого не выживем. А государственные издательства, у них есть такой стимул? Я думаю, вряд ли.

Ставку Андрей Янушкевич делает на творческий потенциал авторов, которых будут читать. Но и здесь заработки писателей скорее мечта, нежели реальность. В первую очередь — желание донести свое произведение до читателя. Слабый рынок превращает писательский труд в занятие выходного дня.

Государство у нас не работает над тем, чтобы заинтересовывать зарубежных переводчиков, зарубежные издательства в переводах белорусских книг на другие языки. Все страны это делают. В России есть институт перевода, который специально этим занимается, подсказывает американцам, англичанам, французам что в русской литературе интересного выходит. Поляки этим занимаются, литовцы. Мы этим не занимаемся. Нам это неинтересно почему-то. А это надо делать.

(Валерий Квилория, писатель): Такое ощущение не то что брошенности, но легкой отчужденности. Потому что всю жизнь, сколько я пишу, все время приходиться преодолевать какие-то препоны, чтобы издаться, для того, чтобы добраться до читателя и прочее.

Детский писатель Валерий Квилория вошел в пятерку самых читаемых авторов прошлого года по статистике библиотек. Ряд дипломов и литературных премий не дает сомневаться в таланте белорусского мастера слова. Но издательства не становятся в очередь, чтобы подписать с ним контракт. Валерий говорит: все дело в бюрократии. Предпочтение отдается авторам, которые пишут на белорусском языке.

Конечно, здорово, что печатают на белорусской мове, но я же ведь тоже о Беларуси пишу. И на русском языке я могу не только внутри страны вести рассказы, но и вне. Мне кажется, это наоборот плюс. Таким образом, мы выталкиваем русскоязычных авторов из нашей страны. Я знаю, что очень многие писатели пишут в России. Дай бог, чтоб под своими именами, а многие не под своими.

Валерий уверен: Беларусь богата не только на талантливых айтишников и спортсменов, но и литературных авторов. Вот только последние растрачивают свое мастерство совсем на других местах. Сам Валерий долгое время работал журналистом, а сейчас занялся издательским делом, чтобы заработать на жизнь. В ее голове уже давно зреет план по продвижению белорусских писателей.

Давайте одного возьмем, вложим в него деньги, напечатаем книжку. Потом мы его отрекламируем на весь русскоговорящий мир и попытаемся туда продавать. Мы же получим огромадные деньги в ответ. Потом следующего пошли раскручивать.

(Андрей Диченко, писатель): Надо воспринимать литературу, если ты ее создаешь, художественный текст, как субкультуру. То есть когда люди собираются в гараже, достают музыкальные инструменты и начинают играть, они же не думают о деньгах, они развлекаются. Это отдых, это хобби. Это повод познакомиться, это повод создать какое-то сообщество, влиться в другое сообщество, показать себя на других посмотреть.

Андрей Диченко — писатель-фантаст со своей философией и взглядом на художественную литературу. Возможно, в этом и есть секрет его успеха. В библиографии автора три изданные книги и несколько коллективных сборников. Причем первая книга вышла, когда писателю было всего 20 лет. Андрей прошел весь цикл обучения издательскому ремеслу и сам печатал ее на старом типографском оборудовании. Писатель никогда не издавал книги за собственные средства, но никогда на них и не зарабатывал.

Мне даже сам факт продажи текста вызывает какое-то такое отторжение. Текст должен быть доступен всем, должен распространяться бесплатно, как мне кажется. Даже не смотря на то, что он издан на бумажном носителе.

Благодаря своей первой книге Андрей пришел в журналистику. Сегодня его статьи выходят в различных интернет-изданиях и печатных журналах, а рассказы изучают в американских колледжах, как пример литературы современной Восточной Европы. Достижение — скажет каждый. Андрей лишь пожмет плечами.

Люди просто часто воспринимают вещи всерьез, а этого делать не надо. Не надо воспринимать всерьез свое хобби, тогда все будет хорошо.

Для Анны Зеньковой литература — это хобби. Стать настоящим писателем когда-то не позволили родители. Кандидаты технических и химических наук посчитали эту профессию слишком несерьезной — быть экономистом куда практичнее. Закапывать талант девушка не стала и все равно продолжала писать, пусть и в стол. В декретном отпуске, когда пришло время оглянуться, Анна поняла: написано уже так много, что это невозможно хранить в себе. Так появилась «Большая книга удивительных историй» — 130 страниц детских сказок и красочных иллюстраций. Но выпустить книгу в свет не согласилось ни одно белорусское издательство.

(Анна Зенькова, начинающий писатель): Это был ответ либо подождите немножко, мы посмотрим, в случае чего свяжемся. А были категоричные «нет», аргументированные тем, что издательства работают только с белорускомоуными писателями либо издавайтесь за свой счет.

Еще несколько лет назад издаваться за свой счет для Анны было моветоном. Теперь же она готова поступиться своими принципами, лишь бы осуществить мечту. Издание книги детских сказок оценили в 14 тысяч белорусских рублей. Для простой семьи — сумма космическая. В поиске спонсоров молодая писательница пришла на краудфандинговую площадку, где каждый может поучаствовать в финансировании проекта любой суммой. Есть примеры белорусских авторов, которые издавали свои книги именно таким образом. Но пока у Анны не все так гладко. За месяц удалось собрать всего лишь 16% от нужной суммы.

Конечно, это очень мало, у нас осталось 30 дней и это очень-очень мало. Потому что очень огромная сумма. Но мы не теряем надежды, нужно искать целевую аудиторию и каким-то образом убедить людей, что это не мошенничество, никакая не афера. А скорее от безысходности. Если бы я не хотела так страстно издать эту книгу, я бы этим не занималась.

Если за оставшиеся тридцать дней проект не соберет нужную сумму, все деньги вернуться к своим спонсорам, а «Большая книга удивительных историй» так и не увидит свет. Анна всячески гонит от себя эти мысли и активно ведет переговоры с магазинами. Она верит — книге быть. А значит нельзя терять время в сомнениях, ведь все организационные вопросы и продвижение автора — забота самого автора. Отобьется ли когда-нибудь сумма, потраченная на издание книги, большая загадка. Доход писателя — всего 10% с каждого проданного экземпляра. Но мы уже поняли: белорусский писатель пишет, потому что не может не писать. И неважно, какая должность значится в трудовой. Писатель — может и не профессия, но точно состояние души.

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal

  • Контакты

    Журналист, копирайтер, редактор, писатель, сценарист Наташа Евлюшина Минск, Беларусь +37529-380-23-25 e-mail: natasha_evlushina@mail.ru ВКонтакте…

  • Навигация по материалам

    Рассказы: Проклятье разбитого зеркала (сценарий) Сборник рассказов "Мечта. Море. Любовь" Волшебная Шанс Странный дом…

  • Мечта. Море. Любовь

    Сборник рассказов о любви к себе, друг другу и своему пути «Мечта. Море. Любовь» — 17 историй о любви к себе, друг другу и…