Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ (n_evlushina) wrote,
Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ
n_evlushina

Шанс

художественный рассказ
автор Наташа Евлюшина
январь 2017 г.

Мы познакомились года два назад. Или три. Уже не помню. Зато точно помню, как в тот день ярко светило солнце, а я сломала очки. Мы сидели на открытой веранде самого модного кафе в городе. Она — богиня. И я — с прищуренным глазом.

Картинки по запросу chica en la carretera



Я жила в маленьком провинциальном городке. Пописывала статейки о надоях и накосах для местной газеты. Я не стремилась никому ничего доказать. Просто жила. Хотя кто-то скажет, что могла бы жить лучше, если б пошевелилась. Возможно. Но тогда все это казалось каким-то нереальным. А потом мне предложили работу в журнале «Сплетница». Не потому, что я крутой журналист, просто моя однокурсница уходила в декрет и порекомендовала меня по старой памяти как неплохого автора. Я ухватилась за этот шанс, собрала свою жизнь в чемодан и перебралась в столицу.
Мое первое задание — взять интервью у Стеллы. В общем, меня отправили на минное поле без инструкции по выживанию. Это уже потом выяснилось, что новичкам здесь всегда дают невыполнимые задания и смотрят, как сильно те будут стараться. Ты не обязан принести материал. Но ты обязан сделать все возможное, чтобы его сделать.
Стелла была самой капризной звездой. Она никогда не давала интервью, а если и соглашалась на разговор, то отвечала односложными фразами. Вокруг нее всегда царил ореол какой-то загадочности. В прессе даже шутили, что Стеллу прислали на землю инопланетяне, или что она вышла из океана. Мы ничего не знали о ее прошлом. Она просто однажды появилась и запела божественным голосом. И эта неизвестность вкупе с ее повадками придавала Стелле еще большего очарования.

***

Мы договорились встретиться в «Bazare». Здесь Стелла зависала постоянно. И сейчас уже непонятно: она зависала там, потому что это место было самым модным, или это место стало самым модным, потому что там постоянно зависла Стелла.
Я пришла на пять минут раньше назначенного времени. Рассчитывала перевести дух и настроиться на интервью. Да и какая звезда приходит во время? Я неспешно переступила порог «Bazare», подошла к официанту и тут правым глазом увидела, как величественно восседает Стелла за столиком на открытой террасе. Она курила сигарету через мундштук, как героиня черно-белого кино, и измученно смахивала пепел в кофейную чашку. Ее лицо было задумчивым, как будто она решала в голове нерешаемую задачу по высшей математике.
Я натянула свою самую приветливую улыбку и поздоровалась. На что Стелла смерила меня презрительным взглядом и вместо приветствия сказала:
— Не понимаю, как ты меня уболтала.
— Убалтывать — мой главный талант, — ответила я все с той же натянутой улыбкой и села напротив нее. Напротив солнца. Во всех смыслах этого слова.
— Официант, — крикнула Стелла и вскинула руку с тонкими наманикюренными пальцами.
В одно мгновенье возле нашего столика материализовался официант. В накрахмаленной рубашке и с кротким взглядом, он будто бы обслуживал саму королеву.
— Принеси ей, — бросила ему Стелла, а потом обратилась ко мне: — Чего ты хочешь?
— Мне, пожалуйста, зеленый чай, — вежливо сказала я официанту.
— Пффф, — выдала Стелла, — не думала, что ты окажешься такой скучной. — А затем снова повернулась к официанту: — Принесите ей тоже самое, что и мне.
Мы остались наедине. Солнце било мне прямо в глаза, а Стелла продолжала бесцеремонно тыкать.
— Так, как, ты говоришь, тебя зовут? — спросила она.
— Наташа, — ответила я.
— Окей, Таша, — она никогда в жизни не называла меня Наташей. Никогда. — Задавай свой первый вопрос.
Я замялась, пока доставала диктофон и блокнот с заранее подготовленными вопросами. Неловкая пауза длилась несколько секунд, а казалось, будто целую вечность.
— Я бы хотела поговорить о том, как вы пришли в музыку, — начала я.
— А я бы не хотела, — коротко ответила Стелла и демонстративно стряхнула пепел. — Следующий вопрос.
— Расскажите о вашем новом альбоме?
— Его надо слушать. Разговоры здесь ни к чему. Дальше.
Я чувствовала, что провалила задание. Я чувствовала, что подвела редакцию. В меня поверили, а я ничего так и не смогла. Это позорное пятно навсегда останется на моей журналистской репутации. А Стелла казалась безмятежной. Она развлекалась и получала удовольствие от этого спектакля. И только ее рука, что теребила кулон, выдавала некое беспокойство.
Официант принес кофейную чашку. У меня есть секунд 20, чтобы придумать, как повернуть ход этой нелепой беседы. Мыслей не было. Я сделала первый глоток и едва не выплюнула едкую жидкость обратно в чашку.
— Что это? — спросила я и скривила лицо.
— Таша, это кофе с виски, — ответила Стелла и тут же рассмеялась.
Ее каменное лицо, ее маска стервы — в одночасье все это вдруг испарилось. Мне открылись мягкие черты лица и глаза, которые излучали добро. Икона сцены неожиданно стала живым человеком.
— Таша, ты из какой деревни? — как бы по-дружески пошутила Стелла.
И я призналась, что только приехала из небольшого городка, а наше интервью — мое первое задание. Стелла хохотала без остановки и выпытывала подробности сельской светской хроники.
Я до сих пор не знаю, что случилось в тот момент. Не понимаю, почему она решила поменять свою тактику. Почему она решила открыться. Не знаю и не понимаю.
— Что ты там спрашивала? Как я пришла в музыку? — переспросила Стелла и выложила всю историю. Ну или почти всю. В общем, свою легенду, которую через меня она донесла миру.
Стелла пригласила меня на презентацию своего альбома, потом еще на какую-то вечеринку. И так незаметно я оказалась у нее на кухне. Мы попивали всякие модные коктейли и вели беседы о музыке, литературе и жизни. В редакции «Сплетницы» считали, что я на короткой ноге со звездой, и всегда поручали делать материалы о Стелле. Я не знаю, дружба это была или взаимовыгодное сотрудничество, но пока мы были вместе, я ловила каждый ее взгляд, каждый жест, каждое слово и все пыталась понять, почему и как она стала такой.

