?

Log in

No account? Create an account

n_evlushina


Наташа Евлюшина журналист, тексты на заказ


Previous Entry Share Next Entry
Оксана Ванчук: В наше время, чтобы быть востребованным, надо быть на виду.
n_evlushina
Скромность и ранимость не те черты характера, которые приведут к успеху

Интервью из цикла «Чернила: сборник журналистских историй от мастеров слова»
автор Наташа Евлюшина
февраль 2017 г.

Я слушаю рассказ журналиста-редактора-пиарщика Оксаны Ванчук, а в это время у меня в голове идет кино. Да, ее жизнь — идеальный сценарий для фильма с голливудским размахом и Энн Хэтэуэй в главной роли. Этот сюжет не о том, как стать знаменитым за одну ночь или случайно оказаться в нужном месте в нужное время. Это история о мечте, о вере в нее и вере в себя. О том, как надо карабкаться вверх по лестнице, жадно хватаясь за перекладины руками. О том, как из скромной девочки превратиться в сильного и уверенного в себе специалиста. О том, что если сегодня ты приносишь кому-то кофе и папку с документами, это не значит, что завтра будешь делать то же самое. Конечно, наша история с хэппи-эндом. И пусть режиссер кричит «стоп, снято», пусть бегут титры, а продюсеры подсчитывают вероятность «Оскара». Мы-то знаем, что это не конец, и впереди у Оксаны еще много профессиональных открытий.




О ДЕТСКИХ МЕЧТАХ И ИХ РЕАЛИЗАЦИИ

— Помните, когда и какой текст вы написали впервые не по школьному заданию?

Помню, что это было в 6 классе, когда я начала писать для газеты «Ранiца», но каким был именно первый текст — из памяти стерлось. Зато отлично помню второй — критическая заметка о необустроенных улицах. В школе одноклассники рассказали о том, как в чьем-то дворе не пройти и не проехать. Сейчас уже не вспомню, чем так возмутительна была ситуация, что затронула даже школьников, но мне показалось, что это отличная тема для газетной заметки: а вдруг кто-нибудь обратит внимание?! Хотя я тогда не очень понимала, что это детская газета, а мне, автору, всего 12 лет. Ну какой критический взгляд может быть? После публикации учителя задавали мне много вопросов: «Кто надоумил написать?» Я ведь была серой и пугливой мышкой. Сейчас, спустя много лет после того случая, имея на руках несколько дипломов о высшем образовании и 10 лет опыта работы, я прекрасно понимаю, что СМИ — все же реально власть. Обоснованная критика, попавшая на полосы газет или в эфир телевидения, совершенно точно ускорит решение проблемы. У меня тоже есть позитивный опыт в решении проблем именно таким способом — правда, задействованы были социальные сети, которые сегодня являются не меньшим источником влияния.

— В газете сразу согласились опубликовать материал?

Да, мой материал опубликовали сразу и даже гонорар за него заплатили. И с тех пор я стала писать регулярно. Сначала это были республиканские детские газеты, потом — районная. Я стала посещать занятия кружка «Юный журналист» при районной газете. И там, в Дятлово, под руководством опытного журналиста Инны Ивановны Евсейчик определяться с темами стало проще, потому что она подсказывала, делилась контактами, даже договаривалась иногда о встрече спикера с этим самым юным журналистом.



— В какой момент вы поняли, что хотите связать свое будущее с журналистикой?

Это случилось в те самые 12 лет. Помню, писали сочинение на тему «Кем я хочу стать», 95% девочек класса в своих сочинениях хотели стать учителем. Я тоже написала именно о такой мечте, но это не было правдой. За сочинение поставили «пятерку», а я задумалась над вопросом всерьез. Мама работала в больнице, и я думала о профессии медика. Экономистом? Вообще не понимала, кто такой экономист и в чем состоит его работа. А потом я вдруг осознала, что то, что у меня получается лучше всего, это писать сочинения. Так почему бы не сделать это профессией? Когда я сообщила о своем решении родителям, они были в ужасе и надеялись, что я передумаю. Уже ближе к 10 классу присматривались ко мне, задавали вопросы: «Ты передумала? Это же дурость какая-то. Ну что это за профессия?» Но я не передумала, а журфак БГУ стал моей целью. И ни в какой другой профессии я себя вообще не видела. Я понимала, что журналисты далеко не самые обеспеченные люди, это не самая высокооплачиваемая профессия, но в тот момент мне было все равно. И я думаю, что было бы все равно и на этот момент, потому что если ты озабочен лишь доходом, еще даже не получив профессию, вряд ли ты станешь хорошим специалистом. Надо заниматься тем, к чему лежит душа, как бы пафосно это ни звучало.