***

Стелла взмахнула копной нарощенных волос и отпрянула от окна.
— Таша! — воскликнула она и тут же замолкла. — Я забыла, что хотела сказать.
Эксцентричная. Я всегда подбирала эпитеты, которыми можно было бы описать Стеллу. И они всегда были разные. Но «эксцентричная», однозначно, лидировало.
— Вспоминай, — сказала я и залила молотый кофе кипятком. Успешная снаружи, жила Стелла довольно скромно. — Мне же интересно.
— Ой, тебе всегда все интересно, — отмахнулась она.
Стелла подошла к старому пианино, открыла пыльную крышку и провела пальцами по пожелтевшим клавишам.
— Расскажи мне, — опять заныла я.
— О чем? — Стелла сделала вид, что не понимает, о чем речь. И я отметила для себя, что из нее получилась бы неплохая актриса.
— Ну, ты знаешь.
— Нет. Не хочу. Не сегодня.
— Не для записи. Обещаю.
Стелла застыла над клавишами. Она была как айсберг. То, что видел мир, только верхушка. Что-то огромное, что-то необъяснимое скрывалось под толщей ледяной воды. То, что она бережно охраняла ото всех.
— Твой «космонавт» полетел в космос? — аккуратно спросила я, начиная неформальное интервью.
— Ой, не начинай, — снова отмахнулась Стелла. — Я не понимаю, как это у тебя получается. Убалтывать.
— Я просто хочу знать.
— Что ты хочешь знать?
— Все. Я хочу знать, живешь ли ты своими мечтами?
Стелла демонстративно вздохнула. Она все делала демонстративно. Затем хлопнула крышкой пианино и процокала каблуками домашних тапочек с розовыми помпонами. По дороге она схватила пошарпанную временем табуретку, а потом вернулась за второй. Стелла поставила одну табуретку на другую и грациозно взмахнула вверх, как будто взбиралась на сцену. Настоящая дива в декорациях старой хрущевки. Она открыла антресоль и несколько секунд копошилась в своем прошлом, а затем со словами «лови» скинула коробку из-под обуви.
Мы сели на пол, и Стелла вывалила из коробки кучу старых фотографий. Она бережно перебирала снимки, выстраивая свою жизнь в хронологическом порядке.
— Это Катя, — Стелла показала снимок пятилетней девчонки с двумя высокими хвостиками и бантами на платье.
Я кивнула. Я знала, что это была Стелла. Но не хотела нарушить ее театральности.
— Уже тогда я знала, что буду петь. Я так чувствовала. А знаешь что родные? Они хлопали в ладоши, когда я развлекала их на праздниках, хохотали и делали коронное «ути-пути». Никто не видел во мне таланта.
Я снова кивнула. Стелла наконец-то заговорила. И я жадно хваталась за каждое слово. Это больше, чем эксклюзив для первой полосы. Это больше, чем все, что было сказано между нами до этого дня.
— И это Катя, — она протянула снимок, с которого на мир смотрела пухленькая девчонка. — Здесь лет 12, наверное. И я была уверена, что буду петь. Все было решено. У меня не могло быть других вариантов.
— А они что?
— Они смеялись надо мной! — Стелла вскинула вверх длинные накладные ресницы. — Они все смеялись надо мной. Родители, родственники, друзья во дворе. Они говорили, что жирных не берут в певицы.
— Подожди, так ты же заканчивала консерваторию?
— Да, но по классу фортепиано. А я-то хотела петь! Когда я заикнулась про пение, мама покрутила пальцем у виска: ты жирная — тебя не возьмут. А вот в оркестре тебе самое место. Это был наш компромисс. Но я все равно продолжала петь. Пела, когда дома никого не было. Делала какие-то упражнения по книгам. Я боялась, что потеряю свой талант, если не буду его развивать. Я сдала вступительные экзамены и в консерваторию…
— И?
— И тут объявили о новом музыкальном конкурсе «Шанс».
— И ты пошла?