— Часто рекомендуют получать не журналистское образование, а какое-нибудь другое. Для вас журфак стал осознанным выбором?

Да, журфак был осознанным выбором. Считала тогда и считаю сейчас, что каждый должен учиться своей профессии. Я не оспариваю тот момент, что хороших журналистов среди людей, например, с экономическим образованием много. Но все же журфак дает тот базис знаний, который необходим журналисту. Не просто так многие поступают на заочное отделение и получают второе высшее образование именно журналистское, уже оказавшись в профессии. Чего-то им ведь не хватает в процессе работы! С моей точки зрения, лучше получить эту основу сразу, а потом уже получать образование экономиста, финансиста, если ты специализируешься на какой-то узкой теме.



— Недавно читала в сети интервью, в котором зацепила одна фраза. Рассказывая о себе, девушка сказала, что поступала в ВУЗ ради корочки, а на журфак, потому что туда поступить легче легкого. Вы так считаете?

Я университет закончила уже 10 лет назад, а поступала — 15 лет назад, в 2002 году. Мне было учиться, скорее, сложно, чем легко. И поступить тоже. Тогда у нас не было ни компьютеров, ни мобильных телефонов. Я выросла в периферийном городке, где была только школа, кружок журналистики и книги в местной библиотеке. Понятно, что это не те возможности, которые были у минчан. И учиться в университете поначалу мне было сложно, потому что однокурсниками стали выпускники лицеев и колледжей Минска, а я окончила обычную среднюю школу. Конечно же, со временем все сравнялось: и кругозор, и знания, но я бы не сказала, что дорога к диплому журналиста была легкой. Другое дело, я считаю, что пятый курс во многом бесполезный: было откровенно скучно, новой информации — минимум. А еще сейчас мне не верится, конечно, что когда-то я не понимала, что такое интернет и как он работает, но такое время было. И оно пришлось как раз на первые годы учебы в университете. Насколько сейчас как без рук без всех этих облачных хранилищ, онлайн-мессенджеров, настолько тогда я боялась, что никогда не разберусь, например, как работает мобильный интернет. Это сейчас дети уже на интуитивном уровне понимают, как включить смартфон и найти нужную игру. Не знаю, какие сейчас испытания предлагает пройти журфак своим абитуриентам, но 15 лет назад поступление на этот факультет мечты не было легким, и мне есть с чем сравнить, ведь сейчас у меня уже три высших образования. Я закончила еще ГИУСТ БГУ, где получала образование переводчика, и потом уже очень осознанно закончила факультет маркетинга в БГЭУ. Хотя и эти университеты не были легкими, ведь обучение приходилось совмещать с работой.

— Что для вас было самым сложным на журфаке?

Дикий страх и ужас — это отсутствие учебников. Нас было 150 человек на курсе, а по некоторым предметам — по 3 экземпляра книги в библиотеке. И никаких тебе электронных версий, как сейчас! Представляете, мы действительно бежали в библиотеку, чтобы схватить этот учебник и первым выполнить задание, подготовиться к занятию. Я не раз видела, как ребята засыпали в библиотеке — очередь-то на книгу порой приходила ой как нескоро. Сложно было жить и учиться в режиме бесконечного цейтнота: информации по всем предметам много, каждый преподаватель требует, как будто он и его предмет — единственные. И что-то правильное в этом есть. Я всегда думала: ну какое я имею право сюда подготовиться, а вот сюда — нет. Не за этим же на факультет мечты шла! Задача студента — научиться разумно распределять свое время. Но в 18 лет на первом курсе это было очень сложно. Честно, сейчас вспоминаю те дни с ужасом. Причем, я не стремилась быть отличницей, просто хотела комфортно себя чувствовать среди однокурсников. Тем не менее, первые три года были тяжелыми. Хотя я безумно любила журфак, с удовольствием и ходила на занятия, и готовилась к ним, но знания давались совсем не легко.



— Мой самый страшный ночной кошмар: до сессии один месяц, а я не прочитала ни одной книги ни по русской, ни по белорусской, ни по зарубежной литературе. И этот сон снится до сих пор и очень часто.

На журфаке это было реальностью! Помню, как-то подсчитала, что за неделю нужно было прочитывать по 1000 страниц. Конечно, это подъемный объем, но при условии, что ты больше ничего не делаешь, кроме чтения. А ведь было еще много других предметов… В общем, да, страх такой был и у меня.

— А каких знаний не хватило на журфаке?

Сейчас ответить на этот вопрос довольно сложно. Не скажу, что после окончания университета я остро ощущала, что меня недоучили. Совсем нет. Но ведь каждый знает и понимает, что работать в профессии и получать образование — совсем разные вещи. Что касается непосредственно журналистики, то понять, где брать живых и интересных героев для своих материалов, где искать темы, с какой стороны к ним подходить, можно лишь в процессе работы. Несмотря на то, что теория по таким вопросам тоже существует, но горящим глазам и пытливому уму, к сожалению, не научишь. А для журналиста эти качества важны невероятно! Забавный факт: на моем первом месте работы — в рекламном агентстве — я научилась делать счет-фактуры, красивые отчеты с картинками и поиску в гугле! Полезные навыки, я вам скажу.



— Был ли у вас внутренний страх, что выполняя такие обязанности, вы не состоитесь в профессии?

Я всегда чувствовала, что могу больше, что могу добиться в профессии очень многого, просто сейчас, в данный конкретный момент, чего-то не хватает. Теперь-то я знаю, что мне не хватало знаний, смелости и уверенности в том, что нужно стучаться в двери. Если не откроют первую, вторую и третью, то четвертую, пятую или сотую откроют обязательно. В итоге, так и получилось. Я просто никогда не сдавалась. Но моменты, когда я рыдала и хотела собрать вещи, уехать к родителям и пойти работать в районную газету, потому что там меня точно ждали, конечно же, были. Жить в маленьком городе я не хотела никогда. Но путь к тому, чтобы стать кем-то в Минске был довольно долгим и совсем не легким. Наверное, не просто так я пошла учиться в университет еще раз, а потом и еще раз. Это все нужно было не моим работодателям, а исключительно мне самой, чтобы доказать своему внутреннему «я», что девочка с периферии может быть не верблюдом в столице. Получать профессию маркетолога я пошла, потому что понимала, что журналистика и пиар неразрывно связаны, поэтому было бы неплохо понимать, что происходит по ту сторону баррикад. Я и сейчас продолжаю учиться, но сегодня нет необходимости в университетах, так как все можно делать дома в то время, когда тебе хочется: нужен всего лишь компьютер и понимание того, что и где читать. Опыт работы и постоянное слежение за тенденциями рынка здорово помогают этому самому понимаю, куда и зачем бежать.

О ПОИСКАХ РАБОТЫ

— Как вы искали первую работу?


Очень просто. На пятом курсе я зарегистрировалась на всех сайтах по поиску работы и рассылала свое резюме. Так я пришла в издательство и мне предложили заниматься журналом для девочек «Стрекоза», попробовать писать туда статьи. Все было замечательно и многообещающе, но в итоге издательство просчитало все риски и решило не выпускать в свет новый журнал, который обещали отдать мне в работу. И я продолжила рассылать резюме. Попасть на работу, имея 100500 публикаций, но не имея трудовой книжки и реального опыта, было крайне сложно. Наверное, потому что к 5 курсу меня уже больше интересовала не чистая журналистика, а вот, к примеру, пресс-конференции — как они делаются?! Получить такую работу, горя лишь одним желанием, все же крайне сложно. Должен быть какой-то компромисс: самый понятный — очень маленькая зарплата. В итоге так и получилось. Кстати, через 8 лет меня пригласили стать редактором журнала «Стрекоза», представляете! Руководителю издательства я рассказала о том, что мы уже знакомы, но ту ситуацию она не вспомнила. Впрочем, это не так важно, потому как предложение я приняла, и опыт сотрудничества получился отличный!