— Конечно, пошла! Ведь так я смогла бы всем доказать, что я могу петь. Никто не знал, что я туда пошла. Они бы смеялись, если бы узнали. Когда я регистрировалась на конкурс, эта девица смерила меня таким презрительным взглядом. Ну представь, если у них даже регистраторши, как длинноногие модели… Каким должен быть артист? А тут я, пухляш. Она подумала, что я фрик или какая-то неадекватная тетка. Номер дала, конечно, но так брезгливо кинула его и еще сказала: «Это ваш шанс. Такое бывает раз в жизни. Не упустите его».
— Ой, да зачем ты вообще туда пошла? Все эти конкурсы — сплошной шлак.
— Я хотела доказать всем, что я чего-то стою.
— Доказала?
— Как сказать. За кулисами участники смерили меня осуждающим взглядом и все так же брезгливо. Они думали, что мне здесь не место. Они не слышали, как я пою, все выводы сделали по внешнему виду. И конкурентки во мне никто не видел. Я — как часть развлекательного шоу.
Стелла вдруг превратилась в Катю, и я впервые увидела ее настоящую. Исчезли и грациозность движений, и пафосный блеск в глазах, и ее нереальная воздушность. Она стала обычной девчонкой, она жила здесь и сейчас. Я заметила, как ей самой стало легче, скинув тяжелый костюм Стеллы.
— Ну, так что там дальше? — Мне не терпелось узнать продолжение.
На самом деле, я знала всю эту историю. Я следила за проектом «Шанс» и прекрасно помнила пухленькую Катю. Но только сейчас я узнала, что Катя и Стелла — это один человек. Как настоящий журналист, я сделала вид, что слышу обо всем в первый раз. В моей голове нет сложившихся стереотипов и окончательных выводов. Я позволяю своей героине повлиять на мое мнение. И мне очень хочется услышать версию Кати.
— Я вышла на сцену, и публика замерла. Зрители в зале не кричали, не подбадривали, не аплодировали. Они не знали, как нужно реагировать. Хорошо, что не стали забрасывать помидорами. И ведущий начал что-то вроде: «Катенька, вам так повезло в жизни, что вы попали на кастинг этого проекта. Не каждому выпадает такой шанс — выйти на эту сцену и показать себя. Такое вообще бывает раз в жизни. Берите от шанса все. Больше такого, может, и не будет». Бла-бла в таком же духе. И я запела. Ты бы их видела. Как у них отвисла челюсть. Они не ожидали, никто не ожидал, что жируха способна на такое.
— И ты прошла?
— Конечно, прошла. Я прошла кастинг, я прошла все этапы и попала в финал. Я была главным фаворитом конкурса. Можно сказать, что победа была у меня в кармане.
— Но?
— Я поступила в консерваторию, и это было, знаешь ли, не так просто. А по условию проекта «Шанс» победитель отправляется в тур, что совместить с учебой никак нельзя. Они же на этом построили целую драму. Раздули историю, что я такая-сякая хочу усесться сразу на два стула. А потом еще посыпались комментарии: «Да, с ее размерами это вполне реально». И в какой-то момент меня клемануло. Не могу объяснить этого состояния. Пока я участвовала в конкурсе, я постоянно слышала: «Такой шанс выпадает только раз в жизни. То, что с тобой сейчас происходит, большая удача, такого больше не будет. Не будь дурой, не упусти этого». Когда ведущий в очередной раз выдал эту речь, я не выдержала и сказала... Подожди, у меня есть запись!
Стелла включила компьютер и в три нажатия мышки нашла нужный файл.
— Катенька, такой шанс выпадает лишь раз в жизни. Не упусти его, — сказал ведущий и хотел уйти со сцены.
— Подождите, — сказала Катя вместо того, чтобы начать петь. — Кто вам сказал, что шанс бывает только раз в жизни? Откуда вы знаете, что за поворотом меня не ждет еще бо́льшая удача? С чего вы вообще решили, что вы — тот самый шанс, а не болото? Почему я должна цепляться за вас, как за спасательный круг? Вы ясновидящий? Вы знаете мою судьбу и можете со 100% уверенностью сказать, что дальше меня не ждет ничего хорошего? Вот именно, вы ничего не знаете о моей жизни, о моих желаниях. И не вам решать, что для меня является хорошим шансом.