— Расскажете подробнее про первое место работы?

С удовольствием! Моим первым местом работы с пресловутой трудовой книжкой стало агентство LABS Publicity. К слову, трудовая книжка хранится в нем и сейчас. История получилась почти как в кино или в журнальных публикациях об успехе: тогда, после университета, я занималась в агентстве отчетами и другой работой, никак не связанной с журналистской деятельностью, а сейчас у меня в подчинении целый отдел, оказывающий услуги public relations клиентам агентства! Безусловно, я безумно благодарна работодателю, что он тогда взял меня в штат, что он в меня поверил и абсолютно не прогадал, потому что даже тогда, в самом начале, всего за пять месяцев работы моя зарплата выросла в 2,5 раза, соответственно и обязанности поменялись. И вот тогда я попала в мир пиара. Учась на журфаке, я вообще не понимала что это, хотя у нас был предмет public relations, но как оно на деле работает, осознать было сложно. Для меня это была просто космическая профессия. И если бы мне кто-то сказал, что всего через несколько лет я буду разбираться в пиаре, буду вести блог о пиаре, буду учить пиару, выигрывать тендеры по оказанию пиар-услуг, я бы просто не поверила в это. Но все сложилось именно так, как сложилось. Сейчас я целиком и полностью ощущаю себя в своей тарелке, понимаю, что и зачем я делаю. И ничуть не жалею о своем профессиональном пути.

— Возвращаясь к агентству. Почему вдруг решили вернуться? Как же «в одну реку не входят дважды»?

Каждый раз, когда я писала в социальных сетях, что снова ищу новую любимую работу, директор агентства LABS Publicity писал мне: «Оксана, приходи, просто приходи». А я все не шла. Казалось, что еще не время, еще не во всех ипостасях я себя испробовала, изучила, узнала, еще рано. Но в кризисный 2011 год, когда все вокруг кричали, что сейчас не лучшее время менять работу, я рискнула. И вернулась. Конечно, я была уже гораздо более подготовлена: успела поработать в одной из крупнейших компаний страны специалистом по внутренним коммуникациям, понимала, как работает пиар внешний и даже event-менеджером побыла. Понимала, что нужно от пиарщиков журналистам, потому что отработала полтора года в журнале, соответственно, я понимала, как надо с ними общаться, чтобы договариваться о нужных мне публикациях. Опыт по обе стороны баррикад — великое дело в нашей профессии, я вам скажу. В общем, по итогу меня взяли на должность менеджера, выдали клиентов... На работу я каждый день ходила с огромным удовольствием! И продолжаю это делать вот уже почти 6 лет!

_MG_2416.jpg

— Как изменилась ваша должность за время работы в LABS Publicity?

О, за это время я сменила не одну должность. Сейчас я руководитель отделом PR&SMM, где кроме меня, трудятся еще 6 прекрасных специалистов. Хочу отметить важное: за это время сменились не только должности, но и мое отношение к работе, к профессии, к различным процессам внутри компании и за ее пределами. А пиарщикам приходится очень много коммуницировать с внешним миром. Например, если раньше я жутко боялась недовольства клиента или его замечания, то сейчас могу ответить на любой комментарий, объяснить, почему мы запустили эту активность, а не другую, почему тут с правками мы согласны, а вот здесь все же лучше оставить первоначальную версию текста. Ответственность придает смелости. И уверенности, как ни странно. Но эти качества и ощущения не сваливаются на голову вдруг — они зарабатываются непрекращающимся процессом обучения, и рабочим процессом, безусловно, тоже. Ведь пиар — это чуть ли не единственная профессия, которой надо учиться 24/7. И это правда, потому что новые тренды, инструменты работы появляются буквально каждый день. Еще те же 6 лет назад мы только-только начинали осваивать Facebook как обычные пользователи, учились постить котиков и радоваться онлайн-вниманию друзей, а сегодня эта социальная сеть — один из основных инструментов работы!

О БЛОГИНГЕ И КРИТИКАХ

— Расскажите, как появилась на свет Ксения Белова?

История Ксении Беловой довольно длинная и где-то даже скучная. Скажу только, что появилась она давно, когда я вела рубрику «Блондинка за компьютером» в журнале «Мой интернет». Много позже LADY.TUT.BY объявил конкурс женской журналистики. Главный приз — колонка на страницах ресурса. Когда я увидела анонс конкурса, поняла, что должна его выиграть. Так как я уже работала в рекламном агентстве, чьими клиентами были компании с громкими именами и известными по всему миру брендами, мне не хотелось, чтобы клиенты ассоциировали своего менеджера, которого они уже любят, знают и уважают, с автором женских статей о страстях-мордастях. Поэтому возникла необходимость в возвращении Ксении Беловой. В общем, конкурс я выиграла.

_MG_2416.jpg

— Что вы почувствовали, когда узнали о своей победе?

Цель достигнута, а чувства эйфории уже нет. Победителя должны были объявить в понедельник, редактор написала мне еще в пятницу: «Я вам тихонечко шепну, потому что не могу молчать». Больше года никто из моих друзей или близких знакомых не знал, что это я веду колонку. Статьи Ксении Беловой обсуждали мои же коллеги в офисе, обсуждали знакомые знакомых, случайные знакомые в столичных кафешках… Казалось, что колонку этой барышни читают все! И было за что зацепиться, если честно, потому как мое мнение зачастую не совпадало с мнением большинства аудитории, приходящей на ресурс, поэтому неудивительно, что в комментариях люди готовы были порвать друг друга и автора — тоже! Знакомые, которым я впоследствии призналась в авторстве статей, были в шоке: «Как ты можешь так думать? Неужели ты действительно так думаешь?» Да, я действительно так думаю. На самом деле, в этих статьях ничего крамольного не было, в двух словах сложно объяснить — лучше почитать! Архив материалов хранится на сайте до сих пор. А блог просуществовал 2 года, после чего переехал на отдельную платформу. Сейчас я переключилась на профессиональные темы, для которых понадобился отдельный ресурс, поэтому работа над блогом Belova.by пока приостановлена. Впрочем, я уже не уверена, что буду этим заниматься когда-либо.

— Как вы реагировали на негативные отклики на ваши статьи? Они ведь были?

Мало того, что они были — их было большинство! Градус негатива и всеобщего бешенства просто зашкаливал! Редактор написала мне буквально после первой статьи: «Вы, пожалуйста, не расстраивайтесь». А я и не собиралась — не конец ведь света. Да и нравиться всем невозможно. К тому моменту у меня уже была какая-то внутренняя сила. Да, где-то было обидно за то, что люди настолько злые. Кстати, негативные комментарии писали, в основном, мужчины. Возможно, они просто не соответствовали тому образу, который я описывала, как нормальный. Позже я узнала, что по статистике, большинство читателей ресурса — как раз мужчины. Вероятно, им было интересно посмотреть на себя со стороны, поэтому и заглядывали регулярно на женский сайт. Ну а под статьями Ксении Беловой наверняка задавались вопросом: «Кто ты такая? Страшная же, да? Нет, даже уродливая? Толстая? Совсем тупая?» Предположений было много и разных. Хороший опыт для формирования стрессоустойчивости.



— Что помогло вам приобрести эту силу и противостоять критике?

Я думаю, что это все из детства, когда в меня никто особенно не верил. Верили учителя, да, но сейчас, спустя 15 лет после окончания школы, мне сложно оценить это влияние на меня нынешнюю. В основном, каждый день приходилось доказывать, что ты все делаешь правильно. На журфак собралась? Так у нас же никого в роду с такой профессией не было! В рекламное агентство устроилось? Да что это вообще за работа?! Отторжение к людскому мнению у меня началось еще тогда. Нет разницы, кто что скажет: нужно слушать себя, доверять себе, развивать свою интуицию и делать хоть какие-нибудь шаги по направлению к цели. Тогда обязательно все получится. Люди, кстати, к этому времени станут напрочь отрицать, что что-то там о тебе говорили.

О СЛАВЕ И РАСКРУТКЕ СЕБЯ

— Ксения Белова свою порцию славы получила. А вообще слава и журналистика — совместимые понятия?

Мне кажется, очень сложно в белорусских реалиях об этом говорить. Я не знаю, кто сейчас читает газеты. Да и вряд ли тем, кто читает, есть дело до звезд журналистики. Может быть, что касается районных газет, когда вся редакциям — это два-три человека, их знают и по-настоящему уважают. Наверное, слава имеет отношение к тем, кто в телевизоре... Думаю, в наше время одного узнаваемого лица мало для настоящего успеха. Нужно в чем-то разбираться и быть полезным. Вероятно, признание среди коллег и клиентов как раз и является той славой, о которой мы говорим.



— А как сделать себе имя?

Я уверена, что человеку любой профессии, чтобы сделать себе имя, нужно просто много работать. Вот и весь секрет. Причем именно в той области, которая тебе интересна! И не бояться обсуждать то, в чем ты разбираешься. Социальные сети — отличная площадка для этого! Безусловно, грамотное продвижение, будь то товар, услуга или ваша персона требуют грамотных действий. На то сегодня и есть такие специалисты, как я, — пиарщики. И есть много полезной литературы в открытых источниках, которая станет первым помощником в деле персонального продвижения, если вы чувствуете в себе силы сделать себя суперзвездой самостоятельно. Еще не надо бояться говорить о том, что ты профессионал. Сейчас в тренде экспертизы, то есть нужно быть экспертом в своей сфере.

— Как же показать другим, что ты эксперт?

Сегодня очень много возможностей представить себя, как эксперта, даже без посторонней помощи. Социальные сети дают зеленый свет каждому, у кого есть цель зарекомендовать себя. Безусловно, нужно познакомиться хотя бы с базовыми инструментами SMM, чтобы вести работу грамотно. Если перед человеком стоит цель стать узнаваемым экспертом, необходимо рассказывать о том, что ты делаешь, как ты это делаешь, зачем ты это делаешь, насколько профессия проникла в твою жизнь, какие проблемы и как ты можешь помочь решить людям. Несмотря на доступность многих инструментов заявить о себе, по-настоящему экспертных и интересных аккаунтов, блогов очень мало. Поэтому завоевать аудиторию профессионализмом и искренностью есть шансы у каждого! Я регулярно подписываюсь на аккаунты людей, у которых мне есть что подсмотреть как у экспертов продвижения в социальных сетях и интернет-рекламы. Я по ним учусь, я их читаю и могу сказать, что это довольно быстрый путь стать экспертом, если ты делаешь все планомерно — то есть новый материал выдавать нужно не раз в неделю, а регулярно. Кстати, вот один из нюансов формирования интересного контента: всегда интересно, как снимался фильм, поэтому backstage должен присутствовать так или иначе, людям интересна кухня профессии. Я с удовольствием читаю российских экспертов в интернет-рекламе, которые рассказывают о том, как они редактируют свои же рекламные кампании. В общем, продуманный контент и четкое понимание цели — наше все в вопросе позиционирования себя как эксперта. Не успеете оглянуться, как у вас станут просить советы по теме! У меня, по крайней мере, именно так и получилось. На данный момент я не считаю, что взяла максимум из своей профессии для продвижения себя же, во многом я тоже только начинаю этот путь, но результаты уже есть.



— Ну, мы же хотим сегодня создать аккаунт в Instagram и уже завтра иметь двадцать тысяч подписчиков, половина из которых послезавтра станет клиентами.

Нет, такого не бывает. Я не верю в быстрый успех, какой бы профессии это ни касалось. Надо изучать свою аудиторию, надо понимать, что она читает, надо с ними общаться. А это требует времени, сил и энергии, потому что по ту сторону монитора тоже живые люди. Хотеть не вредно, но не бывает легких денег и быстрого успеха.

— Если же есть конкретная цель — место, где, например, журналист хочет работать, как правильно постучаться и обратить на себя внимание?

Для начала надо понять, в чем нуждается компания, проанализировать ее деятельность и, возможно, найти те места, которые реализованы не на 100%, понять, что ты можешь предложить в качестве решения проблемы. Можно писать, звонить, напрашиваться на встречи. Сейчас, на самом деле, тех, кто готов работать, очень мало, несмотря на все кризисы и отсутствие хороших вакансий. Поэтому если руководитель адекватный, то он вас примет, выслушает, и даст шанс проявить свои способности. В сфере журналистики, мне кажется, это сделать гораздо проще, чем в том же программировании или инженерном проектировании. Надо стучаться в двери, где-то обязательно откроют.



О ТИПИЧНЫХ ОШИБКАХ И МОЛОДЫХ ЖУРНАЛИСТАХ

— Вы, наверное, как редактор и руководитель часто получаете такие письма «возьмите меня, пожалуйста, вы моя последняя надежда»?

Да, во время работы в нескольких журналах я пачками получала такие письма. В основном, дамокловым мечом над авторами таких писем висело распределение. Но не суть. Возможность подготовить тестовый материал была у каждого. То, что вводит в ступор любого редактора, — это просьбы дать темы. Я это считаю дикостью, особенно в наше время, когда информация настолько легкодоступна! Конечно, когда молодой журналист прошел все тестовые испытания, темы он будет получать регулярно, потому как план номера составляется редактором, но изначально нужно проявлять максимум самостоятельности и инициативы! К сожалению, несмотря на огромное ежегодное количество выпускников журфака БГУ, писать связно и понятно умеют далеко не все. Еще одна пугающая тенденция: огромное количество молодых журналистов хочет писать статьи, не выходя из дома! И желательно даже никому не звонив. Меня это пугает, потому что это уже не журналистика. Во времена моего студенчества мне даже в голову не приходило переписывать чьи-то тексты, а сейчас многие даже не думают о том, что нужно куда-то переться, с кем-то вживую разговаривать. Почему-то это стало слишком сложно.

— Чем еще удивляют молодые журналисты?

Удивляют отсутствием ориентиров по жизни. Они хотят написать две статьи в месяц и заработать ими среднюю зарплату. Это невозможно. Удивляет, когда журналисты (не только молодые, но и уже довольно опытные) кричат на весь Facebook о том, что готовы браться за тексты любой сложности, умеют работать в сжатые сроки, а после получения задания просто исчезают со всех фронтов без каких-либо комментариев. Я привыкла выполнять свои обещания и этого же требую от своих сотрудников и даже от клиентов. Когда ты подводишь кого-то одного, по цепочке подводится весь коллектив. А, например, бумажные издания имеют свои сроки сдачи в типографию, и в процессе подготовки номера задействовано огромное количество людей, у каждого из которых есть своя зона ответственности. В общем, с такими людьми, которые пропадают, я впоследствии не связываюсь ни по каким поводам и вопросам. Самое удивительное, что спустя какое-то время, они снова начинают строчить посты на тему «дайте работу».



— Через вас проходит очень много текстов. Какие самые популярные ошибки допускают журналисты?

Чаще всего у меня возникают претензии к авторам, когда они не понимают, для кого пишут свои тексты. Ведь очевидно, что для 15-летней девочки и 45-летней женщины подача информации совершенно разная. Отдельным пунктом стоят тексты, которые проще самой написать с нуля, чем редактировать то, что тебе прислали. На журфаке говорят: «Мы не научим вас писать». И это правда: не учат. Поэтому если человек с дипломом журналиста не может писать, вряд ли эта способность еще придет к нему. Удручают орфографические ошибки, просто в бешенство от них прихожу. Конечно, в любом издательстве есть корректор, но неграмотный журналист в моем мире не существует.

— Какие советы вы дадите, чтобы писать лучше?

Деепричастные обороты нужно искоренять. Если я вижу нечитабельный текст, который я прочитала от начала предложения до конца и не помню, что было в начале, я его правлю. И пишу комментарии, да, не боюсь говорить журналисту, где он не прав. Удивляет, что одни и те же ошибки повторяются из раза в раз. Простой совет: чтобы лучше писать, нужно очень много читать — и профессиональной литературы, и классической. Года два назад я поняла, что не могу аргументировано объяснить своему сотруднику, что с текстом не так, поэтому стала читать книги известных сегодня копирайтеров. К сожалению, такую литературу на журфаке не рекомендуют, обращаясь все больше к классическим учебникам, но для работы в наше время она просто необходима. Поэтому и журналисту нужно продолжать учиться самостоятельно — не только на практике, но и теорию подтягивать. Классическая журналистика — это, безусловно, не совсем копирайтинг, но сегодня надо всем продавать себя, свои умения, свою продукцию. Поэтому полезно и необходимо осваивать разные жанры текстов.



— А как вы относитесь к своим текстам?

У меня к ним много вопросов. Но я учусь быть менее критичной к себе и к своему продукту. Потому что от неуверенности, что текст идеальный, руки могут опуститься, и ты перестанешь писать вообще. А это гораздо хуже, чем показать миру неидеальный, с твоей точки зрения, текст. Когда ты уже неоднократно доказал и профессиональному сообществу, и самому себе, что не верблюд, нужно уметь хотя бы немного расслабляться в плане придирчивости и предъявления претензий к себе же. Иначе можно застопориться на одном месте. Мои лучшие тексты были написаны в периоды самых глубоких душевных терзаний. Эмоции стимулируют писать божественно, это правда. Но я считаю, что аппетит приходит во время еды, и вдохновение — тоже. Нужно садиться и работать. И желательно не сравнивать себя ни с кем.

— Вам говорили когда-нибудь, что вы пишете плохо?

Когда я писала для LADY.TUT.BY, в комментариях было очень много негатива. Да, в большинстве случаев диванные аналитики были не согласны с точкой зрения, высказанной в статье, но попадались и «эксперты» от журналистики. Но собака лает, караван идет. А вообще я заметила, что люди, достигшие определенных высот в профессии, редко оставляют жесткие комментарии коллегам по призванию, если их того не просят. «Диванные аналитики» — это совсем не та аудитория, которую нужно слушать. Прислушиваться необходимо к тем, у кого хочется учиться.



О СБЫВШЕМСЯ И БУДУЩЕМ

— Оксана, вы как универсальный солдат: и журналист, и пиарщик, и редактор. Кем вы себя ощущаете больше?

Сейчас быть успешным пиращиком, не умеючи писать, мне кажется невозможным. Мне нравится быть специалистом в продвижении, я очень комфортно чувствую себя в этой роли и в этой профессии. Хотя редакторская работа мне безумно нравится, но, к сожалению, это не оплачивается настолько хорошо, насколько требует вложений своего труда, сил, времени и энергии. Если в первые годы после окончания университета и можно, и нужно мириться с ограниченным заработком, то будучи опытным и грамотным специалистом — все же нет.

— Ваши детские представления о журналистике подтвердились или развеялись?

Даже не знаю. У многих людей, далеких от профессии, есть представление, что у журналистов хотя бы сама работа интересная. А на самом деле хоп-хэй-ла-ла-лаэй только в кино и сериалах бывает. Я разуверилась, журналистика — это сплошной креатив и творчество. Не завод, конечно, но в процессах что-то общее у них есть.

— Никогда не было такого: зачем я сюда пришла, надо уходить?

Было. В периоды безденежья и тоски никуда не деться от сомнений. В это же время я всегда верила, что вот еще один шаг, и еще один и мне станет лучше, комфортнее в профессии, я пойму, что нахожусь ровно там, где должна быть, - на своем месте. Примерно так и случилось.



— Сейчас вы наслаждаетесь тем, что есть или куда-то еще идете?

Я наслаждаюсь тем, что есть, но это вовсе не означает спокойствие ума. Нереализованных проектов и недостигнутых целей еще предостаточно. Думаю, скоро что-то появится в эфире на страницах в социальных сетях. Не переключайтесь!

— Какими советами поделитесь с начинающими журналистами и уже коллегами?

Помню, хорошую фразу нам говорили на любимом журфаке: «Нельга быць абыякавымi». Интересоваться жизнью, чаще выходить за пределы квартиры и за пределы своих устоев и мировоззрений, ставить цели и добиваться их. Возможностей вокруг гораздо больше, чем нам кажется. Просто, чтобы их увидеть, нужно смотреть, стучаться в закрытые двери, общаться, знакомиться, преодолевать свои стеснения и страхи. Но самое главное — любить то, чем ты занимаешься. И это не высокопарные слова, а правда жизни: только приверженность своему делу открывает возможности, притягивает нужных людей и придает сил не сдаваться, если пока не все складывается так, как хочется.



Следующее интервью с Женей Задорой выйдет 22 февраля.

Вернуться на главную страницу.

Recent Posts from This Journal



  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal Беларуси! Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

I'm proud of you

  • 1