Катя не стала петь. Она отдала микрофон ведущему и ушла со сцены. Больше о Кате никто ничего не слышал. Сначала ее называли лузером, упустившим такой потрясающий шанс, а потом и вовсе забыли эту историю.
Видео закончилось, и я вопросительно посмотрела на Стеллу.
— Ну, правда же! — воскликнула она. — Один шанс на всю жизнь? Другого такого шанса не будет? Жизнь одна, цепляйся за все подряд? Достали люди с ограниченным сознанием. Да откуда вы все знаете, что другой жизни не будет?
— Во что ты веришь?
— Я верю, что мир безграничен. Я верю, что наши способности и возможности безграничны. Я верю, что шансы повсюду, нужно только повертеть головой по сторонам. Я верю, что мы сами можем создавать для себя шансы. Не важно, маленькие они или большие. Я верю в то, что надо слушать свое сердце и не цепляться за какие-то «шансы, которые бывают только раз в жизни». Если не нравится, проходи мимо. Если идешь в правильном направлении, завтра появится множество других предложений. Если ты не изменяешь внутреннему себе, то будешь притягивать шансы в свою жизнь.
— Что тогда сказали, когда ты ушла?
— Ой, ты опять все превращаешь в интервью.
— Нет, мне правда интересно.
— Они сказали, что я испугалась, что была неуверенна в себе. Но, знаешь, пусть я не воспользовалась тем, так называемым, шансом, так что́ я стала петь хуже? Нет, я осталась тем же человеком с теми же способностями. Я просто пошла другой дорогой. Возможно, эта дорога оказалась чуть длиннее. Возможно, идти по ней было не так просто. Но то, что я сейчас здесь, то, что я такая, это только моя заслуга. Я сама создала для себя этот шанс.
— Ты сейчас Катя.
— Ай, блин. Никому не говори, что видела ее.
— Мне нравится Катя.
— А Стелла?
— Стелла меня восхищает.
— Вот, мы живем в мире, где люди хотят восхищаться загадочной Стеллой. А простая Катя никому нужна. Важна картинка, очень красивая картинка. И какая-то долбанутость что ли.
— Ты изменила себе?
— Нет. Я всегда хотела петь, и я пою. Я не люблю всю эту атрибутику Стеллы, все эти накладные волосы и показушные смахивания пепла. Но я уже не просто человек. Я — бренд. И принимаю все сопутствующие декорации. Я пою и меня слушают — вот это главное. Ко всему остальному можно привыкнуть.
— Ты мне расскажешь, как, все-таки, тебе удалось сделать из себя Стеллу?
— Давай не сегодня. Ты и так уже слишком много знаешь. Но я скажу тебе так: я знала, я знала, что оно так будет. Я знала, что я буду стоять на сцене и петь. Петь по-настоящему. Я просто шла своей дорогой. А когда находишь свой путь, в конце концов приходишь к желаемому.
Катя напоследок улыбнулась добродушной улыбкой, и ко мне вернулась Стелла. Тонкими пальцами она собрала старые снимки в коробку из-под обуви и процокала на каблуках к антресоли. Она так же грациозно взобралась по лестнице из табуреток и забросила подальше историю своего некогда не использованного шанса.

Другие рассказы:
Волшебная
Странный дом
Лунатизм
Адовый клиент
Легенда о Музе
Дом смерти. Дом милосердия
Матылёк
Сцiплае каханне
Забери меня с собой
Человек из прошлого
Уроки танцев
За буйки не заплывать
Будильник на осень
Случайная встреча
Приятного аппетита
Человек, который меня любит
Если бы я мог тебя понять

Вернуться на главную страницу.
Tags: Мечтаморелюбовь, Моя проза
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments